Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 166 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПАПУ РИМСКОГО – К ОТВЕТУ

Печать

Елизавета МАЕТНАЯ

 

Знаменская сельская школа, фото В.СуворовФото Владимир Суворов

В Калининградской области случился свой церковный скандал, неожиданно вышедший на международный уровень. В роли Pussy Riot оказался директор Знаменской сельской школы Владимир Ёжиков, в роли РПЦ — католическая церковь и лично папа римский Бенедикт XVI. Яблоком раздора стала бывшая католическая капелла, в которой десятилетиями находились школьные мастерские.

«Местная бюрократия безвозмездно передала каменное здание и 2 га первоклассной земли в дар католической церкви», — пишет Ёжиков в открытом письме папе римскому, и теперь отцы римско-католической церкви должны возместить детям утраченную собственность. Ежиков просит «решать вопросы современным и цивилизованным способом, а не средневековым divide et impera — «разделяй и властвуй» — и перевести на счет школы не меньше 5 млн рублей».

Что важнее — учиться или молиться, кто должен содержать школу — администрация или папа римский и какие в принципе могут быть «взаимозачеты» между церковными и светскими властями? Директора сельской школы со смешной фамилией Ёжиков, поднявшего совсем не смешные вопросы, в Знаменске никто не понял, посчитав его обращение к Бенедикту XVI «каким-то позором». Католические священники заявляют, что Ватикан помогает только отсталым странам. А Россия к ним не относится.


Автобус и пластиковая пальма

Знаменская сельская школа, в которой учатся дети из 19 поселков, со стороны похожа на сказочный Хогвардс из «Гарри Поттера»: те же красные кирпичные стены, старинная черепица и огромный двор. Вместо платформы 9¾ школьники приезжают на занятия в желтых автобусах с надписью «Дети».

Бело-голубой автобус, еще недавно развозивший ребят по поселкам, гниет возле такого же ветхого школьного сарая. Эксплуатировать машину запретила прокуратура, потому что, как написано в предписании, «автобус должен быть желтым» — и директора оштрафовали.

Новый «желтый автобус» детям все же подарили — к 65-летию Знаменской школы. А за пять лет до этого, на 60-летие, прежний глава района вручил ученикам пластиковую пальму в кадке. Она теперь стоит в туалете.

—Вот и всё, что за 20 лет власти сделали для сельской школы, — разводит руками директор Ёжиков.

Огромные часы на школе остановились еще в 1945-м, во время бомбежки. Знаменск, бывший Велау, советские войска брали, по легенде, пять раз. В городке находились цистерны со спиртом, и каждая новая атака заканчивалась повальной пьянкой и амнезией. Чтобы солдаты окончательно не спились, Велау практически стерли с лица земли. Одними из немногих уцелевших зданий были мужская гимназия, в которой размещался военный госпиталь, и старинная капелла, стоявшая в 50 м.

После войны в гимназии открыли школу, а в капелле — мастерские. Вместо органа в ней поставили станки. До территории школы руки так и не дошли. Дети по-прежнему бегают по неухоженному кладбищу, где похоронены и немецкие, и советские солдаты.

Поднимать сельскую школу Ёжиков, в прошлом депутат облдумы и замминистра образования при экс-губернаторе Боосе, приехал из Калининграда полгода назад. Поглядел на вверенное ему учебное заведение и ужаснулся: все течет, гниет и того и гляди рухнет школьникам на голову.

Но тут по ЦТ объявили, что российские школы ждет масштабная модернизация, на которую в бюджете-2012 заложено 60 млрд рублей (против 20 млрд в 2011-м). И Владимир Семенович было воспрял духом и подготовил свой проект «умная школа» — чтобы сельские дети занимались на ноутбуках, а сама школа была под компьютерной охраной. Оказалось, всё зря — его школа в амбициозный проект не попала.

Ёжиков стал всюду писать.

Министру МЧС Шойгу — о том, что «электросети провисают, деревянные опоры сгнили, а под ними каждый день ходят 447 учеников».

Местному уполномоченному по правам человека Никитину — что школьная столовая больше похожа на каземат с окнами-бойницами, подвальные помещения, где дети едят, «покрыты грибком и плесенью и не имеют вентиляции».

В «Единую Россию» и лично Путину — о том, что «черепичная кровля течет, а школьные классы надежно защищены ведрами и тазами».

Главный вход в начальную школу, фото В.Суворов

Президенту Медведеву — что пожарные оштрафовали школу за нарушение правил, а денег, чтобы привести ее в порядок, ни областная, ни муниципальная власть не дает.

«Дневник сельского директора школы» Ёжикова регулярно печатали в местных газетах. Директор просил о помощи всех. Откликнулись двое бывших учеников, владельцев небольшого бизнеса: прислали четыре грузовика с гравием, которым засыпали школьный двор. И всё.

У Владимира Ёжикова кроме выбивания денег и других забот хватает: средний возраст учителей — 59 лет, а новых на работу не заманишь, 40% детей — из неблагополучных семей, многие под опекой бабушек, а других «лучше бы, чтобы бабушкам отдали».

— Приходит мальчишка в школу весь побитый, вызываем мать — а она при нас на него с кулаками бросается, всё воспитание начинается и заканчивается дракой, — тяжело вздыхает Ёжиков. — Или другой ученик, семиклассник: сидит утром на крылечке, уже пьяный, в карты играет. «Владим Семеныч, я ж не на деньги, в дурачка!»


«Красотулька» не для всех

Пока Ёжиков упражнялся в эпистолярном жанре, безуспешно пытаясь пробить чиновников, рядом со школой на месте практически обрушившихся мастерских заново выросла католическая капелла. Тогда-то Ёжиков и написал папе римскому о вопиющей несправедливости.

— Смотрите, какая красотулька всего за полгода выросла, а прихожан на весь Знаменск — человек 20, — говорит Ёжиков, показывая на церковь. — Разве это справедливо, что дети ничего руками делать не умеют, потому что труду им учиться негде, а их здание католикам просто так отдали? Разве католическая церковь бедствует, чтобы за счет школьников ей так помогать?

Знаменская католическая капелла, фото В.СуворовКапелла и впрямь хороша, хотя внутри ремонт еще не закончен. Особенно она впечатляет на фоне фасада начальной школы с трещиной во всю стену — он признан аварийным еще семь лет назад. Бывший директор школы Мария Митрушкина говорит, что тоже просила районные власти о помощи, но в ответ слышала, что «денег нет». Обращение нового директора к папе римскому она считает «несусветной глупостью и позором для страны».

— Если бы мастерские не отдали верующим, капелла уже давно бы рухнула, да еще и придавила кого-нибудь, — не сомневается Митрушкина. — А станки растащили еще лет десять назад.

Сотрудник школы Виктор Петрушин вспоминает, что занимался на них еще в детстве, станки и 20 лет назад были почти все разбиты.

— Но все равно отнимать у детей несправедливо, — согласен он с директором. — Школа-то на ладан дышит: немецкий водопровод вон весь прогнил, недавно из стены фонтан кипятка как дал — еле перекрыли.

Новую капеллу с органом строят не для сельских жителей, а для богатых немецких туристов, не сомневаются в Знаменске. Раньше школа дружила с берлинской — имени королевы Луизы, но в последнее время контакты прекратились.

— Немцы приезжали, тыкали в наши дома пальцами, ужасались, во что превратилась Восточная Пруссия и как так можно жить, — рассказывают учителя. — А кому это приятно?

Знаменская школа теперь активно налаживает контакты с учебными заведениями некогда братских советских республик.

Опрос, проведенный среди родителей знаменских школьников, показал, что 99% из них считают себя атеистами. Сами школьники мечтают, чтобы папа римский взамен мастерских построил для них спортивный зал или стадион — на уроках физкультуры они бегают по узкой комнатке-пеналу, где нет места для спортивных снарядов.

Директор Ёжиков надеется, что сердце Бенедикта XVI в ответ на детскую просьбу не выдержит и дрогнет и он хоть сколько-нибудь на нужды школы да даст. Но калининградские католики в этом сильно сомневаются: о каких деньгах может идти речь, если капелла с самого начала принадлежала пастве и ей ее просто вернули?

— Я был там еще в 1992-м году: выбитые окна, крыша разрушена, — говорит калининградский католический пастырь о. Ежи (Юрий Стецкевич). — Ко мне подходили местные женщины и просили спасти ее, чтобы не рухнула. Конечно, папа римский отдаст распоряжение сотрудникам нунциатуры — дипмиссии понтифика — проверить все факты. Но не думаю, что денег в итоге дадут — в Знаменске всё было брошено, молодежь там выпивала и жгла в капелле костры. Одно дело, когда Ватикан помогает нуждающимся африканским странам, где настоящая беда, и совсем другое — богатой России, которая в состоянии сама построить современные школы XXI века.


Социальный взрыв

Школьный корридор, фото В.СуворовВ своей беде калининградская школа не одинока. Передача государственного и муниципального имущества религиозным организациям началась в 2011 году и по закону должна закончится в течение шести лет. Речь идет о десятках тысяч объектов по всей стране.

— В этом законе заложен потенциальный социальный взрыв, тут не просто надо семь раз отмерить, прежде, чем что-то отдать, а лучше 77, —замечает Анатолий Пчелинцев из Славянского правового центра. — Только в Москве под действие этого закона попало больше тысячи зданий, в которых находятся школы, медучреждения и культурные объекты. В масштабах страны речь идет о десятках тысяч объектов, которые в основном передаются РПЦ, а это не самая бедная организация.

По закону имущество должно возвращаться только с учетом его конфессиональной принадлежности, поясняет профессор Пчелинцев, но «на практике к нам поступают десятки жалоб из регионов от представителей других конфессий, которым ничего не досталось».

На территории Калининградской области православных храмов не было вообще, поскольку население состояло из протестантов (60% населения), католиков (38%) и баптистов (2%). Однако все религиозное имущество перешло к РПЦ, подтвердил «Известиям» руководитель епархиального отдела по имуществу Виктор Васильев. За месяц до принятия федерального закона был принят областной, по которому-то все и отдали РПЦ. Среди переданных оказались и объекты нерелигиозного назначения — например, тевтонские замки.

— Получить полный список переданного имущества просто невозможно, — говорит калининградский активист Владимир Рыжков. Он писал президенту Медведеву с просьбой его рассекретить, но ответа не получил.

Среди переданных зданий оказался калининградский кукольный театр, который располагается в кирхе св. Луизы (на него претендовали лютеране), храм св. Cемейства, где находится филармония (претендовали католики), здание ПТУ и т.д. Лютеране и католики писали гарантийные письма, что никого оттуда выгонять не будут, но получили отказы.

Монсеньор Пецци, в чьем ведении находятся все католические приходы в России, в 2010-м в довольно резких выражениях обвинил Московскую патриархию в лоббировании своих интересов, а калининградских депутатов — в том, что они подготовили свое решение втайне и без учета мнения местной католической общины. Католики, к слову, просили отдать им в управление всего три объекта — в одном из них, храме св. Адальберта, сейчас организуется православный монастырь.

Баптисты претендовали на три кирхи.

— И к патриарху Кириллу обращались, и документы четыре года собирали: нам то их давали, то говорили, что их нет, в общем, мягко говоря, не шли навстречу, — говорит епископ евангельских христиан-баптистов Калининградской области Анатолий Крикун. — Даже судиться хотели, но потом мне объяснили, что это бесполезно: в России не выиграем, если только в Страсбурге.

Лютеране тоже считают, что с ними обошлись «не очень нравственно и не очень законно».

— Понятно, что во многих кирхах теперь светские учреждения, и пусть остается всё как есть, и закрепили бы их за государством, но зачем же все отдали РПЦ? — удивляется Андрей Ренде из калининградской Евангелическо-лютеранской общины. — Самое обидное, что у нас забрали церкви, которые мы восстановили силами прихожан и жертвователей — бывших жителей Восточной Пруссии — и где собиралась наша община. После войны в области сохранились больше сотни кирх, так почему же у нас отняли те, которые мы уже привели в порядок?

— Такое ощущение, что закон был принят ради легитимации передачи госимущества в частные руки, — говорит Артем Журавский из фонда «Здравомыслие». — Сколько уже было громких скандалов: с Рязанским Кремлем, где фактически весь музей передали РПЦ, с Соловками, когда люди вдруг оказывались на монастырских землях без работы и средств к существованию, с тем же Калининградом. Эти случаи все знают, а есть еще куча мелких, о которых просто не говорят.

Знаменская капелла — единственная, что вообще досталось калининградским католикам.

— И видите, что из этого получилось — международный скандал: оставили детей без мастерских, а мы ведь предупреждали, что так и будет, — говорит Васильев из Калининградской епархии.

Католик о. Ежи не сомневается, что папа римский Бенедикт XVI сам во всем разберется. А пока о. Ежи вместе с прихожанами ездит по разрушенным костелам области и подбирает уцелевшие камни, чтобы вставить их в стену вновь построенного прихода св. Адальберта. «Это память о разрушенных храмах», — философски замечает он.

Уже после нашего отъезда у директора Ёжикова случилась нечаянная радость. Пришел ответ из администрации президента — готовятся документы на получение федеральной субсидии на срочные противоаварийные мероприятия для школы, 2 млн рублей. Чтобы привести ее в нормальный вид, нужно 80 млн. Или 800 млн — чтобы построить новую.

— Как пройдет инаугурация Путина, напишу ему снова, теперь уже как президенту — в жизни всегда есть место сказке, если ты к тому же учишься в Хогвардсе, — не теряет надежды Владимир Семенович.


Источник: Известия 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100