Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 288 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



АНАТОМИЯ СКАНДАЛЬНОГО ДЕЛА

Печать

 

Дом на набережной, фото astimondoroLJ

Квартира Патриарха: в чем суть скандального судебного решения?

 

Уже как неделю муссируется информация о заказном судебном процессе предстоятеля Русской Православной Церкви патриарха Кирилла и экс-министра здравоохранения России Юрия Шевченко.

Если не вдаваться в сакральные вещи и церковную юрисдикцию, то суть конфликта сводится к имущественному спору за элитную недвижимость в центре Москвы в здании на ул. Серафимовича д.2, а вернее в возмещении имущественного вреда, якобы причиненного в результате ремонта одной квартиры – другой.

Изучить и прокомментировать, состоявшиеся судебные акты по данному спору мы попросили известного правозащитника, кандидата юридических наук Александра ЗОРИНА, редактирующего в настоящее время проект «блог честного юриста».

По мнению эксперта из проанализированных текстов судебных актов видно, что Шевченко Ю.Л. принимал участие как сторона этого спора - ответчик. Что касается патриарха Кирилла (он же Владимир Гундяев), то доказательств его причастности к квартире, где прописана истица Леонова Л.М. и участия в деле, в тексте официально размещенных судебных актов, найти не удалось. Однако суд первой инстанции установил, что Леонова Л.М. зарегистрирована в спорной квартире.

Очень существенное обстоятельство, кто же является собственником квартиры, где зарегистрирована истица Леонова и сколько с ней ее еще совместно зарегистрированы и проживают в данной квартире, и какое отношение они имеют ее собственнику, из текстов судебных актов не усматривается. Однако из текста надзорной жалобы, размещенной на сайте «Эхо Москвы» усматривается, что в деле в томе 3 на листе 48 имеются доказательства, что собственником данного жилья является Гундяев В.М. (он же Патриарх Кирилл).

В свою очередь Глава синодального информационного отдела Владимир Легойда назвал «информационным вбросом» сообщения СМИ о том, что патриарх Кирилл отсудил квартиру у своего соседа в известном «доме на набережной», сообщает «Интерфакс, но что квартира не принадлежит патриарху, не сообщил.

Гражданский кодекс Российской Федерации не устанавливает ограничений на право собственности в зависимости от церковного сана и принадлежности к религиозной организации, поэтому ссылки представителей ответчика Шевченко Ю.Л. на Устав Василия Великого и Устав РПЦ, здесь скорее вопрос моральный и пиар-составляющая. Однако если этот Гундяев В.М. и есть патриарх Кирилл и есть собственник квартиры, в которой живет истица Леонова Л.М., то это само по себе законов мирских и Конституцию России не нарушает.

В любом случае, если патриарху Кириллу все-таки принадлежит квартира, которая пострадала от нанопыли из квартиры Шевченко Ю.Л., то привлечь Гундяева В.М. в данное дело в качестве третьего лица было просто необходимо.

Вопреки доводам защиты Шевченко, тот факт, что Леонова не собственник квартиры, ее права на судебную защиту и возмещение вреда, причинение которого признал сам Шевченко, не лишает, однако и то что присудили суды этой даме лишнего, из текста судебных актов усматривается очевидно.

Так в состав взысканных судом расходов включены 7 326 000 рублей на ремонт квартиры. Согласно ст. 211 ГК РФ риск случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Такие законы Леонова не назвала, подобные договора не показала, соответственно и на ремонт в соответствии со ст. 1064 ГК РФ и ст. 30 Жилищного кодекса РФ вправе требовать только собственник квартиры Гундяев В.М., который сам этого не потребовал и наверняка свои права Леоновой в этой части не переуступал.

Теперь к расходам на аренду аналогичной квартиры 2 130 000 рублей, то эти расходы нужно делить и с собственником, если он там живет и с другими жильцами. При этом, где жила истица все это время и платила ли она деньги за свое вынужденное непроживание суд не интересовало. А зря, ведь в соответствии со ст. 15 ГК РФ расходы нужно понести либо в прошлом, либо в будущем. Если на момент вынесения решения суда Леонова не снимала квартиру и не несла расходы, то как их оплачивать. Договора найма (поднайма) в деле, исходя из текста судебных актов, отсутствуют, а вывод о размере расходов получен экспертным путем, причем в будущем понести эти расходы за прошлое (если ты во время суда не снимал квартиру и не жил в ней) нельзя.

Далее, что касается факта о том, что повреждены воздуховоды и строительная пыль действительно попала в квартиру Гундяева из квартиры Шевченко, то с решения судов в этой можно считать законными. Составлялись акты, вызывались свидетели, да и сам Шевченко подписал ряд примирительных документов, признав, что причинил ущерб. Однако размер этого ущерба должен быть доказан и по подобной категории исков это одно из главных обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Предположим, что мебель, ковры, библиотека из раритетных книг и др. поврежденное нанопылью имущество, все же принадлежит истице Леоновой, хотя довод суда о том, что ответчик должен доказывать непринадлежность ей имущества, кажется ошибочным. В соответствии с ч.2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ это обстоятельство необходимо было вынести на обсуждение. Ведь, например, по искам об исключении имущества из описи именно истец должен доказывать, что арестованное имущество принадлежит ему, а не другому человеку.

А если учесть, что в данном споре выступало имущество не подлежащее государственной регистрации, то ответчику крайне трудно доказать его принадлежность другому лицу, поскольку чеки и договоры о покупке имущества находятся у покупателя этого имущества, то есть по идее у истицы Леоновой.

Предположим, что все же имеется некий документ, где все это имущество из квартиры Гундяева перешло в собственность Леоновой, тогда нужно установить, что пришло в негодность, а что подлежит восстановлению. При этом принять во внимание степень износа, как например это делается при взыскании ущерба, причиненного ДТП, а не схему «новое за старое», как присудила судья Лобова, еще и оставив старое истице.

Таким образом, перейдем к тезису суда о расходах по замене испорченной мягкой мебели и ковров, которое обошлось Шевченко в 2 612 000 рублей. Странный конечно термин «замена», но в решении с нанопылью еще не самый странный. Как установил суд, ссылаясь на неких свидетелей: «которые отметили, что мягкая мебель была очень дорогая».

По мнению нашего эксперта, в соответствии со ст. 60 ГПК РФ показания свидетелей в данном случае являются недопустимыми, поскольку определить стоимость мебели и размер расходов на ее восстановление может только экспертная (оценочная) организация. Да и «очень дорогая» понятие размывчатое. Какая мебель - не перечислено, сколько стоит каждый предмет в отдельности и в общем, не указано. Степень повреждения, год выпуска и степень своего отражения в решении суда не нашли.

Подчеркнем, что мебель и ковры, которые нужно заменить по решению Замоскворецкого районного суда г. Москвы, все же остаются у истицы. При этом дальше суд еще и взыскивает расходы на перевозку, хранение и возврат этой мебели в квартиру обратно в размере 376 000 рублей. Плюс расходы на иностранное слово «клининг» в размере 151 000 рублей. Полагаю, что сторона ответчиков в данном случае права, когда указывает на признаки неосновательного обогащения.

Очистка книг колебалась по решению суда от 12 до 15 миллионов рублей, уточнилась до 13 974 400 рублей, оценка представленная истицей - 13 500 000, а потом суд без объяснения в решении причин, присудил на эти цели 6 352 000 рублей. Радует, что хоть количество книг посчитали и зафиксировали, а то опять пришлось бы свидетелей вызывать, чтоб «отметили, что библиотека была очень дорогая и большая…».

Расходы по госпошлине, оплате услуг представителя и составлению отчета об оценке сомнений не вызывают и в целом соответствуют сложившейся судебной практике. Настораживает другое, почему суд в столь сложном деле отказался назначить экспертизу, и лишил сторону ответчика права поставить свои вопросы эксперту, ходатайствовать о выборе экспертного учреждения. Наоборот, сейчас все суды снимают с себя ответственность, прикрываясь тем, что назначили экспертизу и предупредили эксперта об уголовной ответственности, а здесь странные оценщики оплаченные истицей до суда, единственный в стране микроскоп, способный определить наночастицы, вызывают очевидное сомнение в честности и компетенции судьи людей, даже не искушенных в праве.

Хотя в подобных спорах рекомендуется либо приобщать к делу рецензию на заключение другой стороны, либо проводить собственную независимую оценку. А когда у суда два разных заключения, которые сделаны вне рамок, определённых для проведения экспертизы в порядке ст. 79 ГПК РФ, то назначения судебной экспертизы избежать проблематично. Почему сторона Шевченко этого не сделала, а суд не подстраховался, назначив экспертизу по собственно инициативе – непонятно…

Вопросов по данному решению еще очень много, однако, ясно одно, что оно вынесено с грубейшими нарушениями материального и процессуального права! Кассационная инстанция – судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе судей Строганова М.В., Шубиной И.И., Григорьевой С.Ф. ограничившись кратким изложением сканированного решения суда первой инстанции, ограничился рассмотрением всего двух доводов ответчика: об отсутствии у Леоновой права на иск и о не назначении экспертизы. Но если по перовум доводу о анличии у Леоновой права на иск следует согласиться с судом, то со вторым, что у суда не было оснований назначать экспертизу – категорически нет!

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу. То что такие вопросы были это видно даже без наномикроскопа. Еще раз повторюсь почти по всем делам о заливе квартир, либо о ремонте автомобиля после ДТП, суды назначают экспертизу – это наработанная годами практика! В этом же деле было совершено «научное открытие» - нанопыли, о такой мы даже не слышали, но суды говорят экспертиз не надо…

Другие доводы защиты Шевченко Ю.Л. кассационная инстанция просто оставила без рассмотрения, сославшись, что их рассматривала первая инстанция. Кстати, это тоже наработанная годами негативная практика, за что в юридическом сообществе Мосгорсуд уже давно с опаской называют «Мосгоршпамп», за поверхностное рассмотрение жалоб и их необоснованное отклонение.

Данное бездействие суда кассационной инстанции также противоречит конституционно-правовому смыслу, выявленному в определении Конституционного суда Российской Федерации от 25 января 2005 г. № 42 – О, согласно которому Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), в том числе путем обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц.

Эти нормы требуют рассматривать гражданина не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, могущего защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, предполагают не только право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на это обращение адекватный ответ.

Они не допускают отказ судов и иных правоприменительных органов и должностных лиц от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности, основания, по которым эти доводы отвергаются рассматривающим соответствующее обращение органом или должностным лицом.

Сейчас защита Шевченко направила надзорную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации, но особых надежд, что Верховный суд РФ отменит эти сомнительные судебные акты не много, ведь по размещенной на его сайте статистике, такой шанс имеют менее 0,3 процента, дошедших решений. В 2011 г. из почти 100 000 гражданских дел обжалованных в ВС РФ, решения были отменены только в 261 случае. Обычно процедура обжалования заканчивается банальной шаблонной отпиской.

Юрист Александр Зорин считает, что вышеуказанные фундаментальные нарушения норм материального и процессуального права, бесспорно, показывают, что правоприменительные решения по иску Леоновой Л.М. к Шевченко Ю.Л. необходимо отменить, а дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.


Источник: Государственные вести

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100