Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 203 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О НРАВСТВЕННОМ АВТОРИТЕТЕ ПРАВОСЛАВИЯ

Печать

Юрий БЕЛАНОВСКИЙ

 

...

На днях по FM-станции озвучили новость: за прошедший год католиков стало больше на 15 миллионов человек

Такая миссионерская активность католической церкви вызвала у меня чувство зависти и досады. Православная церковь в России имеет не меньший потенциал и уже достаточный опыт, однако о столь внушительных миссионерских успехах пока и мечтать не приходится. Поскольку тема «внешних» причин, мешающих православным, достаточно раскрыта огромным количеством авторов, то я постараюсь обратить внимание читателей на некоторые «внутренние» причины, уже поднимавшиеся, к примеру, в двух прошлых заметках «Почему в обществе нарастают антицерковные настроения?» и «Станет ли православие народной религией в России?». Дополняя сказанное, хотелось бы остановиться на теме падения нравственного авторитета, на теме репутационных потерь, которая во многом объясняет миссионерскую бесплодность православных в российском обществе.

 

Что может послужить авторитету православия?


Мы знаем, что около 80% россиян считают себя православными, доверяют Церкви. Пока еще много тех, кто положительно относятся к Церкви потому, что помнят ее гонимой, помнят жизнь в тоталитарном безбожном коммунистическом государстве, где именно православие было символом не только стойкости, но и честности, свободы, радости и единства. Но это, к сожалению, память о прошлом. Порой православию доверяют на основании традиции, поскольку наши предки были православными, да и вообще «русский — значит православный». Немало и тех, кто воспринимает православие как защиту от бед и скорбей мира, прежде всего от наркомании, алкоголизма, семейных раздоров, ошибок в воспитании детей. Есть люди, для которых Православие дорого благодаря примитивному магическому восприятию религии (стремление к результату посредством исполнения культовых обрядов). Как бы мы не радовались такому обилию «православных», надо признать со всей серьезностью, что лишь небольшое количество из них чувствуют, переживают личную ответственность за свою церковь сегодня и за церковь своих детей в будущем. Это те, кто имеет веру, те, кому небезразличны заповеди Евангелия, кто дорожит нравственным авторитетом Православия.

К сожалению, в наши дни у православия осталось не так много возможностей быть авторитетом, быть тем, кому доверяют, кого уважают. Традиционность уходит в прошлое, память о мученическом подвиге христиан в советские времена стирается. Я думаю, что всерьез можно говорить о двух ключевых темах. Первая — это единство христиан, вторая — это служение ближним (дела милосердия), отвечающее требованиям современного общества в прозрачности и отчетности. Это те два плода христианской жизни, что обществу понятны, что принимаются с благодарностью, что способны стать новыми семенами христианства на российской почве. В жизни многих простых людей слишком не хватает единства, служения и доброго отношения. Авторитет любви и добрых дел в обществе огромен!

 

О служении


На наших глазах церковная социальная и благотворительная деятельность многократно усилилась. Общая тенденция очень положительная. Но пока еще на фоне общественных инициатив, на фоне того, как само общество откликнулось на изъяны государственной жизни, православное служение все же невелико. Для примера, в Москве действуют десятки тысяч волонтеров в социальной сфере, помогающие негосударственным благотворительным фондам и волонтерским организациям. Через наиболее честные деятельные и авторитетные благотворительные фонды проходит больше миллиарда рублей и это при прозрачной финансовой и деловой отчетности. Отклик общества на «чужое горе» очень искренен и масштабен. Я и не думаю уничижать православное служение, я знаю изнутри церковную жизнь и могу засвидетельствовать, что действительно делается очень много. Но пока еще размеры несопоставимы с тем, что делают светские. К тому же, что очень грустно, православные общественные добрые дела совершаются «под спудом», о них мало кто знает, их логику и организацию мало кто понимает. Разного рода скандалы и внутренние раздоры, о чем речь пойдет ниже, становятся достоянием общественности, а служение христиан остается неизвестным и даже воспринимается как непрозрачное или теневое.

 

О единстве


Если говорить не столько даже об идеале, сколько о норме христианской жизни, то верующих от других людей должна отличать не их индивидуальная вера, а прежде всего воплощенная ответственность за христианство, деятельная солидарность, поддержка и доверие и даже любовь по отношению к друг другу. Единство христиан — непререкаемая ценность, оно выше национальных различий, сословий, социальных классов, политических предпочтений, художественных вкусов, выше личных обид, непониманий и даже греха. Мера такого единства отражена в заповеди Христа «Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих».

Евангелие — благая весть о Христе со всей ясностью говорит, что Христос не требует от людей идентичности, единообразия, единства в чем-то второстепенном. Людям надлежит быть разными, надлежит быть самими собой, сохраняя свою уникальность, свое мнение, но быть едиными в главном - в отношении к Богу и друг к другу. Единство должно быть вопреки всему на свете. Это то свидетельство, что христиане могут дать миру сейчас, это то свидетельство, через которое, в общем-то, только и можно увидеть исполненный призыв Христов: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня».

Проповедь, правильные слова, угрозы, нравоучения, декларация особенностей истинного вероучения (в противовес ложным) — все это не стоит ничего, если нет явного, очевидного единства. Для меня совершенно очевидно, что если человек крещен, если он исповедует тот же Никео-Цареградский символ веры, если он стремится вместе с другими христианами к молитве и причастию, если он признает священноначалие Церкви и не борется против него — этот человек — христианин, мой брат или сестра во Христе. Это должно перевешивать все. Попытка противопоставлять одних христиан другим, обличать братьев христиан в политических взглядах, в ином отношении к ярким политическим, общественным, экономическим событиям и даже к церковным событиям — это антисвидетельство, антимиссия, это и приводит к падению нравственного авторитета и репутационным потерям.

 

Например


Я попробую сказанное пояснить на примере событий последних дней. Главной особенностью этого 2011/2012 года стало разделение общественности по политическим мотивам, в том числе и православной общественности.

Ни для кого не секрет, что внутриправославные искрометания, а порой и конфликты стали яркой характеристикой постсоветского свободного времени. Речь не идет о нарушении целостности и единства Церкви, но как это ни печально, единодушие первых постсоветских лет как-то уж очень скоро развеялось. Всем известны уже набившие оскомину внутриправославные войны из-за эволюции, групп самопомощи, ювенальной юстиции и т.д. Теперь поводом к раздору стала политика, а точнее отношение к ныне действующей государственной власти. Страна, а значит и церковная общественность, разделилась на два почти равных политических лагеря (за/против Путина), и это разделение нашло свое отражение в настроениях и внутренних взаимоотношениях православных христиан.

Немалое число наших граждан и среди них верующих людей негативно оценивают те государственно-церковные отношения, что ныне существуют. Правы эти люди в своих оценках или нет – в данном случае не важно. Важно, что существует вполне ощутимое напряжение между «сторонниками» и «противниками» нынешней государственной власти и его нельзя отрицать или игнорировать. Именно из этого напряжения, и я в этом глубоко убежден, происходит спокойное, а где-то и положительное общественное отношение к скандальной протестной акции участниц феминистской группы Pussy Riot, устроивших 21 февраля в Храме Христа Спасителя так называемой «панк-молебен».

В среде православной общественности сегодня нет единства в оценке, казалось бы, однозначно негативной выходки девиц. Одни православные восприняли протестную акцию жестко негативно, вплоть до призывов к кровавой мести. Вторые, осудив саму выходку, увидели в ней отражение своего политического недовольства и поэтому были мягки в своей реакции. Третьи, оценив возможную, хоть и упущенную миссионерскую выгоду и репутационные потери, призвали быть снисходительными. Разное отношение к провокационной акции феминисток породило агрессию первых ко вторым и третьим. Радикально настроенные всех остальных квалифицировали как оправдателей кощунства со всеми вытекающими последствиями: отказом в звании христиан, призывами отлучить от причастия.

Фактическим позором и безответственностью по отношению к христианской вере и православной церкви являются методы ведения внутриправославных споров: подлоги, провокации, доносы, травля — все это граждане России могут наблюдать в СМИ и Интернет. К сожалению, вера ушла на второй план, уступив место раздору и информационной войне. Со всей очевидностью стало понятно, что единство во Христе как ценность для православной общественности сегодня не имеет значения, а любовь и милосердие — пустые нравоучительные понятия.

Один из важнейших вопросов, от ответа на который зависит понимание места православия в российском обществе, для меня звучит так: почему протестная акция в Храме Христа Спасителя возымела эффект и положительную оценку такого количества людей, в том числе и христиан? Пока на него не будет найден трезвый и честный ответ, очень трудно всерьез говорить о повышении авторитета православия в российском обществе.

 

О письме Лиды Мониавы


Вершиной острых дискуссий стала бурная реакция СМИ и некоторой части православной общественности на открытое письмо православной христианки, прихожанки одного из московских храмов Лиды Мониавы к Святейшему Патриарху Кириллу. Суть обращения в ходатайстве перед судом о закрытии уголовного дела в отношении участниц группы Pussy Riot. Эту инициативу поддержали около шести тысяч человек. Подписавшиеся просят Его Святейшество выступить с обращением ко всем членам православной Церкви и дать пример христианской реакции на произошедшее событие, остановив тем самым ненависть и гнев, которые прихожане православной Церкви в дни Великого Поста обрушивают на головы четырех девушек. Я бы и не упомянул это письмо, если бы оно не имело прямого отношения к теме о разделении православных и об авторитете в обществе.

Выше я уже говорил об огромном значении дел милосердия. Так вот, немногие из православных радикалов-осудителей понимают хоть что-то в благотворительности и уж совсем единицы имеют к ней прямое отношение. А зря... Имя и авторитет автора письма — Лиды Мониавы заслуживают не только внимания, но и уважения. Эта девушка достаточно известна в благотворительных и волонтерских кругах. Имея большой волонтерский опыт, проработав в благотворительном фонде «Подари жизнь», будучи среди прочего личным помощником организатора и первого директора фонда Галины Чаликовой, трудясь сегодня в фонде помощи хосписам «Вера», Лида известна в интернет-сообществе своим блогом (более 1500 подписчиков), благодаря которому, среди прочего, помогает собирать средства на лечение многих нуждающихся.

Нельзя просто отмахнуться от этой частной инициативы, она не менее, чем частная инициатива православных обвинителей, подавших заявления в прокуратуру, достойна серьезного отношения. Я бы даже сказал более конкретно: с точки зрения личного авторитета в обществе, авторитета среди активной благотворительной части общества Лида несопоставима с очень многими православными общественниками.

Получается, что вместо уважительного отношения к мнению православной христианки и сестры во Христе православная общественность в своей радикально настроенной и крикливой части голословно обвинила автора письма в лесбиянстве, в антипутинской позиции и еще многих грехах. Самым подлым образом ей припомнили, с кем она дружит и о ком хорошо отзывалась, как будто у нас на дворе 37 год. До сих пор никто не принес извинений.

Жесткая, порой хамская обвинительная позиция в адрес Лиды и тех, кто подписал письмо, говорит о недальновидности, сиюминутности отклика; обвинители от православной общественности не смогли оценить репутационные потери ни среди братьев христиан, ни в обществе. Благодаря большому уровню громкости в среде православных, голос никому неизвестных по своим добрым делам радикалов преобладает над голосом человека-христианина искренне и глубоко служащего ближним, спасшего не одну жизнь, человека уважаемого и авторитетного в среде активной доброй части российского общества.

Я думаю, что реакция на письмо Лиды Мониавы говорит о еще одной упущенной возможности православных христиан показать не только свою способность к миру и единству, но и подчеркнуть уважение к сообществу НКО, сообществу людей с большим добрым сердцем, ярким представителем которого является Лида. Ну давайте отбросим всякие мелочные идеологические рассуждения и всерьез спросим себя, есть ли у православия в российском обществе больший и авторитетнейший союзник, чем сообщество благотворительности и милосердия? Для меня ответ очевиден.

 

Автор: Юрий Сергеевич БЕЛАНОВСКИЙ -  заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей  и молодежи при Даниловом монастыре в Москве

 

Источник: АиФ

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100