Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 358 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ВОЙНА ДВУХ КОЛОКОЛЕН

Печать

 

Александр СОЛДАТОВ

 

ph RIA-novostiЭксперимент по преподаванию религии начался 1 апреля в 19 регионах России. Автор главного из «экспериментальных» учебников — по «Основам православной культуры» — протодиакон РПЦ МП Андрей (Кураев). Первые неудачи эксперимента выявились уже спустя неделю после его начала, в Московской патриархии царит некоторое разочарование…

 

Патриарх одолел президента

Сначала был спор. Тяжелый и изматывающий. Об учебнике, по которому будет преподаваться главный предмет шестимодульного курса — «Основы православной культуры». Помимо него, на выбор учащихся и их родителей предлагаются еще пять модулей — основы ислама, буддизма и иудаизма, вообще всех «мировых религий» и светской этики. Но собственно идеологическое значение инициаторы эксперимента придают православию  — «государствообразующей» религии нашей «моноконфессиональной» (оба выражения принадлежат патриарху Кириллу) страны.

Президент Медведев, встретившись в июле минувшего года с лидерами четырех «традиционных конфессий» России (нигде в законе нет понятия «традиционная конфессия», но в политической практике высшая власть контактирует только с ними), дал старт эксперименту. Президент тогда подчеркнул, что курс должен быть сугубо светским, не разделяющим детей (а это четвероклассники!) по конфессиональным углам. Однако патриарх Кирилл со свойственными ему энергией и нажимом, как говорится, «обошел на повороте» президента.

Буквально исполняя поручение президента, группа разработчиков учебников по новому предмету заказала «Основы православной культуры» (ОПК) ученому из Института всеобщей истории РАН, старообрядцу по вероисповеданию Алексею Муравьеву. От РПЦ МП же свои ОПК стал писать ее самый известный миссионер, особо приближенный к патриарху о. Андрей (Кураев). В декабре между двумя учебниками — светским и миссионерским  — случился клинч. На заседании 29 декабря в храме Христа Спасителя патриарх торжественно объявил, что его церковь поддерживает лишь учебник Кураева.

Все труды группы разработчиков, Министерства образования, издательства «Просвещение», уже запустившего учебник Муравьева в печать, пошли прахом. Против патриаршего слова в современной России не устоит никакое министерство. После непродолжительного глухого сопротивления, вопреки всем ранее принятым решениям, в конце января то же «Просвещение» вынуждено было запустить в печать учебник Кураева, и сейчас дети учат православие именно по нему.

 

Кураев не отдаст своих детей на ОПК

Весь февраль и март о. Андрей посвятил поездкам по всем 19 регионам, где начинается эксперимент, встретился с большинством учителей, которым поручено преподавать ОПК, и на итоговой пресс-конференции в конце марта не выглядел счастливым. Он привел типичный рассказ провинциального священника о встрече с учителями — преподавателями ОПК: «Ощущение такое, что я — прокаженный. Они даже из вежливости НИЧЕГО не взяли из моих рук». Напомним, что по личному указанию Медведева священнослужителям преподавать новый предмет запрещено. Протодиакон обвиняет российских учителей в «тоталитарности» сознания, а их работу сравнивает с «методами тоталитарной секты — запретом на свободный поиск информации».

«Начавшийся эксперимент, — заявил Кураев, — это судорожная, истерическая попытка ответить на три вызова времени. Во-первых, это глобализация. Как нам, не превращаясь в Северную Корею, сохранить свою цивилизационную идентичность. Во-вторых, это вызов гастарбайтеров, вызов ислама. Необходимо сохранить традиционный для России ислам народов Поволжья от ближневосточных спонсоров, у которых акценты расставлены совсем по-другому. В-третьих, это демографическая проблема. Необходимо детям привить вкус к жизни, вкус к семье». Раз уж зашла речь о «русской идентичности», протодиакон не мог не пожаловаться на гнусных бояр, как всегда исказивших волю доброго царя. «К сожалению, — признал он, — складывается ситуация, когда курс ОПК внедряют те, кто долго с введением этого курса боролся». О. Андрей прямо обвиняет Министерство образования, с которым у него теперь жестокая война, в фальсификации воли родителей — в некоторых городах и регионах России изучать православие в школе не захотел никто!

В «исконно русских» Томской области и Красноярском крае изучать ОПК будет лишь 19% учащихся, в Новосибирской и того меньше, в Калининградской области — 34%, в Камчатском крае — 39%, в Курганской области — 20%, в Удмуртии — 16%, даже на тотально русской Тамбовщине — только 55%. Трудно назвать это триумфом государственного православия. Относительного успеха ОПК добились лишь в Костромской области (75%), в Ставропольском крае (около 60%) и в Тверской области (62%). По официальным данным, в Пензенской области ОПК не пожелал изучать ни один (!) человек — 62% учащихся здесь будут знакомиться со светской этикой, остальные — с историей всех мировых религий. Кстати, именно этот предмет благословила изучать своим последователям столь архитрадиционная конфессия России, как Древлеправославная поморская церковь (старообрядцы-беспоповцы). «Образцово-показательный» результат продемонстрировала Чечня, где «Основы ислама» «выбрали» 99,64% родителей, остальные четверо выбрали ОПК.

Подобный провал эксперимента с точки зрения РПЦ МП о. Андрей (Кураев) объясняет  сложными интригами «кремлевских башен», которые уж очень боятся усиления влияния патриарха Кирилла. Автор учебника испытал и свой личный провал: «В издательстве «Просвещение», — пожаловался он, — мой учебник ОПК на стадии его печати в типографии безо всякого согласования со мной подвергся идеологической и радикальной правке. Урок 3 (о Боге) они сократили в 2,5 раза. Столь радикальное сокращение урока обрело зримо-цензурное воплощение». Руководство «Просвещения» вычеркнуло из учебника разъяснение понятия «Бог», заявив, что не допустит «пропаганды креационизма» и что это противоречит Конституции.

В общем и целом, в Московской патриархии, которая добивалась внедрения ОПК в светскую школу, констатируют: имеет место профанация предмета, возникает недоверие к далеким от веры учителям, которые станут преподавать «Основы православной культуры» без души, только «по обязанности». Лучше всего первые итоги эксперимента сформулировал сам о. Андрей (Кураев) своей итоговой фразой на пресс-конференции: «Я бы своих детей, если бы они у меня были, на ОПК бы не отдал».

 

«Симфония» закончилась

Отец Андрей в полемическом запале допускает одну существенную ошибку. Министерство образования и науки РФ в рамках эксперимента все же не стало лоббистом светской этики, что соответствовало бы российской Конституции и Закону «Об образовании», исключающим религиозную проповедь в школе. Главная заслуга в том, что в большинстве регионов победили светская этика и история мировых религий, принадлежит местным органам образования. А при нынешней конструкции властной «вертикали» трудно предположить, что чиновники от образования заняли такую позицию вопреки мнению своих губернаторов. К тому же региональные министерства и управления образования входят в структуру органов власти субъектов Федерации. Таким способом местные чиновники явно продемонстрировали свое неподчинение РПЦ МП, епархиальные архиереи которой, чтобы избежать неприятных разговоров с патриархом, всячески давили на этих чиновников, добиваясь гегемонии ОПК. Например, архиепископ Ставропольский Феофан провел более сотни встреч с губернатором и краевыми министрами, а архиепископ Екатеринбургский Викентий даже подписал «обязывающий» договор с областным министерством образования. В любом случае статистика — вещь упрямая, и она показала, как далеки от реальности разговоры о «симфонии властей» и «духовном возрождении» России в ограде РПЦ МП, которыми увлекается официальная пропаганда.

Важную роль в срыве всеобщей «православизации» сыграли российские мусульмане. Например, в Пензе два года назад местные власти попытались внедрить ОПК в ответ на инцидент в Погановке, где православные антиглобалисты укрылись от мира в пещере. Логика властей была примерно такой: раз бесконтрольная проповедь православия ведет к подобным инцидентам, то будем учить людей православию цивилизованному, под контролем государства. Однако местные мусульманские организации обратились в прокуратуру, и та запретила православный всеобуч. Похожая ситуация в Кургане, где мусульмане составляют отнюдь не «исчезающее меньшинство». Неудивительно, что Кремль не решился включить в число 19 экспериментальных регионов Москву и Санкт-Петербург — ведь и здесь теперь практикующих мусульман не меньше, чем по-настоящему воцерковленных православных.

Не только католики и протестанты, оказавшиеся за бортом эксперимента, но и мусульмане, буддисты, иудаисты, а также некоторые православные (старообрядцы и альтернативные) не выступают лоббистами «своих» предметов в рамках 6-модульного курса. Лишь РПЦ МП ведет откровенную борьбу против светской этики и мировой религиозной культуры. Например, официальный сайт Барнаульской епархии обличает учебник по светской этике в беспредметности и противоречиях. Руководитель отдела катехизации Смоленско-Калининградской епархии также на официальном церковном сайте всячески обличает учебник «История и культура мировых религий».

Впрочем, первые неудачи не охладили церковных активистов, борющихся за внедрение ОПК. Например, в Воронежской епархии убеждены, что через пару-тройку лет преподавать православие начнут во всех школах страны. Чтобы не повторить ошибок соседей, тут заблаговременно закрепили каждую школу за конкретным приходским священником, который обязан вести систематическую просветительскую работу с преподавателями и родителями. Нечто подобное внедряется и в Тамбовской епархии, которая официально заявила, что не удовлетворена низким показателем желающих изучать ОПК.

…При желании первые результаты эксперимента по преподаванию религии в светской школе можно трактовать по-разному. Тут прав о. Андрей (Кураев) — многое будет зависеть от битвы «кремлевских башен» и использования в ней «религиозного фактора». Абстрагируясь же от текущего политического контекста, хочется напомнить: любая обязаловка в сфере религии не доводила до добра ни Россию, ни кого-либо еще, но особенно Россию, где лозунг «достало казенное православие» и его исторические плоды еще слишком свежи в памяти и опыте народа.

Автор благодарит за предоставление информации из регионов кандидата философских наук, воронежского религиоведа Михаила Жеребятьева.

 

Источник:  Новая Газета

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100