Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ И РЕЛИГИЯ

Печать

Игорь ПОДБЕРЕЗСКИЙ

Продолжение – начало - 1, 2. 3,

Фрагмент мозаичного панно «Золотое правило» американского художника Нормана Рокуэлла

Проблема толерантности

 

В конце концов проблема мультикультурализма неизбежно упирается в проблему толерантности, терпимости, которая тоже занимает все более важное место в международных отношениях и не только. (С 1995 г. по инициативе ЮНЕСКО ежегодно 15 ноября отмечается «День толерантности», а в 1993 г. был проведен «Год толерантности»). Википедия определяет толерантность (от лат. tolerantia — терпение)  в социологии как  «Терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям».

Без толерантности мультикультурализм как практика просто не может существовать. Первоначально потребность в ней ощутили еще могучие древние империи, которые убедились, что покорить народы при помощи меча можно, а вот править ими только мечом нельзя: приходится принимать  во внимания их обычаи, а главное – веру. Но как раз религиозная толерантность встречала яростное сопротивление – Ветхий Завет полон проклятий в адрес иудейских царей, которые терпели чуждые религии и похвал в адрес тех, кто жестоко искоренял их. Однако в Коране сказано: "Нет принуждения в религии" (Коран 2:257) и сторонники мультикультурализма и терпимости возлагают на этот стих большие надежды.

Новый Завет вводит принцип раздельности Божьего и кесарева: «…отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу»  (Мф 22,21). Далеко не сразу, но он вошел в сознание христиан. Горький опыт Тридцатилетней войны показал, что толерантность  совершенно необходима для сколько-нибудь нормального существования государств, в которых население исповедует разные веры, пусть и одного корня. Она необходима просто для того, чтобы человек мог открыто высказывать свои религиозные взгляды, без чего жить невозможно.

Работа над новозаветным положением о раздельности Божьего и кесарева  привела к утверждению принципа отделения церкви от государства, который постепенно распространился во всем западном мире, а в наше время и за его пределы, войдя в ряд важных международных документов. Наряду с этим был провозглашен принцип секуляризации, т.е. вытеснения религии из государственной и общественной жизни.

В СССР религии подвергались преследованиям, но нельзя сказать, что принцип мультикультурализма ему был совершенно неизвестен –  «Дружбе народов»  уделялось большое внимание. И хотя тут было немало извращений, от этой дружбы  остался не только фонтан на ВВЦ. Как минимум эта идея не без успеха сглаживала  культурные антагонизмы, ее благотворное воздействие сказывается по сей день,  к ней по-прежнему апеллируют в некоторых республиках СНГ, ностальгируют по ней и в России.

Толерантность  предполагает умение подавлять архаичные импульсы отторжения  и демонизации Другого, которые на заре истории человечества  были, видимо, присущи практически всем представителям вида homo sapiens, но которые  по мере роста цивилизованности подавлялись и вытеснялись в подсознание. Однако, как показывает опыт, не исчезали совсем: при случае эти древние инстинкты неприятия чужака вполне способны возрождаться, и даже выходить на первый план.

И чтобы предотвратить такой печальный ход событий, и нужна толерантность, нужно «уступать друг другу». В самом примитивном виде толерантность сводится к нехитрому житейскому правилу «живи и давай жить другим», в усложненном она означает также норму цивилизованного компромисса между конкурирующими культурами и требует признавать право другого на свою веру, убеждения и просто образ жизни. Причем такие уступки вовсе не означают положительную оценку чужой культуры и ее принятие. Особенно это касается веры: верующий человек изначально не может признать чужую веру равной своей – иначе он просто неверующий.

Толерантность свидетельствует о том, что человек столкнулся с чем-то, что представляется ему «неправильным», но он согласился это терпеть. Как говорил Хабермас в цитированном труде «…поскольку он (другой  И.П.) наделен равными правами, в политической сфере создается ситуация, при которой каждый отвечает за свои действия перед каждым». Поскольку все люди созданы по образу и подобию Божию, многие христианские богословы считают равенство прав  библейским принципом, христианин не может не признавать его.

Однако многие идут дальше. В идеале, говорят они, подлинная толерантность есть результат не снисхождения и не принуждения, но свободного выбора. Между тем далеко не все готовы сделать его, почему и нужны какие-то юридические нормы, регулирующие поведение по отношению к представителям иной культуры, веры, обычаев. И в 1995 г. ЮНЕСКО приняла «Декларацию принципов толерантности»,  (ее подписали 185 государств, включая  Россию), где сказано, что она означает «…уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность — это свобода в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность. Толерантность — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира».

Звучит обнадеживающе, но в странах-подписантах встречается не так уж мало людей, отказывающихся признавать толерантность добродетелью, особенно религиозную толерантность, которая, говорят противники религиозной терпимости,  обычно означает религиозное равнодушие. Некоторые христиане неохотно соглашаются с тем, что человека – носителя иной религии уважать еще можно, ибо и он создан «по образу и подобию», но все же чаще это пустая декларация. А вот иную религию уважать нельзя ни под каким предлогом, и разубедить в этом трудно.

Всякий искренне верующий сознательно или бессознательно исходит из принципа: «Настоящий Бог – это мой Бог, твой бог – ложный, а с ложными богами я обязан бороться, этого моя вера требует». В наше время предпринимаются попытки преодолеть этот взгляд, но успехи на этом пути пока не очень велики, в лучшем случае толерантность  есть согласие терпеть явную неправоту, а это психологически  некомфортно.

Верующие вопрошают: «Разве истина не одна? Зачем поддерживать многообразие лжи?» Противники мультикультурализма и толерантности говорят, что они нетерпимы потому, что истина нетерпима, а вот религиозная толерантность есть не что иное, как сознательное смешение добра и зла. Мятежный католический кардинал Лефевр говорил: «Нельзя вступать в диалог с франкмасонами и с коммунистами, потому что с дьяволом не ведут диалогов». Сказано сильно, но еще   Рабиндранат Тагор сказал: «Если вы закроете двери перед всеми заблуждениями, истина также останется снаружи».  Истина нуждается в контексте терпимости, из нетерпимых обществ она просто изгоняется и не может в них существовать, о чем неопровержимо свидетельствует исторический опыт человечества.

В России призывы к отказу от толерантности звучат нередко. Так, епископ Пермский в феврале 2009 г. выступил с открытым письмом, в котором писал, что  «Толерантность - это когда тебя выживают из твоего дома, а ты не сопротивляешься…», и означает она, в сущности, «…навязывание исподволь совершенно иной, чуждой российскому обществу культуры, в основе которой лежит протестантская этика, культивирующая индивидуализм… Таким образом, вместе с навязываемыми нам заморскими принципами толерантности в сознание российского общества пытаются внедрить готовность беспрекословно признавать и принимать противоречащие нашим христианским принципам убеждения и взгляды, которые отличаются от наших собственных и никогда нами не разделялись и не одобрялись»

Вообще же свобода отнюдь не  сводится к свободе творить все, что угодно, как нередко трактуют западные свободы в России. Такое бывает, но такое обязательно встречает отпор - в первую очередь самих западных христиан, что не всегда замечают. Это приводит к огульному отрицанию всего западного опыта, что было подмечено В.В. Набоковым, который писал: «Для некоторых первое дуновение свободы - когда они видят небрежно развалившихся в креслах американцев: ноги вытянуты, руки в карманах. Но, к сожалению, они не способны почувствовать в этом одно из проявлений демократии. Они думают, это некультурно. Они говорят: «Американцы… ну что с них взять» (ИЛ № 7, 2003). У американцев есть кое-что помимо манеры класть ноги на стол.

Опасения по поводу мульткультурализма вполне объяснимы. Он, как  и сопряженная с ним толерантность, предполагают уважительное отношение к иной этнической и религиозной самобытности, к другим культурам обычаям и образу жизни, к иным нравственным ценностям и мировоззренческим убеждениям. Но требовать уважения едва ли продуктивно, можно лишь призывать к нему, ибо трудно уважать то, что внушает страх, неизбежно порождающий неприятие. В конце концов, отказ индивида от протеста против убеждений, которые ему представляются неприемлемыми,  противоестествен.

И не только в сфере религии. В настоящее время толерантность находит свое выражение в политкорректности, которую тоже неласково встречают в России, где в ней по большей части видят лицемерие. Не без оснований указывают, что политкорректность приводит к неспособности называть вещи своими именами, что отнюдь не способствует диалогу, напротив, препятствует ему. От первоначального требования соблюдать приличия она разрослась до чрезвычайно разветвленной карательной системы запретов, до стремления   избегать всего, что может быть воспринято как оскорбление, что чрезвычайно затрудняет откровенный обмен мнениями.

Официальные документы Российской Федерации говорят о необходимости поддерживать и культурное многообразие, и  дух толерантности. Так, в «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года», утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. подчеркивается необходимость сохранения и развития «…самобытных культур многонационального народа Российской Федерации…» и обеспечения эффективности «…государственно-правового регулирования поддержки и развития разнообразия национальных культур, толерантности и самоуважения».

 

Фото: Фрагмент мозаичного панно «Золотое правило» американского художника Нормана Рокуэлла

 

Окончание следует…


ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100