Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 323 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



БЛАГОДАРЕНИЕ НЕПОКОРНОСТИ

Печать

Виктор ЯКОВЛЕВ

«У Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день»
Апостол Петр (2 Пет. 3. 8.)

храм свв. Жен Мироносиц, Псков

Петербургский режиссер-документалист Максим Якубсон снял фильм о псковском священнике о. Павле Адельгейме «Один день отца Павла». Золотой нитью мерцают в нем фрагменты Божественной Литургии, центрального христианского богослужения, к которому ведут и из которого исходят все остальные. Литургия (в переводе с греческого «общее дело»), Евхаристия («благодарение») – эпицентр церковной жизни, «таинство таинств», преподанное Иисусом на Тайной Вечере как главное звено, соединяющее Небо и землю, Бога и человека. Для христианина, каким хочет видеть его Христос, весь жизненный путь – путь богоискательства. Где бы он ни был, чем бы ни занимался, Бог для него – источник и цель. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и все приложится вам». (Мф. 6. 33.)

Если воспринимать день, как синоним человеческой жизни, то день отца Павла, почитающегося исповедником веры, исполнен драматизма, событий радостных и трагических, соединившихся в один непрерывный путь служения Богу. Путь этот описан во множестве публикаций о батюшке, в его собственных, получивших широкую известность, книгах «Догмат о Церкви в канонах и практике», «Своими глазами», к нему неоднократно обращалась и «Псковская губерния» [ 1 ].

В фильме не идет речи о возникшей в минувшем году тяжбе между епархиальным церковноначалием с одной стороны и батюшкой и его прихожанами с другой. Об отказе прихожан храма святых Жен Мироносиц принять устав прихода в новой, предложенной Синодом редакции и, как следствие, исключении из состава приходского собрания несогласных «Псковская губерния» писала достаточно подробно. [ 2 ] Не стоило бы упоминать об этом и сейчас, если бы не события последних дней ушедшего года, оставившие свой глубокий след в «летописи дня» отца Павла.

До закона не достучаться

Есть смысл восстановить хронологию событий.

18.04.2011 приход свв. Жен Мироносиц не принял устав.

03.06.2011 Епархиальный суд осудил и исключил из состава приходского собрания 6 человек, которые голосовали против устава, и принял решение ходатайствовать перед правящим архиереем о почислении священника Павла Адельгейма за штат.

02.08.2011 Митрополит Евсевий утверждает решение Епархиального суда в части исключения из состава приходского собрания, добавив к 6 исключенным еще 5 человек. Приход написал апелляцию, на которую суд второй инстанции до сих пор не ответил.

06.11.2011 «Зачищенное» собрание вновь голосует против устава.

21.11.2011 Епархиальный суд вызывает ответчиками оставшихся несогласных. Ответчики заявляют судьям отвод ввиду их нелегитимности (совмещение истца и судьи в одном лице).

20.12.2011 Епархиальный суд собирается в том же нелегитимном составе. Ответчики снова заявляют отвод, но суд им пренебрегает и решает исключить из состава прихода ещё 9 членов, которые на приходском собрании голосовали против устава. Вновь принято решение ходатайствовать о почислении отца Павла Адельгейма за штат.

Официальная реакция митрополита Евсевия на решение суда пока неизвестна. [ 3 ]

За комментарием к последним событиям обращаюсь к отцу Павлу.

- Приход святых Жен Мироносиц вновь и вновь отвергает новый Устав. Если до закона все равно не достучаться – стоит ли продолжать?

- Т. е. стоит ли правда того, чтобы стоять за нее до конца? Несомненно, да, когда она – правда. Новый устав прихода закладывает фундамент авторитарных отношений, чуждых духу coборной Церкви: не по законам и канонам, а «по понятиям».

Архиерей, благочинный, настоятель, т. е. властная вертикаль церкви, не интересуется мнением прихожан. Она действует, никого не спрашивая, ни перед кем не отчитываясь, и диктует свою волю обезличенной массе, обязанной молчать. Устав, по сути, ничего не организует в практической жизни церкви, это мёртвый документ, он не влияет на реальную приходскую жизнь, но формально закрепляет антиканонические принципы, на которых приходская жизнь осуществляется. Конфликт возникает, когда от прихода требуют признать неправду в качестве правды и принять её по доброй воле.

- Но какой смысл принимать Устав, нарушающий законы и каноны, насильно принуждая приходы «добровольно» голосовать за него? Должны же быть какие-то резоны.

- Понять задачу патриархии несложно. Новый устав производит замену учредителей прихода, упраздняет из учредителей граждан, а их права передаёт епархиальному архиерею. Насильственное устранение не дозволено законом, поэтому патриархия требует, чтобы учредители устранились «добровольно».

Замена учредителей лишает приходы собственности – недвижимого и движимого имущества и материальных средств, свободного волеизъявления и подчиняет диктатуре епископа. Приходские доходы направляются в епархиальное русло без согласия верующих. Это материальная сторона дела.

Но есть и духовная сторона. Народ Божий, то есть прихожане храма, исключены из устава, лишены участия в управлении приходом и канонического места в церкви. Устав лишает народ Божий имени христиан, прихожан и мирян, отнимает его канонический статус, оставляя в статусе гражданском, не имеющем канонического смысла. Присутствие народа в храме приобретает случайный характер.

- Почему же все приходы Псковской епархии, кроме церкви святых Жен Мироносиц, приняли новую редакцию Устава? Как принимается Устав в действительности?

- Объясняется это чрезвычайно просто. Насколько мне известно, уже много лет приходские собрания в приходах Псковской епархии не проводятся. Разумеется, это предположение, основанное на личном опыте и свидетельствах многих священников и мирян Псковской епархии, и требует проверки, которую может и обязан провести следственный комитет.

Собрание не собирается, а протокол собрания имеется. Настоятель пишет протокол и просит прихожан подписать его. В нем записано: «Приходское собрание состоялось, присутствовало 10 членов. Устав в новой редакции принят единогласно». Этот протокол митрополит утверждает своей подписью и печатью и его подают на государственную регистрацию. Управление юстиции догадывается о незаконных действиях Епархии, но обращает внимание на формальности: правильность расстановки запятых, порядок слов, соблюдение заглавных букв и т. п.

В 2008 году настоятель прихода свв. Жен Мироносиц так и поступил: написал, не собрав собрание, протокол и получил регистрацию. Приходское собрание обратилось в Псковский городской суд. Суд признал протокол недействительным и отменил государственную регистрацию. Действия настоятеля и архиерея рассмотрел и осудил Общецерковный суд РПЦ. Епархия не рискнула вторично наступать на грабли – вот и все объяснение.

Но больше всего удивляет реакция органов власти. Начиная с 01.09.11, приход многократно обращался в прокуратуру, следственный комитет и управление юстиции с просьбой провести проверку законности административно-судебного давления епархии на приход, ссылаясь на ст. 148 УК РФ, запрещающую «незаконное воспрепятствование деятельности религиозной организации».

Приход просит рассмотреть документы, опросить свидетелей, – это прямая обязанность государственных органов, возложенная на них законом. Прокуратура и управление юстиции неизменно отвечают, что не видят оснований для проверки. Не видят? Или не хотят видеть? И – как, какими средствами открыть глаза прокуратуре и юстиции, чтобы они увидели, как епархия нарушает законы РФ?

В фильме «Один день отца Павла» прозвучат стихи – самого батюшки, его отца, духовных чад священника. Я же приведу строки, написанные им уже после создания фильма:

Снова строем нас гонят на инструктаж
не как прежде, одетых в бушлат с номерами.
В этом зале собраний другой антураж:
в пышных рясах горим золотыми крестами.
Но, спустя сорок лет, так же чётко и здраво,
Как грозил старшина, что и влево, и вправо
неизбежно догонит смертельная пуля,
так толкуют теперь нам церковное право.
И внимает собранье, перечить не смея,
монотонно звучащую речь архирея.
Кто играет от скуки, кто дремлет на стуле.
Все вопросы решаем «соборно» – бесспорно.
Подчиняясь Владычному слову, покорно
рясофорной колонной шагая опять,
как когда-то в строю, разобравшись по пять.
И святую идею церковной соборности
заменяем всеобщим поклоном покорности.

Скорее всего, устав будет принят и в Мироносицком храме – после того, как приходское собрание будет очищено от всех, кто способен мыслить самостоятельно, называть правду правдой, а ложь и лукавство ложью, – всех, кто позволяет себе «сметь свое суждение иметь».

Ты нужен Богу

Но вернемся к фильму, питерская премьера которого прошла 14 декабря 2011 года в выставочном центре на площади Победы в рамках «Зимней православной выставки» [ 4 ], а псковская, организованная историко-просветительским и правозащитным обществом «Мемориал», состоится на следующей неделе.

В самом начале фильма мы слышим закадровый голос Максима Якубсона:

- Больше двадцати лет назад я приехал в Псков вместе со своим другом. Здесь, у отца Павла, принял крещение. Спустя двадцать лет я снова приехал к о. Павлу, чтобы снять о нем фильм...

Максим Якубсон – режиссер Санкт-Петербургской студии Документальных фильмов, закончил ВГИК имени С. А. Герасимова, мастерскую режиссуры Марлена Хуциева. Участник, лауреат и дипломант нескольких российских и международных фестивалей документального кино.

Мне довелось видеть несколько его фильмов («Параллелошар», «Право переписки», «Зодчие города солнца») и могу сказать, что он – один из талантливейших режиссеров современного документального кино. В каждой картине он умеет найти художественную форму, в которой тема раскрывает себя наиболее полно.

И в то же время чувствуется, узнаётся почерк мастера. Прежде всего – в отношении к своим героям, к предмету повествования. Его камера не навязчива, но внимательна, созерцательна, но на удивление наблюдательна, когда каждая «мелочь» становится значимой и обретает дар речи. Он вместе со зрителем всматривается в тему, явление, образ, в быт и окружение человека, словно боясь повредить, исказить созданный не им, а Богом и природой живой, мерцающий всеми оттенками жизни, образ. И образ откликается, раскрывая себя сам, и возникает нечто неповторимое, как уникален и неповторим каждый человек.

Наблюдая за ним во время съемок, вспомнил евангельское «от избытка сердца говорят уста». Если художник ничего собой не представляет как личность, если не научился в сердце своем отделять зерна от плевел, у него ничего не получится. Серьезный художественный результат возможен лишь там, где тема творчества жизненно важна, прежде всего, для самого художника.

Если бы меня спросили, о чем фильм, в псковской премьере которого примет участие и режиссер, ответил бы коротко и сразу: о любви. О той самой, которая, по слову Апостола, «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, …не радуется неправде, а сорадуется истине». (1 Кор. 13, 4-6.) О той, что заповедана нам Богом, любящим детей своих не за то, что мы хорошие или плохие, не за праведность и благочестие, и вообще не за что-то, а по одной лишь причине, что мы – Его дети.

Отсвет этой любви – главное достоинство фильма. Он – в литургическом служении и проповеди, в рассказе отца Павла о детстве и юности, в его заботах о семье одной из воспитанниц приюта и в отношениях с учениками созданной им православной школы. Мы видим и слышим его в чтении стихов, в негромком именинном застолье, стихах и рассказах о нем питерского поэта Елены Пудовкиной и псковского художника Ирины Гурской.

Слышим, видим и начинаем понимать, что да, страдание очищает, но лишь того, кто способен жить не во имя свое. И главная тема, звучавшая поначалу тонко и беззащитно, как пробившийся к свету зеленый росток, обретает вдруг необоримую, торжествующую силу, потому что… Обращусь, впрочем, к стихам отца Павла:

Мне кажется, что смысла нет
стоять за правду там, где судят.
От них всегда один ответ:
«Живи, как власть велит, а нет -
закон защитою не будет».
…В бесплодных поисках дороги
споткнувшись, поломаешь ноги,
вняв к удивленью своему,
что ты не нужен никому.
Но не скорби, уйми тревогу:
ты не один. Ты нужен Богу.

_____________

1 См.: В. Яковлев. Сжитие со свету священника Павла Адельгейма // «ПГ», № 49 (368) от 19-25 декабря 2007 г.; Е. Ширяева. Вот и я восхожу на свою маленькую Голгофу // «ПГ», № 8 (377) от 27 февраля – 4 марта 2008 г.; В. Яковлев. По заповедям Блаженства // «ПГ», № 30 (399) от 30 июля – 5 августа 2008 г.; В. Яковлев. Век русской Церкви: от гонений до крови до объятий до смерти // «ПГ», № 32 (453) от 26 августа – 1 сентября 2009 г.

2 См.: В. Яковлев. Я, обвиняемый священник Павел Адельгейм… // «ПГ», № 23 (545) от 15-21 июня 2011 г.; В. Яковлев. Священник Павел Адельгейм: «Этот устав называется «смерть приходам» // «ПГ», № 32 (554) от 24-30 августа 2011 г.

3 См. подробно: Живой журнал о. Павла http://adelgeim.livejournal.com

4 См: Юлия Балакшина, «Один день отца Павла» http://www.psmb.ru/aktualnoe/vse_novosti/v_rossii/statja/odin-den-otca-pavla Информационная служба Преображенского братства, 15.12.2011

 

Источник: Псковская губерния

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100