Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 157 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИЛЛЮЗИЯ СВОБОДЫ

Печать

Роман ЛУНКИН

 

...

Ужесточение религиозной политики (но скорее временное) почти неизбежно – трудно назвать совпадением то, что в новом Законе о религии Казахстана нашли свое воплощение все идеи антимиссионерского закона Дворкина и нынешнего проекта о ликвидации религиозных групп как категории. Это ясный путь к принятию следующих поправок к Уголовному и Административному кодексам о штрафах за незарегистрированную религиозную деятельность, например, создание школы для обучения священнослужителей группой, у которой нет 10-летнего срока и т.д. (здесь фантазия может быть безбрежной).

В отличие от политической оппозиции верующих в России, главным образом, нетрадиционных, по сравнению с православием, довольно долго не трогали. Это означает, что религиозная политика властей основывалась на соблюдении определенного статуса кво по отношению к сложившимся в 1990-е годы религиозным объединениям – те, кто смогли закрепиться в качестве централизованных организаций после принятия Закона о свободе совести 1997 года, могли свободно существовать. Дискриминация есть и была – верующих выгоняют из социальных учреждений, неправославным фактически запрещено устраивать какие-либо публичные акции и открыто арендовать помещения. Однако радикально разбираться с верующими власть не собиралась, и, наверное, федеральной и местной власти этот вопрос поднимать не выгодно.

Кому же это выгодно?

Это выгодно, прежде всего, тем противникам религиозной свободы, которые защищают идею российского православного патриотизма без инославных – по их мнению, неправославные не нужны России, а часто даже могут повредить ее национальным интересам и безопасности.

Последние поправки Минюста РФ к Закону о свободе совести уже казались недоразумением и ошибкой каких-то неведомых чиновников.  Проект федерального закона Российской Федерации "О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях»" был опубликован 5 октября 2011 года на сайте Министерства юстиции РФ. Уже 11 октября поправки были сняты, но не совсем понятно почему. Они сразу вызвали шквал возмущения – надо отдать должное, что не только Гильдия экспертов по религии и праву [2] первой выступила против этих дискриминационных поправок, но и Союз евангельских христиан-баптистов, его нынешний председатель Алексей Смирнов и бывший Юрий Сипко – резко осудили появившийся на сайте Минюста проект, как противоречащий всем международным нормам. Самый известный и политически ангажированный лидер пятидесятников епископ Сергей Ряховский, глава Российского объединенного союза христиан веры евангельской, высказался также однозначно, но только 19 октября в интервью «НГ-Религии»: «Во-первых, этот проект несвоевременен. Перед парламентскими и президентскими выборами только совсем политически неграмотные люди могут делать такие предложения. Во-вторых, и это главное, ряд положений законопроекта антиконституционны, противоречат духу демократии и направлены против свободы совести и прав человека.

Я убежден, что он не пройдет. Религиозные организации России должны четко высказать свое негативное отношение к данному законопроекту (Подробнее:http://religion.ng.ru/events/2011-10-19/1_protestanty.html [3]).

Впервые людьми неграмотными (хотя и только политически) епископ Сергей Ряховский назвал тех, кто разрабатывал и лоббировал этот законопроект в Минюсте РФ. Теперь с уверенностью можно сказать, что это некоторые члены Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ и его глава – радикальный православный борец с сектами Александр Дворкин. Они лоббируют усиление полномочий религиоведческой экспертизы  на федеральном и региональном уровнях.

Экспертиза является делом специфическим и вроде бы в России пока нет обширного пространства для приложения возможностей экспертов-сектоборцев. Однако это пространство легко создать, в том числе предлагаемого законопроекта.

В результате принятия этого законопроекта огромная, без преувеличения, масса религиозных общин останется вне закона, поскольку для продолжения их полноценной деятельности им понадобится регистрация. Для большинства граждан и членов зарегистрированных церквей эта масса нерегистрированных общин не вполне очевидна, но как социолог и знаток религиозной жизни в регионах могу сказать, что до трети разного групп и общин, как христианских, так и нехристианских с начала 2000-х годов, когда была ужесточена религиозная политика, оставались без регистрации, так как это было удобно – нет отчетности, нельзя закрыть, счета и юрадреса нет, но миссионерскую и другую работу вести вроде бы можно. Более того, как отмечал в целом ряде статей известный специалист в области государственно-церковных отношений Андрей Себенцов – почему-то в официальных списках Минюста РФ количество православных приходов увеличилось в разы, и именно настолько, насколько уменьшилось количество неправославных, прежде всего, протестантских. Это стало активно происходить в том числе с 2009 года, когда при Минюсте РФ был образован новый скандальный состав Совета по религиоведческой экспертизе во главе с Дворкиным. Тогда за довольно короткий период времени (около полугода) было собрано 13 тысяч подписей – активных граждан – против радикального сектоборца Дворкина и его учеников, вошедших в этот Совет (Акция будет отмечать в следующем году свое трехлетие – подписи можно присылать и сейчас -http://inkvisitoramnet.livejournal.com/ [4]). Новые инициативы Минюста РФ могут сделать именно дворкинский совет главным возмутителем спокойствия.

Лоббирование интересов борцов с «сектами», а это значит со всеми неправославными, приобрело невиданный масштаб, граничащий с наглостью и цинизмом.

В 2006 и 2009 годах Минюст РФ предлагал известный проект о регулировании миссионерской деятельности, согласно которому всем миссионерам и проповедникам вообще пришлось бы доказывать свою связь с зарегистрированным религиозным объединением (или религиозной группой, которая поставила в известность о своем существовании, то есть уже тогда эксперты Минюста подходили к теме фактической ликвидации групп). Этот проект вызвал беспокойство даже Московской патриархии, так как мог ударить по православию в лице неучтенных православных проповедников – честных активистов, бродячих священников, юродивых и т.д., что в нынешних условиях создаст еще более нездоровую критическую атмосферу вокруг РПЦ.

Однако и тогда и сейчас проект был сделан «для своих». Один из защитников проекта поправок Минюста РФ член Экспертного совета при Минюсте РФ известный исламовед Роман Силантьев заявлял, что поправки были согласованы с представителями "традиционных" религий и защищают их интересы от мошенников и тех, кто прикрывается именем "традиционных" религий (но если сама РПЦ была против, кто хотел принятия таких поправок – ФСБ, масоны?). По существу Силантьев и Дворкин стали главными защитниками антимиссионерского законопроекта, который в начале 2010 года был отправлен на доработку (но не отвергнут). И хотя в тексте 2009 года уже не было отдельной главы о религиоведческой экспертизе, как в 2006 году, но по существу миссионеры, их организации и литература, должны были бы кем-то оцениваться (все это воплотилось в четком и ясном виде в новом Законе Казахстана о религии, подписанном Назарбаевым 13 октября).

Текст нынешнего законопроекта Минюста РФ с поправками к Закону о свободе совести, действительно, не имеет в виду запрет религиозной деятельности без государственной регистрации. Какие-либо собрания по интересам – филателистов, например, закон не запрещает и не может запретить, но разве в этом дело. Для всех здравомыслящих людей очевидно, что религиозное объединение, хоть с регистрацией, хоть без таковой, должно по своей сути миссионерствовать и заниматься какой-либо социальной работой.

Очевидно, что без регистрации остаться невозможно, а если кто-то остался без регистрации, то либо из принципа, либо потому что ему не дали бумаги от официального централизованного союза, признанного властью. Эта группа будет ограничена в правах еще 10 лет, и она не имеет права (это полезно повторить):

- создавать образовательные учреждения;

- иметь возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы;

- проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы;

- создавать образовательные и другие учреждения, а также учреждать средства массовой информации.

- создавать учреждения профессионального религиозного образования (духовные образовательные учреждения) для подготовки служителей и религиозного персонала.

- приглашать иностранных граждан в целях занятия профессиональной, в том числе проповеднической, религиозной деятельностью в данных организациях в соответствии с федеральным законодательством.

- выступать учредителями централизованной религиозной организации (см. Юридический анализ законопроекта http://religionip.ru/content/analis10102003 [5]).

Ясно, что данные незаконные ограничения противоречат не только действующему законодательству РФ, но и нормам международного права. Достаточно вспомнить, что в России ликвидировались церкви за организацию Библейских колледжей (Чувашский центр христиан веры евангельской в Чебоксарах и ряд других), но это были зарегистрированные общины, а что же будет с группами?

Говорить о том, что в законопроекте Минюста РФ есть что-то либеральное или упорядочивающее законодательство – по крайней мере, сложно. Со строго юридической текстологической точки зрения, возможно, 10 лет и меньше, чем 15, но это все равно, что доказывать невинно осужденному, что «мы выиграли процесс – ты просидишь всего-то 10, а не 15 лет.

В данном законопроекте 2011 года религиоведческая экспертиза играет уже главную роль – ей отведена отдельная глава и члены Совета Минюста РФ могут делать экспертизу фактически когда захотят (никаких критериев, жестких правил, сроков, ограничений просто нет – можете сами в этом убедиться – Проект Минюста РФ - http://religionip.ru/node/172 [6]). И это не случайно.

В защиту поправок Минюста РФ выступил, также как в 2009 году в защиту антимиссионерского закона, Роман Силантьев - заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ, то есть сектоборца Дворкина. В кратком комментарии «НГ-Религии» 19 октября ((подробнее:http://religion.ng.ru/politic/2011-10-19/2_neustav.html). Силантьев, видимо, как один из разработчиков и лоббистов и этого проекта обнадежил общественность, что новые поправки «в скором времени будут вынесены на публичное обсуждение», поскольку они оптимизируют законодательство (так, 15-летний срок ликвидируется, а он, оказывается, противоречил положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Ссылки на «упорядочивание» и свободу совести удивительно совпадают с тем, как оправдывали советские чиновники принятие законов (см. статью Александры Авиловой и Евгения Шестакова http://religionip.ru/content/shestakov[7]). Естественно, «усовершенствуется» процедура регистрации и «определяются правовые основания для назначения религиоведческой экспертизы».

Роман Силантьев и не скрывает стремления ограничить религиозную свободу граждан: «Актуальный в 1997 году 15-летний срок существования религиозной группы в наше время потерял первоначальный смысл, и теперь его сможет равноценно заменить введение 10-летнего испытательного срока для новых религиозных организаций, в течение которого их миссионерские возможности будут ограниченны».

Применение экспертизы также вполне логично вытекает из целей и задач антисектантского движения, которое возглавляет Дворкин. Сектоборцы постоянно заявляют, что многие неправославные – совсем не верующие, а мошенники и сумасшедшие. Исходя из этого, вполне понятны слова Романа Силантьева: «Изучение деятельности зарегистрированных религиозных организаций показывает, что фактическая деятельность отдельных религиозных организаций значительно отличается от тех установок, которые содержатся в их учредительных документах. Поэтому вполне логично проводить религиоведческую экспертизу религиозных организаций не только при их создании, но и в отношении уже действующих организаций». Перспективы прохождения поправок их инициаторы рассматривают более оптимистично, чем шансы прошлого проекта о миссионерства: «те вопросы, которые они вызвали у представителей традиционных религий, будут сняты во время процедуры официального обсуждения».

Восприятие законопроекта Минюста РФ, который восстановит советские порядки, отсутствие реакции на него, даже сложно объяснить слепотой или самообманом. Это трудно объяснить – для этого даже не придумано еще слово. Тем не менее данный проект как это ни странно вполне устраивает централизованные организации, особенно, те, которые хотели бы укрепить свою структуру и «привязать» к себе, к центру, поместные церкви – Минюст им в этом поможет.

Но стратегически из этих поправок есть несколько печальных следствий.

Во-первых, ужесточение религиозной политики (но скорее временное) почти неизбежно – трудно назвать совпадением то, что в новом Законе о религии Казахстана нашли свое воплощение все идеи антимиссионерского закона Дворкина (который, тоже совпадение, выступает в качестве эксперта в казахстанских судах) и нынешнего проекта о ликвидации религиозных групп как категории. Это ясный путь к принятию следующих поправок к Уголовному и Административному кодексам о штрафах за незарегистрированную религиозную деятельность, например, создание школы для обучения священнослужителей группой, у которой нет 10-летнего срока и т.д. (здесь фантазия может быть безбрежной).

Во-вторых, безусловно, легитимной такой политика станет при помощи централизованных религиозных организаций и далеко не только «традиционных». И это уже не говоря о том, что православные радикалы-сектоборцы во главе с Дворкиным в Совете при Минюсте РФ станут легитимнее самих религиозных объединений – в 2011 году Дворкин и его Центр Иринея Лионского впервые получили грант Общественной палаты РФ на защиту рубежей нашей Родины от инославных захватчиков.

 

Источник: портал "Религия и право"


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100