Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 255 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПИАР ПРОТИВ ВЕРЫ

Печать

Платон ПРОХОРОВ

 

...

Официальный ресурс Московской патриархии 18 ноября сообщил о состоявшемся накануне в Рязанской и Касимовской епархии РПЦ МП торжественном открытии Церковного историко-археологического музея. Традиция созданий такого рода учреждений в Русской церкви насчитывает не так много времени, но представляется весьма позитивной для любых религий, в которых она также поддерживается. Это выглядит совершенно естественно, так как религиозные организации, более скрупулезно относящиеся к идее преемственности, чем светские, всегда располагают немалым количеством экспонатов для внутриведомственных хранилищ. Тем более естественно это для православных организаций в России, многовековая история которой оставила массу неизвестных еще широкому кругу интересующихся свидетельств, которые до сих пор окончательно разворовать не удалось.

Однако, в связи с историей возникновения упомянутого церковного музея на базе Рязанской епархии, возникает немало весьма неудобных вопросов для религиозной организации и светской власти нынешней Российской Федерации. Это, например, вопрос о том, какова была необходимость ради организации церковного хранилища разорять государственный музей "Рязанский кремль", коллекция икон которого сегодня приписывается церковному учреждению? Особенно интересно при этом, что, судя по процедуре отчуждения от народного достояния этой коллекции в собственность отделенной от государства религиозной организации, были существенно нарушены несколько норм федерального законодательства РФ. Не говоря о Конституции, которая в процессе идущего сегодня передела общенациональной культурной собственности не берется в расчет вообще.

Обществу должна быть известна и такая интересная деталь, что помещение для церковного музея было также отнято ранее у музея государственного, хотя коллекцию икон, которую профессиональным музейщикам пришлось демонтировать для освобождения под церковь помещений и хранить, после отнятия у них по воле министра культуры, вернули на прежнее место.

Нетрудно заметить, что объявленное церковным ресурсом торжество, связанное с открытием своего музея, оказывается при таких обстоятельствах заметно подпорченным "запахом" не слишком чистоплотной аферы. Но даже исходя из вполне понятного желания клерикальной структуры РПЦ МП обладать музейными художественными ценностями, она отчего-то наотрез отказалась от того пути, который выглядел бы наиболее логичным и моральным.

Для этого крупнейшей религиозной организации в России достаточно было обратиться к музею с предложением о передаче РПЦ МП экспозиции с сохранением всех положенных условий музейного хранения и обслуживания. Выглядеть это могло бы, например, так:

- некий "владыка", обращаясь к некоему "директору музея" предлагает передать культурные ценности церкви, где музейщики-профессионалы продолжат заботиться о их хранении. При этом, "владыка" мог бы сказать даже о том, что в государственной системе Минкульта музею, как всегда, бюджет на его содержание будет мизерным, а при ходатайстве церкви-фаворита это положение, разумеется, поправится.

Кто может подумать, что музей, в таком случае, был бы против? Что была бы против культурная общественность страны, теряющая сегодня последние крохи доверия клерикалам? Больше того, такого рода прецедент мог в самом деле стать поводом для совершенствования законодательства в сфере культуры с конструктивным участием религиозной организации…

Но приведенный умозрительный вариант возможного развития событий исключал бы громкие скандалы, в процессе которых религиозная организация спекулировала на том, что "безбожники препятствуют возврату того, что принадлежит ей по праву". Не нужны были бы и доказательства, что таким правом до 1917 года предыдущая церковь не обладала, и нынешние претензии созданной в советские годы РПЦ МП – типичное очковтирательство. То есть, не было бы повода для банального "пиара", за счет которого источник избранной властью идеологии был бы вынужден стремиться к религиозной и церковной состоятельности, а не политической. О том, что овладение с правом собственности национальной коллекцией, имеющей громадную залоговую стоимость, говорить уже не будем…

Но, вероятно, такова же побудительная причина и других направлений клерикализации различных сфер светского пространства. Взять, например, опубликованное тем же ресурсом чуть ранее сообщение о том, что в Научно-богословском центре междисциплинарных исследований при СПбГУ состоялся семинар, на котором обсуждали проекта документа "О соотношении науки и веры", где организатором "выступила комиссия Межсоборного присутствия по вопросам богословия".

В самом деле, почему религиозная организация так жаждет признания "научности" всего, что присуще религии? Казалось бы, что "зазорного" может быть в богословии, заслуженно пользующемся во всем мире уважением, как уникальная стезя в области стремления к заведомо Непознаваемому? Оказывается, где-то может, да еще как! Потому что объяснить иначе упорное стремление приклеить к науке то, что ею заведомо не является (а, главное, на том и стоит!) просто невозможно.

Интересно, что признаки полной абсурдности такой тенденции легко уразуметь даже в том случае, если человек обладает лишь элементарными представлениями о том, что есть "наука", и что есть – "богословие" в том виде, в котором оба явления позиционируют сами себя. Для начала стоит отметить, что наука – это одна из ветвей общечеловеческой культуры, как и религия в целом, тогда, как богословие – лишь инструмент религии, дисциплина, которая очень своеобразна для каждой отдельной конфессии. Но, если разные отрасли науки изучают материальный мир во всем многообразии его проявлений, определяя его бесконечным и познаваемым, то религиозным "объектом изучения" посредством христианского богословия, для религии является принципиально непознаваемый Бог. Проще говоря, даже вероятность успеха от измерения километров килограммами гораздо менее абсурдна, чем именование "богословия" - "наукой" или наоборот.

Но, зачем же тогда потребовалось представителям религиозной организации "низводить" сугубо религиозный опыт обращенный к Абсолютному до того, что с его позиции представляет всего лишь "тщетные попытки разума, объятого гордыней"? Может быть это очень глубокая степень неадекватности определенного сообщества? Вряд ли!

Направлений, в которых, вероятно, следовало бы искать ответ, не так много. Одно из них, скорее всего, в естественной надежде религиозного института на реванш за Просвещение, в эпоху которого родилась современная наука, а религиозные организации начали неуклонно утрачивать свое административное влияние на общество. Другое может крыться в попытке религиозных институций "раствориться" в более перспективных институциях (напр. идеологических), где их архаично-культовому антуражу предстоит отходить на задний план весьма постепенно, для чего потребуется время. Есть еще и "третье" и "десятое", в которых также не присутствует ничего собственно религиозного. Но в самом конце все равно повиснет вопрос о том, наиболее вероятном для нашей ситуации, что присуще сегодня всем политическим активистам: а, может быть, это просто "пиар"?

Некоторое количество чиновников от науки – в основном старшего поколения, которым есть, что терять под напором клерикализации, снисходительно принимает и удовлетворяет любые претензии на "научность" со стороны сообщества "духовного" - в том, когда-то единственном значении этого слова. Но для российского научного сообщества, побывавшего и не в таких переделках в пору "лысенковщины" и эпохи "марксизма-ленинизма" в целом, это не представляется катастрофой:  "чем бы дитя ни тешилось, лишь бы…". Другой вопрос, что для самой религии в российском пространстве – точнее, для одной из конфессий, эта ситуация и в самом деле выглядит едва ли не фатальной, что оценить могли бы сами православные богословы. Но…

Но все, похоже, перевешивает банальный прагматизм сиюминутной администрации православного клерикального сообщества. Вполне очевидно, что она спешит получить пусть и сомнительный с религиозно-нравственной точки зрения, но ощутимый в эквиваленте преходящих ценностей результат. Кроме поддержания на плаву организации - если не в виде христианской церкви, то хотя бы в форме идеологической институции при власти, в качестве дивидендов она получает и доступ к государственному бюджету. Скажите на совесть, разве в условиях светского демократического государства это не достижение?

Не стоит воспринимать такой взгляд со стороны на нынешние парадоксы государственно-клерикального альянса, как осуждение или, наоборот, высокую оценку практичности плеяды "новых русских" священнослужителей. Это всего лишь констатирование общеизвестных фактов, которые с течением времени вызывают все больше и больше вопросов у россиян. Ну, а сами они, вероятнее всего, относятся к разряду тех продиктованных объективными причинами явлений, которые никак нельзя считать иллюзией. Наверняка со временем они тоже окажутся окончательно проясненными и настолько же исторически оправданными, как любые другие проявления активности в русле всеобщей эволюции.


Примечание RP:

НАУКА — особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности. Как вид познания наука взаимодействует с др. его видами: обыденным, художественным, религиозно-мифологическим, философским. (...) Предметный и объективный способ рассмотрения мира, характерный для науки, отличает ее от иных способов познания. Напр., в искусстве освоение действительности всегда происходит как своеобразная склейка субъективного и объективного, когда любое воспроизведение событий или состояний природы и социальной жизни предполагает их эмоциональную оценку. Художественный образ всегда выступает как единство общего и единичного, рационального и эмоционального. Научные же понятия — это рациональное, выделяющее общее и существенное в мире объектов. (Новейший философский словарь)

БОГОСЛОВИЕ – православное - 1) Веро- и нравоучение Православной Церкви; 2) комплекс дисциплин, изучающих основы веро- и нравоучения Православной Церкви, которые в своем дидактическом варианте излагаются в определенной системе, терминологии, методе; 3) дисциплины о богослужении Православной Церкви, его смысле, истории, времени и месте совершения; 4) критический разбор возражений против веро- и нравоучения Православной Церкви, а также мнений, претендующих на православность, но не являющихся таковыми; 5) иногда к Б. п. относят церковное право, историю Церкви и др. (Новейший философский словарь)

БОГОСЛОВИЕ - [греч. θεολογία]. Понятие христ. «Б.» включает в себя: 1) практику богообщения, подразумевающую веру и молитвенное устремление к Богу как к предмету веры, упования и любви, и деятельность в соответствии с верой. В этом смысле Б. может пониматься как синоним молитвы, созерцания, духовнойжизни;2) дискурсивную практику усвоения человеком систематизации и изложения вечных богооткровенных истин, церковного опыта веры и богообщения (Б. как наука). (Православная энциклопедия)

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100