Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 177 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"МЫ НЕ РАЗДЕЛЯЕМ ЦЕРКОВЬ"

Печать

 

глава Киевского патриархата патриарх Филарет (Денисенко)

Двадцать лет назад произошли знаковые для украинского православия события. С 31 марта по 5 апреля 1992 года проходил Архиерейский собор РПЦ, на котором тогда еще митрополит Киевский Филарет (Денисенко) выразил готовность сложить с себя обязанности Предстоятеля Украинской Церкви. Но уже 7 апреля он объявил о своем отказе уйти с этого поста. Это повлекло за собой недовольство большинства епископов, которые 27 мая собрались на Собор в Харькове и отправили в отставку Филарета, а на его место избрали митрополита Владимира (Сабодана). Эти события привели к расколу и созданию Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата (УПЦ КП), которую в 1995 году возглавил, провозгласив себя Патриархом Киевским и всея Руси-Украины, Филарет. О современном состоянии УПЦ КП, проблеме единения православных верующих в Украине и взаимоотношениях с властью Патриарх ФИЛАРЕТ рассказал журналисту Анатолию ХЛИВНОМУ.


– Ваше Святейшество, каково это – быть главой непризнанной в православном мире Церкви?

– Пока не признанной. И мы в этом не видим ничего противоестественного. Потому что такой же путь проходили все поместные Церкви, кроме первых Патриархатов. А так Греческая, Болгарская, Румынская, Сербская, Грузинская, кстати, и Русская, Православные Церкви в первое время не признавались. Нас не признают по двум взаимосвязанным причинам. Первая: Украинская Церковь разделена. А вторая – препятствием на пути к признанию стоит непреклонность Московского Патриарха. Мы верим, что Господь создаст условия, при которых объединится Украинская Церковь и при которых Москва согласится на ее автокефалию. Более 70 лет, например, не признавали Болгарскую Церковь. Но во время Второй мировой войны Болгария оказалась в социалистическом лагере, между СССР и США были союзнические отношения, и Константинопольский Патриарх, зависевший от Америки, сам того не желая, согласился на автокефалию Болгарской Церкви. Какие Господь создаст условия для Украинской Церкви и когда это будет – нам неизвестно. Но мы верим, что так будет.

 

– На чем основано ваше убеждение, что Украине непременно нужна автокефальная Церковь?

– На апостольском учении, которое гласит, что каждый народ должен знать своего первого епископа, то есть Предстоятеля поместной Церкви. Поэтому мы не бесчинствуем, не разделяем Церковь. Мы выполняем апостольское учение. Все же признают, что украинцы – народ и что Украина – независимое государство. А если так, то нам нужна своя самоуправляемая Церковь.

 

– Некоторые считают, что русские, украинцы и белорусы – триединый народ, и даже в условиях существования независимого украинского государства автокефальной Церкви в ней быть не должно...

– Это имперская идеология. Украина, когда услышала об идее «Русского мира», вся встала против: и ученые, и интеллигенция, и наша Церковь, и другие Церкви. Украинцы, почувствовавшие свободу в условиях своего государства, уже не хотят возвращаться в империю. И чем больше Патриарх Кирилл будет ездить в Украину со своей идеей «Русского мира», тем больше он будет раздражать украинский народ против этой идеи.


– Насколько интенсивно в Украине идет диалог об объединении в соборную православную Церковь?

– В свое время мы начали подготовку к диалогу с УПЦ Московского Патриархата. Эта работа началась еще при Патриархе Алексии II. В УПЦ МП есть иерархи, в том числе и сам митрополит Владимир (Сабодан), которые понимают, что объединить Церковь можно лишь путем диалога. С ними можно и нужно договариваться. Но когда выбрали Патриарха Кирилла, после первой же комиссии двух Церквей всяческие попытки конструктивных действий прекратились. Патриарх Кирилл повлиял на митрополита Владимира, чтобы этого диалога не было. Думаю, придет время, и мы возобновим этот диалог, потому что время работает на создание единой поместной православной Церкви.

Что касается переговоров с Украинской Автокефальной Православной Церковью, то мы трижды их начинали и доходили до такого состояния, когда готовы были объединяться. Но в последний момент руководство Автокефальной Церкви всегда ставило условие, чтобы я как Патриарх ушел на покой и чтобы уже на общем Соборе избрали нового Патриарха. На самом деле это не их условие, а московское, потому что РПЦ двадцать лет добивается моего ухода. Киевский Патриархат не пойдет на саморазрушение. Поэтому я думаю, что диалог с УАПЦ не будет продолжаться на уровне иерархии, но мы готовы принимать духовенство и епископов УАПЦ в Киевский Патриархат.

 

– Какие у вас отношения с грекокатоликами? Возможно ли объединение с ними?

– С Украинской Греко-Католической Церковью у нас были сложные отношения в начале 1990-х годов, когда шла борьба за храмы. А теперь, когда построены сотни, а может, и тысячи храмов в Галичине и каждый приход имеет свой храм, у нас нормализовались отношения. У нас много общего. Обе Церкви стоят на государственных позициях и позициях защиты морали в обществе. Последнее нас объединяет не только с грекокатоликами, но и с римокатоликами, и с протестантами. Объединение с ними возможно тогда, когда украинское православное сообщество объединится в одну Церковь, которая будет признана мировым православием. Дело в том, что Греко-Католическая Церковь возникла в XVI веке, когда Украина, утратив свою государственность, стала частью Польского королевства и православные епископы были поставлены в неравные условия с католическими епископами. А теперь мы имеем свое государство. Поскольку причина разделения ликвидирована, есть основания для объединения. Но я не думаю, что вся УГКЦ готова к объединению в единую православную Церковь. Если и произойдет такое объединение, то часть униатского духовенства уйдет просто в Римско-Католическую Церковь.


– Как последние решения Священного Синода УПЦ МП могут повлиять на дальнейшую судьбу украинского православия в целом?

– Я вижу здесь стратегическое намерение Московского Патриарха уничтожить самостоятельность и независимость в управлении УПЦ МП. Для этого в уставе Церкви надо изменить только один пункт, указав, что епископов на украинские кафедры назначает Священный Синод УПЦ МП, но только по благословению Московского Патриарха. И такое изменение готовит комиссия, которая была создана Синодом, но создана под руководством не митрополита Владимира, а митрополита Илариона (Шукало). Если изменения в устав будут приняты, это будет означать ликвидацию самостоятельности и независимости в управлении УПЦ МП. И тогда, я думаю, две трети их приходов объединятся с Киевским Патриархатом, образуя Церковь, которая будет уже господствующей в Украине.

 

– То есть вам было бы выгодно, чтобы такая поправка была, УПЦ МП лишилась широкой автономии и к вам примкнуло большинство ее приходов?

– Нет. Иначе я бы не выступил с обращением к УПЦ МП защищать свою независимость в управлении. Но мы стоим на позиции, что все православные верующие Украины должны объединиться в одну Церковь. А как это произойдет – знает лишь Бог.

 

– Какой может быть роль Вселенского Патриарха в процессе объединения православных Церквей в Украине?

– Признание автокефалии украинской Церкви может быть получено от Вселенского Патриарха, если он официально признает незаконным присоединение Киевской митрополии к Московскому Патриархату в 1686 году. Тогда территорию Украины он может считать своей канонической территорией. Почему он до сих пор этого не сделал официально? Потому что, во-первых, украинская Церковь разделена. Это главное препятствие. Вторая не менее важная преграда – это Москва, которая готова разделить все мировое православие, если только Вселенский Патриарх признает украинскую Церковь автокефальной. И поэтому Вселенский Патриарх не идет на признание украинской Церкви как автокефальной, чтобы через меньшее зло не сделать большего зла для Церкви.

 

– Нынешняя украинская власть симпатизирует Московскому Патриархату. Оказывалось ли на вас давление за прошедшие два года президентства Виктора Януковича?

– Поначалу да. В ряде регионов представители местной власти встречались с нашим духовенством и предлагали перейти в Московский Патриархат. Предлагали деньги на ремонты храмов, на обеспечение духовенства, но все эти предложения были отвергнуты. На защиту Киевского Патриархата встала не только сама Церковь, но и общественные организации, интеллигенция, Европа, Америка. И когда власть увидела, что невозможно Киевский Патриархат присоединить к Московскому, то эти попытки прекратились. Сейчас у нас отношения с властью нормальные. Я не хочу сказать, что власть нам способствует, но и не вредит.

 

– В Украине активно обсуждается реституция церковного имущества. Ряд культовых объектов украинская власть планирует передать УПЦ МП. Вы категорически выступили против этого. Почему?

– Церковное имущество должно быть передано Церкви. Но когда речь идет о Киево-Печерской и Почаевской лаврах, других святынях и архитектурных памятниках, которые являются достоянием всего украинского народа, то при разделенной Церкви этого делать нельзя. Поэтому если в условиях разделения эти святыни будут переданы Московскому Патриархату, то при создании единой поместной православной украинской Церкви все эти объекты останутся в распоряжении РПЦ.

 

Источник: НГ-религии

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100