Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 169 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СВЯТО МЕСТО ПУСТО БЫВАЕТ

Печать

Станислав БЕЛКОВСКИЙ

 

...

Есть такой старый анекдот.

Садятся трое играть в преферанс. И один вдруг говорит:

— Знаете, ребята, у меня семь проблем. Первая: у меня нет денег...

— Тогда, — отвечают ребята, — остальные шесть можешь не называть.

Я не знаю, сколько проблем у премьер-министра РФ, кандидата на пост Президента России Владимира Путина. Но одна, после которой остальные можно не называть, очевидна. Текущий рейтинг топ-кандидата не дотягивает до гарантированной победы в первом туре, несмотря на все усилия предвыборного штаба и обильное слюноотделение агитаторов системы «кургинян». Потому приходится наращивать предвыборную активность по всем возможным направлениям. Не только земным, но и небесным.

И вот 8 февраля (2012-го, как Вы, читатель, догадываетесь, года) председатель Правительства РФ встретился в столичном Свято-Даниловом монастыре с многочисленными представителями российских религиозных конфессий. Там были буквально все конфессии, включая несуществующие. Путин вполне имел право не без естественной гордости ощутить себя Воландом, чей подчиненный по аналогичному поводу сказал: «Заметьте, ни один не заболел и ни один не отказался».

Но солировал на встрече даже не Путин, как Вы могли бы подумать, а другой харизматический лидер. Предстоятель Русской православной церкви Московского патриархата (РПЦ МП), Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Гундяев).

Для начала он раскрыл свое тайное знание, полученное, видимо, непосредственно от Всевышнего: у Путина — наибольшие шансы победить на президентских выборах 4 марта. И дополнительно по этому случаю изрек буквально следующее: «Огромную роль в исправлении... кривизны нашей истории сыграли лично Вы, Владимир Владимирович. Я хотел бы Вас поблагодарить. Вы когда-то сказали, что Вы трудитесь, как раб на галерах, — с той лишь только разницей, что у раба не было такой отдачи, а у Вас очень высокая отдача».

И это, Вы будете смеяться, была не шутка. Хотя высказывание святейшего очень напоминает другой бородатый анекдот. Про то, как лежал лично дорогой товарищ Л.И.Брежнев на пляже в Пицунде и задремал. А тут мимо пробегала собака. И неожиданно начала лизать генеральному секретарю ЦК КПСС, так сказать... ну, вы поняли. Леонид Ильич временно пробудился ото сна и изрек:

— Ну, товарищи, это уже слишком!

Владимир Путин ничего подобного предстоятелю РПЦ МП не сказал. Видимо, из чувства врожденного такта. Что, в свою очередь, вдохновило г-на Гундяева на новые риторические подвиги, экономические выкладки и философские обобщения.

Важнейшую часть своей речи патриарх посвятил уничтожающей критике 1990-х годов. Того самого периода новейшей российской истории, когда в стране появилась наконец свобода вероисповедания. А сам Гундяев стал руководителем Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата и вообще ключевой политической фигурой РПЦ. А также курировал финансовую подпитку религиозного возрождения посредством импорта разных товаров антинародного потребления (алкоголь, сигареты и т.п.). Вообще, слушая святейшего, я поймал себя на мысли: вот бы Борис Ельцин восстал из гроба хотя бы на пять минут, чтобы напомнить Кириллу Гундяеву кое-что... Жаль, что это невозможно, — и экс-президент с нынешним предстоятелем встретятся теперь уже только на небесах.

По мере нарастания предвыборного свято-данилова собрания голос патриарха раскалялся историческим негодованием и постепенно достиг поистине скорбного накала. Внимание, цитата. «Я хотел бы сказать, что то, через что страна прошла в 1990-е годы, сопоставимо с другими, самыми значительными катаклизмами в истории нашей страны, со Смутой XVII века, с наполеоновским нашествием, с гитлеровской агрессией и с Гражданской войной, потому что всякий раз стоял вопрос: быть или не быть самой стране, быть или не быть народу. А если сравнивать разрушения и ущерб, который был причинен народу и экономике в течение этих 1990-х годов, то ясно, нужно подчеркнуть, что все это сопоставимо с потерями в Великой Отечественной войне. Поэтому есть определенная проблема сегодня, в первую очередь среди тех людей, которые либо родились в эти годы, либо родились в конце 1980-х годов, а это люди, которым 20–25 лет. Они сознательно не участвовали во всем том, через что проходила страна, они не видели этой катастрофы. И потому вот это наше обращение к 1990-м годам — для многих это примерно так, как для нас обращение, ну я не знаю, к эпохе НЭП или к началу XX века. Вот очень важно, чтобы наши соотечественники поняли, через что мы прошли».

Вы хотите сказать, мой возлюбленный читатель, что он не шутил над премьером? Ну хорошо, я вам верю.

Раз так, то я тоже кое-чего скажу. Мне уже давно не 25 лет, но я тоже хорошо помню 1990-е. Да, в той эпохе было очень много проблем. От неправедной приватизации до фактической узурпации власти семьей Бориса Ельцина. Но там были и надежды. Одна из них — на то, что Святая Церковь станет духовным водителем русского народа. Сейчас эти слова, пожалуй, уже нельзя произнести без глубокого внутреннего смущения: это как же мы оказались такими наивными идиотами? Но есть и другой вопрос: а кто будет отвечать за то, что сегодня авторитет РПЦ МП катастрофически рушится, а с ним — и надежда на Церковь как системообразующий институт? И не кажется ли нам, что происходит это именно в последние 3 года, с тех пор как предстоятелем РПЦ МП стал Кирилл Гундяев? Когда патриархат занялся всем чем угодно — быстровозводимыми храмами шаговой доступности, «православными» (без кавычек здесь невозможно) ночными клубами, организацией показов «православной» же моды — только не окормлением паствы и не спасением душ.

Впрочем, Гундяев не был бы Гундяевым (и тем более никогда не стал бы предстоятелем), если б вскорости не перешел к темам/проблемам сугубо практическим.

Разумеется, прозвучали пресловутые «храмы шаговой доступности». Вообще использовать в отношении храмов лексику, которая прежде применялась, как правило, к магазинам, — это, конечно, прямая и злая пародия на Евангелие, равно как и грубое издевательство над Главой Церкви Иисусом Христом.

«И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано — дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников».

Но что поделаешь — такова уж нынешняя стилистика священноначалия РПЦ МП. Я помню, что во время пастырских (на самом деле политико-коммерческих) визитов патриарха на Украину в киевском аэропорту «Борисполь» его встречал почетный караул молодых женщин в мини-юбках. А еще Гундяев побоялся выйти прогуляться на ялтинскую набережную, потому что, как сказали его клевреты, «трудно было обеспечить безопасность святейшего». Вообще-то, если некий человек называется святейшим, он должен понимать, что его безопасность обеспечивает Всевышний. А полная безопасность бывает лишь там, где царит запах асфоделий, где поют эдемские арфы и лютни. Маловерием страдали многие большие христиане, включая (по ее собственному признанию) великую монахиню, блаженную мать Терезу. Но чтобы так демонстративно...

Кстати, по поводу церквей (в смысле культовых зданий и сооружений). «Храмы пустеют», — говорил покойный патриарх Алексий II (Ридигер). Имея в виду, что истинно верующих не становится больше. И он был абсолютно прав. Будучи человеком очень умным, его преемник Кирилл Гундяев не может не понимать, что проблема вовсе не в недвижимости. А все эти «храмы шаговой доступности», которых только в Москве планируется построить сначала 200, а потом 600, — лишь повод к распилу бабла, как принято в современной России...

Под занавес предстоятель РПЦ МП попросил премьера типа «пустить его в телевизор». А то кругом вещает одна сплошная Ксения Собчак, а православному духовенству на экране и места нету.

Премьер, кажется, согласился.

Много лет подряд — с 1994-го, если мне общество «Память» не изменяет, — Кирилл Гундяев ведет на Первом канале программу «Слово пастыря». Скажите, кто из читающих этот текст ее регулярно смотрит? Или хоть раз посмотрел? Так, может, проблема в пастыре, а не в формате его вещания?

Да, дайте-дайте им еще и телеканал!

Вернемся к стартовому анекдоту про преферанс. Возможно, у РПЦ МП действительно много проблем, но главная, она же и единственная, состоит в следующем: судя по всему, священноначалие не верует в Бога. Здесь уже никакими слезами, даже самыми крокодиловыми от Louis Vuitton (это была рекламная пауза), горю не поможешь.

Владимир Владимирович, Вы правда верите, что эти люди помогут Вам выиграть выборы? А не распугают Вам преданных сторонников?


Источник: МК

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100