Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 238 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



УБИТЬ ИЛИ НЕ УБИТЬ

Печать

Евгений СМОТРИЦКИЙ

 

эфтаназия

Чтобы уйти от эмоций и внести хоть какую-то ясность в проблему, необходимо, как мне кажется, рассмотреть, по крайней мере, три её аспекта: моральный, биологический и социальный. Хотя на практике важен правовой. Но ещё до того я позволю себе некоторые общие рассуждения о жизни и смерти. Назовём это философским или культурологическим аспектом.
Смерть присутствует в нашей жизни повсеместно. Жизнь и смерть как день и ночь. Нет жизни без смерти. И нет смерти без жизни. Но Жизнь мы абсолютизируем и культивируем, а смерть – как досадная неизбежная реальность. Но у Смерти тоже громадный и ничем незаменимый позитивный смысл. Вдумайтесь! Только Смерть определяет цену Жизни. Только Смерть даёт Жизни смысл. Только смерть стоит на страже жизни и заставляет беречь её своей постоянной угрозой. И не случайно и не зря человеческая культура начинается с погребального обряда, с культа предков, с почитания умерших. Не просто так есть Египетская и Тибетская "Книга мёртвых". Memento mortis!

Евгений Смотрицкий

Смерть присутствует в нашей жизни сознательно и неосознанно, случайно и преднамеренно. И мы почему-то всегда уверены или делаем вид, что смерть – это ЗЛОЙ рок или ЗЛОЙ умысел. А если люди идут на смерть, защищая свою Родину, свою Культуру, свою Веру, свой Народ и Землю – это как назвать? Тоже злая смерть? Тогда почему многих, сознательно пошедших на смерть, мы называем героями? А генерал, отдающий приказ на смерть, – герой или преступник? А кто жутче: палач, приводящий в исполнение приговор законного суда, или толпа, с жадностью глазеющая на страдания. А уж старушка, подбрасывающая хворост!...


Есть сознательно принудительная смерть по закону – казнь. Оторопь берёт от пояснений словаря Брокгауза и Ефрона: «Смертная казнь, в прежние времена широко применялась и делилась на простую и квалифицированную (сожжение, колесование, четвертование, повешение за ребро, сажание на кол)». [1]

В непонятные нам времена было человеческое жертвоприношение. И надо понять – ПОЧЕМУ? Почему существовали общества с человеческими жертвоприношениями, а Европа - общество «агрессивного гуманизма» - вымирает?

Есть такой феномен как каннибализм. Почему он был распространён в странах, где нет недостатка в пище?

Есть сознательно принудительная смерть по приказу в бой, из которого явно вернуться не все, а статистика даже примерно знает, сколько из какого боя не возвращается.

Чтобы не уходить от главной темы, подведу черту: смерть есть атрибут жизни и присутствует в ней в самых разных формах (законных и противозаконных, принудительных и добровольных, сознательных и случайных, сакральных и профанных).

Начнём с рассмотрения этической стороны проблемы. Позиция противников эвтаназии понятна: категорическое нет! Жаль, что аргументы приводятся в основном эмоциональные. Правда, статья, вызвавшая дискуссию, тоже не блещет аргументами. Безусловно, применение арифметических и бухгалтерских методов в сфере морали – аморально. Но, так или иначе, две колонки с PRO и CONTRA выстроить придётся.

Первое. На каком основании можно отнимать жизнь? Конечно, можно принять любые законы, но речь о тех основаниях, на основании которых эти законы принимаются. Жизнь – это святое. И регламентация распоряжения ею в обществе самая жесткая. Во многих странах сегодня вообще запрещено лишать жизни. Даже преступников. Ну а невинных – тем более. Но я формулирую вопрос иначе: на каком основании мы даём жизнь? Журналист пишет, что «граждане рожают себе детей для удовольствия, и не для мучений». При таком подходе к делу моральный вопрос вообще снимается. Две половозрелых особи решают для своего удовольствия завести потомство. Если что-то не понравилось (не во-время, например), или потомство получилось уродливое – они, эти половозрелые особи, сами принимают и решение о ликвидации неугодного плода копуляции (язык не поворачивается сказать «любви»). Общество тут ни при чём. Его не спрашивали, когда копулировали, рожали. Так почему нужно спрашивать разрешение у общества на устранение! Словом, кто принял решение рожать, тот и несёт полную ответственность за результат. Если общество ни при чём, то оно ни при чём во всех смыслах и случаях: как хотите – так и рожайте, как хотите – так и распоряжайтесь потомством, как хотите – так и растите его, как хотите – так и лечите, как хотите – так и воспитывайте. Понятно, что так не бывает и не будет. Понятно, что «жить в обществе и быть свободным от общества – нельзя». Но ведь рожают-то у нас действительно как попало! Чего стоит современный «броуновский» брак! Нужно быть последовательными: либо вводить ясную регламентацию на рождение детей и для тех родителей, которые принимают и выполняют эти условия предоставлять социальную поддержку и защиту. В противном случае – отказывать и в поддержке, и в защите. Более того: и незаконно новорожденного в таком случае не следует считать ни гражданином, ни человеком. И это отчасти ответ на вопрос – когда «начинается» человек? Не с зачатия, не с рождения, а с санкции общества на появление ребёнка. Физическое, биологическое, социальное, духовное бытие человека – это разные виды бытия.

Второе. Если ребёнок зачат во грехе (сознательно избегаю определений, чтобы не быть нудным), то в какой степени и должно ли общество вообще разделять тяготы родителей? Если родители сделали всё, чтобы родился урод, то причём тут общество? Если родители пьют и колются, если зачинают вне брака, если зачали в пост, то…

Третье. Если всё общество безнравственно, то и обвинять отдельного человека как-то нелогично. А общество виновно в том, что нет правил морали, которые помогают сохранению популяционного, общественного здоровья. И на страже этой морали должна стоять только смерть. Это моё твёрдое убеждение. Я также убеждён, что только «статистический характер», только многомиллионный масштаб современной человеческой популяции позволяет выживать обществу биологически при отсутствии морали. В небольшом замкнутом племени с нашей «моралью» вырождение наступило бы за обозримый исторический период. А у нас – кривая Гаусса всё стерпит!

Четвёртое. Безнравственность общества состоит ещё и в том, что оно сознательно ведёт нездоровый образ жизни, который выдаёт за культуру и прогресс. Сотни наименований и миллионы тонн пищевых добавок – это нормально?! Миллионы тонн химических лекарственных препаратов, многие из которых просто навязываются человеку – это нормально?! Это ли не химическая война против самих себя! А агрессивное внедрение в жизнь генетически модифицированных организмов и продуктов питания на их основе – нормально?! И всё легитимно, и всё демократически! Только вот человек лишен выбора…

Так вот – должен быть выбор: и у человека, и у общества. И за совершенный выбор нужно нести ответственность. А если природа всё же даёт сбой и рождается урод – нужно иметь мужество и взять на себя ответственность быстрее довести природе своё дело до конца. Отбор – всеобщий естественный принцип. И дело не в Дарвине и не в социал-дарвинизме. В Культуре отбор – это культивирование. И культивировали всегда сильных и жизнеспособных, а не наоборот. И на то есть обряды инициации. Посвящение во взрослые – главная задача культуры. И только прошедшие этот обряд имеют право называться взрослым, имеют право создавать семью и давать потомство, имеют право принимать участие в выработке социально значимых решений. В современном обществе признание взрослости, обряд инициации заменён автоматическим признанием статуса по достижении определённого биологического возраста. Но ведь это абсурд! Поэтому сегодня так много «инфантильных стариков». Предвижу упрёк в пропаганде евгеники. Не принимаю! По сути вопрос нормальный и правильный. И отвечало на него каждое общество. А современное пока не ответило и ничего предложить не может. А неудачный исторический опыт, да ещё и связанный с именем Гитлера, связанный с фашизмом – вообще бросает позорную тень на идею. Простите! Если завод делает плохие ботинки, надо не от ботинок отказываться, а технологию менять. А уж кто производит хорошие ботинки – вообще мелкая деталь. Упрёки в фашизме и тоталитаризме я не принимаю. Оставьте эту модную риторику для обсуждения в другом месте!

Я не требую казни безнадёжно больных (будь то новорожденный или…). Я требую более широкого рассмотрения вопроса, чем он ставится: убивать или не убивать безнадёжно больного? Надо бороться с причинами, а не со следствиями. Если общество насквозь безнравственно, беспринципно и безмозгло, то нужно привести в порядок общество. Ситуация усугубляется нашей разобщенностью. Каждый вроде хочет как лучше. И никто вроде не виноват. Но когда никто не виноват – виноваты все. И страдают все. И продолжают каждый тянуть одеяло на себя: дайте денег для моего ребёнка (в нашем конкретном случае).

Вопрос об эвтаназии требует юридического решения и закрепления. Но правовое поле имеет смысл только при наличии морального пространства. А его в современной Европе, США, России вообще нет. Есть свобода совести (от совести), плюрализм мнений, политическая толерантность и политкорректность, мультикультурное пространство, но нет общего ценностного знаменателя. А в итоге – борьба за жизнь любой ценой, пока эту цену кто-то оплачивает, пока есть медицинская страховка или просто наличные. Такой вот гуманизм при условии оплаты по умолчанию.

Мы подошли к вопросу «бухгалтерия морали». Это социальный аспект. Платит всегда общество. А какие конкретные механизмы для этого используются – это детали. Государственное финансирование, страховка, спонсоры и филантропы, частные сбережения или ещё что-то. Но важно другое: общество распределяет ресурсы. И может распределять их по-разному. Так вот вопрос: на что тратить ресурсы, выделенные здравоохранению? На профилактическую медицину, на фундаментальные медицинские исследования, на оказание помощи «здоровым» больным или на «лечение» безнадёжных. Ресурсы всегда ограничены. Денег всегда не хватает. На что-то они есть всегда. На что-то – никогда. И хотим мы того или не хотим – кто-то всегда будет принимать решение в пользу чего-то и в ущерб чему-то другому. И тем самым будет автоматически решать чью-то судьбу, быть или не быть некоему абстрактно-статистическому больному. И принимая решения в условиях ограниченных ресурсов это лицо, принимающее решение, как говорят специалисты по управлению (неважно, чиновник ли это министерства, или народный депутат) должен думать не о конкретном больном или нуждающемся, а об обществе. Критерий выделения денег – максимальное здоровье общества, а не отдельного больного. Вот вам и коллизия демократии: каждый голосует за себя, а избранный – отвечает за общество. И если конкретному избирателю чего-то не хватает, он начинает кричать, что его ущемляют в правах. Понятно, ибо демократия есть частный интерес. Но ведь есть и общество, без которого человеку не обойтись. Это уже диалектика части и целого. Человек или общество? Это вопрос жизни и смерти, а также вопрос культуры, истинного гуманизма, совести, взаимной ответственности человека и общества, а не просто пошлого «кто будет платить» или «готовы ли Вы сегодня сами казнить этих детей»?

Поднятый журналистом вопрос не есть вопрос о журналисте и его достоинствах, об эвтаназии, об абортах и даже не есть вопрос о безнадёжно больных детях, и тем более не вопрос о трагедии истерично любящих матерей. Это вопрос о здоровье человеческой популяции, о здоровье общества. Все, кто набросился на журналиста с обвинениями, – либо несчастные матери, либо «абстрактные гуманисты». Европейская культура подошла к черте, когда придётся явно и открыто, либо лицемерно и иносказательно решать вопрос о сохранении жизнеспособности и здоровья общества. Природу обмануть нельзя. Наши манипуляции с природой, выдаваемые за великие достижения науки и техники, уже показали свои негативные результаты, с которыми мы не знаем, что делать. А можем и не узнать! Просто природа сама внесёт коррективы.

Социальный аспект проблемы требует признать, что общество тоже смертно. И сохранение общества, сохранение жизни общества также требует определённых усилий, а иногда и жертв (в смертный бой идут ради жизни, причём идут лучшие: здоровые, молодые, красивые и сильные).

Моральный, социальный и биологический аспекты очень переплетены. Поэтому очень трудно придерживаться строгой линии изложения. Простите, возвращаюсь к морально-социальному аспекту (или как лучше назвать?). Речь о следующем. Многие женщины говорят, что диагностика во время беременности или сразу после родов неточна: им объявляли приговор о нежизнеспособности ребёнка, а оказывалось, что врачи ошибаются. Так чего стоят все эти методики и эти врачи?! И как они отвечают за свои слова? Значит вывод – борьба за жизнь ребёнка должна идти до тех пор, пока не станет очевидно, что жизнь возможна только при искусственной поддержке. Но такое достижение науки и техники выливается в свою противоположность – продление мучений и причинение страданий. Поэтому, на мой взгляд, такая поддержка должна быть прекращена. «Не надо меня спасать», - как говорила одна, уже покойная, знакомая.

Биологический аспект проблемы очень сложен и многопланов. Поэтому коснусь лишь некоторых вопросов. Экологи знают, как больна биосфера. Медики знают, как больна человеческая популяция. И парадокс (диалектика) в том, что чем лучше медицина, тем больше больных, то есть спасённых от смерти, но не ставших полностью здоровыми людей. И эти люди дают потомство. Нездоровое потомство. Его спасают, и оно в свою очередь тоже плодится. Так накапливается генетический груз. Есть медицинская статистика, есть генетическая статистика. И специалисты бьют тревогу. Разве нужно ещё что-то объяснять! Меня смущает только один момент. Есть природный процент уродств. Он колеблется в каких-то пределах и зависит от каких-то условий. Если насильственно убивать этих несчастных, то не сместится ли равновесие к своей естественной природной норме? Не станет ли эвтаназия Сизифовым трудом? Я не знаю ответа. Но это биологический аспект. И нужно хорошо посмотреть, сравнить статистику по качеству и количеству заболеваний в разных странах, в разных культурах. Сделать такой социокультурный срез тератологии и посмотреть. И если в них причина, то надо их и регулировать, а эвтаназия – лишь вынужденная мера за социокультурные ошибки.

Я умышленно не хочу приводить цитаты из Библии, примеры из истории или ссылаться на авторитеты. И не даю категорический ответ – убивать или не убивать. Но общий тон моих размышлений весьма однозначен: если эвтаназия полезна обществу, если она избавляет от страданий самого больного, если это нужно – значит нужно.

Жизнь человека - не участие в процессе производства и потребления, не существование белкового тела. Она нечто большее, что невыразимо на рациональном материалистическом языке, на языке науки. Об этом говорит религия. Но давайте честно: религия абсолютизирует жизнь, но не телесную. А будет у нас здоровый дух, будет здорово и тело, в том числе и у наших новорожденных. Надо жить так, чтобы рождались здоровые дети.


Автор: Евгений Юрьевич СМОТРИЦКИЙ - публицист, кандидат философских наук, Германия.


Источник: Научно-культурологический журнал №4/2010

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100