Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 295 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДЕЛО ЧЕСТИ

Печать

Андрей МЕЛЬНИКОВ


Синаксис, 2011 год, фото сайта Константинопольского патриархатаВ стамбульском районе Фанар, где находится резиденция Вселенских Патриархов, с 1 по 3 сентября проходил синаксис – собрание Предстоятелей Православных Церквей, имеющих древнее происхождение. Патриархи Александрийский Феодор II и Иерусалимский Феофил III, епископ Апамейский, представитель Антиохийского Патриарха Игнатия IV, и Архиепископ Кипра Хризостом II прибыли в Турцию по приглашению Константинопольского Патриарха Варфоломея I.

По завершении собрания главы Церквей обнародовали обращение и коммюнике. В обращении подчеркивалась особая роль Константинопольской кафедры в православном мире, напоминалось, что хозяин Фанара обладает так называемым первенством чести. Хотя в сегодняшнем мире этот титул носит скорее символическое значение, у некоторых наблюдателей создалось впечатление, что это первенство Предстоятели ближневосточных Церквей намерены наполнить обновленным содержанием. Фоторепортаж с собрания усиливает это впечатление. В торжественных интерьерах Георгиевского собора в Стамбуле Патриархи и Архиепископ выстроились в ряд на возвышении, а рядом на позолоченном троне восседает Патриарх Варфоломей.

Формальным поводом для встречи Предстоятелей древних Церквей стало ухудшение положения христиан Ближнего Востока после дестабилизации ситуации в арабских странах. Однако в повестке трехдневного обсуждения значился также вопрос о Всеправославном Соборе. «С февраля сего года движение в направлении созыва Собора прекратилось, и причиной этого является способ принятия решений Всеправославным предсоборным совещанием, которое действует лишь на основании единогласных решений», – говорится в коммюнике встречи.  

Действительно, подготовка к Собору всех Православных Церквей несколько затянулась, она длится уже полвека. События, последовавшие за распадом СССР и изменением геополитической картины мира, только усложнили поиск взаимопонимания Церквей. Даже нынешнее собрание в Стамбуле происходило на фоне частного конфликта, затрагивающего интересы Московского и Вселенского Патриархатов. Речь идет о спорах по поводу собора в Ницце между РПЦ и русским эмигрантским приходом под омофором Константинополя. Все постсоветские годы решение о созыве Великого Собора тормозилось из-за спора Патриархатов вокруг Эстонской Апостольской Церкви, существующей параллельно с митрополией РПЦ в этом балтийском государстве.

На нынешней встрече, возможно, сделан шаг к пересмотру правил принятия решений. Сейчас резолюцию может заблокировать любая автокефальная Церковь, чем и пользовался Московский Патриархат. Главам ближневосточных Церквей видится выход из ситуации в наделении особыми правами и полномочиями некоторых Патриархатов, прежде всего Константинопольского. Вот почему так много внимания уделялось теме символического «первенства чести». В своем коммюнике Патриархи и Архиепископ Кипра дали полномочия Варфоломею I «ускорить» созыв Великого Собора, объявив о созыве Собора Предстоятелей автокефальных и автономных Православных Церквей.

Достаточно важные для всего православного мира заявления делаются без участия представителей Московского Патриархата. У РПЦ и Константинопольского Патриархата различные представления о статусе и роли Церквей в православном мире. Судя по формату совещания в Фанаре, Константинополь делает ставку на древность и первенство апостольского преемства. В Московском Патриархате не устают напоминать, что Русская Церковь – самая крупная из Православных Церквей, ее паства превосходит число верующих всех остальных православных юрисдикций.

Даже маленькая архиепископия Кипра была допущена к обсуждению великих вопросов только на том основании, что она получила автокефалию в V веке и вошла в перечень пяти древнейших Церквей. Кстати, Стамбул мог бы посетить и Грузинский Патриарх, ведь эта Церковь получила независимый статус лишь на век позже Кипра и тоже отделилась от Антиохийского Патриархата. Формальным поводом для конфигурации совещания стал принцип пентархии – пяти первых по древности Церквей. Хотя в диптихах – списках Церквей по значимости – на пятом месте находится Русская Православная Церковь. Даже в диптихе Константинополя Кипр – на десятом месте.

Накануне совещания в Стамбуле его планы прокомментировал Интерфаксу глава Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата митрополит Иларион (Алфеев). Вот как он оценил возможное обсуждение проблем общеправославного значения: «Я задавал этот вопрос всем трем Патриархам. Святейший Патриарх Варфоломей сказал мне, что встреча будет посвящена прежде всего проблемам Ближнего Востока.

Это же подтвердили Патриарх Антиохийский Игнатий и Патриарх Иерусалимский Феофил, который, впрочем, добавил, что, когда Предстоятели встречаются, они могут обсуждать любые интересующие их вопросы». «Считаю, что вопросы межправославного характера должны обсуждаться всеми поместными Православными Церквами, чтобы не создавалось впечатление, что какая-то группа Церквей пытается принять решение за все поместные Церкви в их отсутствие», – добавил митрополит Иларион.

В последнюю декаду августа глава ОВЦС посетил три ближневосточных Патриархата. Нет сомнения, что эта челночная дипломатия митрополита была связана с готовящимся совещанием в Стамбуле. 20 августа Иларион встретился с Антиохийским Патриархом Игнатием IV в Дамаске. В тот же день он отправился в Турцию, где провел шесть дней, сначала в Стамбуле, а потом вместе с Патриархом Варфоломеем I на острове Имврос. 25 августа митрополит Иларион был уже в Иерусалиме, где вел переговоры с Патриархом Феофилом III.

Совещание все-таки состоялось, но не исключено, что труды главы ОВЦС дали всходы, хоть и не столь обильные. Игнатий, единственный Патриарх негреческого происхождения, лично не участвовал в собрании, а прислал своего представителя. Возможно, сказались особые отношения Антиохийского Патриархата с РПЦ, а возможно, годы учения Игнатия в русской духовной академии в Париже.

В стамбульской встрече была еще одна опасность для Московского Патриархата. Не случайно наиболее живое внимание к этому событию проявили в Украине. Ожидалось, что по вопросу возможной автокефалии Украинской Церкви сделают особое заявление главы Вселенского и Иерусалимского Патриархатов, исторически связанных с украинским православием. Однако ничего конкретного по этому поводу сказано не было. В коммюнике, наоборот, подчеркивается необходимость уважать и строго придерживаться географических границ юрисдикций Православных Церквей «в том виде, как они определены священными канонами и томосами об основании этих Церквей». Эту формулировку эксперты оценивают неоднозначно, так как представления о границах юрисдикций у Константинополя и Москвы разные. Во Вселенском Патриархате считают, что под его омофором должны находиться все православные диаспоры, что означает для русского православия – все приходы и общины, находящиеся вне пределов России. Есть и другая точка зрения: «вселенная» Константинопольского Патриарха на деле ограничивается Фанаром и несколькими крохотными курортными островами Эгейского моря.

Возможно, теперь следует ждать ответных дипломатических шагов Московского Патриархата, обладающего немалыми материальными и политическими ресурсами, в том числе влиянием на «молодые» Церкви, не представленные в совещании древних Церквей. В любом случае все четче обозначается линия разлома в мировом православии, формируются два центра силы, вступившие, судя по всему, в борьбу за лидерство среди восточнохристианских Церквей.


Источник: НГ-религии

 


Комментарий RP: Если при анализе внутрицерковных событий исходить из примата внутренних установлений церкви, не сопоставляя впечатлений о ее внутренней жизни с нормами светского пространства, то особая роль Константинопольского патриархата в православном мире не может считаться символической. Это часть церковной традиции и любое наполнение ее действительно "обновленным содержанием", требовало бы опять же достижения по этому поводу представленного пентархией внутриправославного согласия.

Вероятно, особое внимание, уделенное при подготовке к Собору вопросам, связанным с Московским патриархатом, не должно особо удивлять. Об этом говорит даже перечень проблем, связанных с особой политической активностью этой церкви, вызывающей беспокойство в православном мире. Поэтому вероятность упомянутого наделения "особыми правами и полномочиями" Константинопольского патриарха и членов пентархии, является не нововведением, а всего лишь возвратом к традиции внутриправославной дисциплины, после сделанных в ней в 20 веке послаблений. Синаксис древних православных церквей остается канонически самым авторитетным внутриправославным форумом, тогда, как авторство "другой точки зрения", подвергающей Константинопольский патриархат маргинализации, нетрудно установить по времени появления этой "версии" -  первому обострению конфликта между РПЦ МП и Эстонской апостольской православной церковью в 1994 году.

Вопрос о вхождении Русской церкви в первую пятерку Константинопольского диптиха в каноническом плане также представляется спорным, так как данное обстоятельство стало возможным  с признанием неканонически учрежденной Московской патриархии лишь в силу политических обстоятельств той эпохи. Поэтому, с изменением политической обстановки, стремление синаксиса православных церквей к восстановлению изначальной значимости пентархии выглядит понятным, и вполне оправданным с позиции церковной традиции.

В связи с этим, у Московской патриархии, вопросов к которой в православном мире возникает все больше, остается лишь один, хотя и неканонический, но существенный в условиях современности рычаг влияния. Это политическое манипулирование с опорой на свои и государственные финансовые ресурсы очередного политического режима, с которым ее связывают неразрывные узы. Именно это и следует понимать под "дипломатическими шагами", которые имеют малое отношение к христианской церковности.

Отсюда следует считать совершенно справедливым предположение о возможности мирового раскола православного мира на два лагеря, один из которых ориентирован на возврат к христианской традиции, а другой - на усугубление политизации клерикального института.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100