Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 255 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОГДА ОСКОМИНА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В АЛЛЕРГИЮ

Печать

Григорий ЛУРЬЕ


...Политический сезон открывается по церковному календарю — в сентябре, а не после Нового года. Церковная политика в нашей стране идет вслед за светской. Поэтому, как и в прошлом году, 1 сентября на Портале — день прогноза на новый церковно-политический сезон.

В прошлом сезоне церковная жизнь была обречена оставаться без должного внимания федеральных властей, потому что уже тогда этим властям стало не до разработки религиозной политики. Но с тех пор хаос в государственной жизни только нарастал, и до окончания избирательного сезона в марте 2012 г. никакой стабилизации не предвидится. Поэтому государственная политика в области религиозной жизни как была, так и останется невозможной. Раньше осени 2012 г. о ней думать нечего. Зато начала быстро формироваться негосударственная. Год назад мы подобные процессы предвидели, но не ожидали, что они начнут развиваться так скоро — а не еще, допустим, на год позднее.



1. Общенародный антиклерикальный фронт

Самое интересное явление нового сезона стало подавать первые признаки жизни весной и летом 2011 года. Теперь уже мы можем дать ему имя: "Общенародный антиклерикальный фронт". Это широкое объединение самых разных общественных сил, направленное на деклерикализацию России — на то, чтобы место всех религиозных конфессий в ней соответствовало Конституции, а не тому, что мы увидели за последние десять лет.

Тут "не было счастья, да несчастье помогло". Еще в прошлом политическом сезоне те государственные силы, которые сделали ставку на использование РПЦ МП в своих клановых целях, "дожали" принятие законодательных актов о передаче этой организации крупной собственности. Политический интерес тут был очевидный: "приватизация" самой РПЦ МП.

В России все собственники являются больше заложниками своей собственности, чем хозяевами ее. Формально собственность увеличивает зависимость РПЦ МП от государства, а реально — от конкретных групп из числа тех, кто имеет долю в государственной власти. Но и риски были очевидными. Когда все уже давно поделено, то начинать новые переделы — это начинать новые конфликты. Это все понимали, и поэтому в ответ говорилось, что все случаи передачи собственности будут происходить в индивидуальном порядке (читай, у "своих" ничего отнимать не будут). Поэтому многие ожидали, что закон о передаче РПЦ МП государственного имущества будет работать от случая к случаю и только в интересах правящей группы, вполне светской. Возможно, если бы этот закон принимался в каком-нибудь 2000 году, то так бы оно и вышло. Но в 2010–11 вышло совершенно иначе. Закон заработал повсеместно и почти без того, чтобы по нему реально передавалась какая-либо собственность. Заработал своеобразно.

Дело в том, что закон этот был принят на специфическом информационном фоне 2009-10 годов, о котором подробнее мы писали в прошлом году. Тогда РПЦ МП уже воспринималась как олицетворение самого лицемерного и, одновременно, самого необузданного начала в составе правящей корпорации.

Этот образ был создан совместными пиар-усилиями нового Патриарха и правящего тандема: первый не уставал демонстрировать хватательные рефлексы, а второй никогда не успевал вовремя дистанцироваться от первого. Невидимые миру слезы правящего тандема (или что там у него вместо слез) — мол, что же этот наш Патриарх опять отчебучил! — по причине своей невидимости по телевизору почти не принимались во внимание бизнес-сообществом. У бизнес-сообщества возникло ощущение, будто Кремль вырастил против него совершенно нового волкодава, которому теперь в любой момент может скомандовать "фас!". Ощущение, повторю, совершенно неадекватное, но бизнес-рефлексам не прикажешь. Ну, нельзя с ними так!..

Этот-то испуг бизнеса и чиновников конвертировался в политическую силу так быстро, как мы и не решались предполагать. Теперь впервые можно говорить о том, что в России складывается настоящий антиклерикальный народный фронт.

Рассмотрим динамику его формирования чуть подробнее.

Весной 2007 года можно было точно сказать, что ничего подобного в стране не существует. Тогда поводом для "смотра" антиклерикальных сил стала клеветническая кампания в российских СМИ против "Портала-Credo.Ru". Она проходила в рамках "зачистки" информационного пространства во время возглавленного лично Путиным процесса поглощения Русской Зарубежной Церкви Московской патриархией. Как и следовало ожидать, на защиту Портала поднялись только те конфессии, чьи права ущемлялись (в том числе, многие законопослушные мусульмане), а также правозащитные организации; впрочем, оказанного ими отпора тогда хватило. Приятно удивляло, что хотя бы эти организации смогли проявить такую сплоченность.

Совершенно иная ситуация была весной 2010 года, когда поводом для очередного "смотра" стала пропагандистская кампания в центральных и региональных СМИ против прихода одной из не подчиняющихся Московской патриархии православных Церквей в Санкт-Петербурге (церкви св. Елисаветы юрисдикции РПАЦ). С одной стороны, имел место беспрецедентный напор в СМИ: за два дня соответствующий сюжет показали в десятке программ центральных телеканалов, и это не говоря о сотнях газет и сетевых изданий. Такого покрытия в СМИ обычно удостаиваются террористические акты, а не жалкое дело о "мошенничестве на 3500 рублей", в котором так и не появилось ни одного официально подозреваемого. Очевидно, что команда центральным СМИ шла не от питерских борцов с религиозным экстремизмом, творческая фантазия которых породила эту историю, а от какой-то московской организации, привычной к работе с журналистами как раз по поводу всяких терактов. Но благодаря помощи этой организации смотр антиклерикальных сил, отстаивающих светский характер российского государства, получился гораздо более представительным. Втянулись журналисты и политики, а за ними уже и американский Госдеп отметился. Причем, антиклерикальные журналисты втянулись с обеих сторон сразу: во многих "разоблачительных" материалах чувствовалось, что журналисты с наслаждением используют хотя бы такой случай обличить "попов", понимая, что читатели все равно не будут вникать, какая там юрисдикция, и удар придется по РПЦ МП. Так весной-летом 2010 года стало ясно, что уже сложился очень широкий консенсус относительно опасности для общества РПЦ МП в том виде, в каком она себя позиционирует.

Но еще через год информационные табу вокруг РПЦ МП были демонстративно попраны. Народ наблюдал поверхность этого явления — выступления журналистов и известных персон, — но явление представляло собой айсберг, подводную часть которого составили экономические интересы существенной части российского бизнес-сообщества. Так антиклерикальная идеология впервые получила экономический и политический фундамент.

Теперь антиклерикализм стал фактором не только религиозной, но и общеполитической жизни. Формальным признанием этого можно считать недавние декларации лидеров и идеологов обновленной партии "Правое дело", нарочито дистанцировавшихся от контактов с РПЦ МП как с корпорацией. Электорат этой партии — люди ответственные и имеющие собственность (неважно, малую или крупную), проще говоря, — такие люди, которым в России есть, что терять. Лидеры партии не будут говорить ничего такого, что пришлось бы их электорату не по душе. Если они решились на антиклерикальные декларации, значит, они оценили настроения тех, на кого ориентируются.

Немаловажно также, что "Правое дело" — это пусть и не на 100 %, но в немалой степени и "проект Кремля", то есть правящего тандема (тут вряд ли разумно впадать в конспирологию и усматривать в нем интриги Медведева против Путина). Так что, если бы у нас не было других данных (а они у нас есть), то можно было бы только на основании антиклерикальных деклараций "Правого дела" сделать вывод о том, что "и до Кремля, наконец, что-то доходит".

Развитие общенародного антиклерикального фронта — это, по всей видимости, важнейший сюжет наступающего политического сезона. В ближайшие месяцы мы, вероятно, увидим его дальнейшую политическую и экономическую консолидацию.



2. Какая РПЦ МП нужна Кремлю

Пока государственная власть все же надеется, что польза от РПЦ МП в ее нынешнем формате будет превышать тот вред, который наносится имиджу российской власти неумеренной активностью нового Патриарха и его команды. Надежды власти связаны, главным образом, с международной деятельностью РПЦ МП. Главная составляющая этой деятельности — продвижение "Русского мира" в Украину и далее везде. Сейчас от успеха этой деятельности зависит даже не столько ближайшее будущее РПЦ МП как таковой, сколько будущее лично Патриарха Кирилла (Гундяева). Если ему удастся продемонстрировать значимые успехи в Украине (успехи в других местах, даже если они будут, особенно значимыми стать не могут), то он сможет избежать ситуации, когда — скажем, через два-три года — ему придется уйти на покой "по состоянию здоровья". Если не удастся, то может и не избежать.

В тех весьма светских кругах "высокопоставленных ревнителей православия", которых в 2009 году с большим трудом удалось убедить в приемлемости кандидатуры Кирилла, уже воскресло и намного усилилось прежнее раздражение в его адрес, да и среди былых сторонников в тех же кругах появились разочарованные. Тех аргументов, которые в 2009 году позволили предпочесть Кирилла (Гундяева) более спокойному кандидату, больше нет.

Но есть другие аргументы, и среди них самый значимый — международная деятельность РПЦ МП. Всем без исключения очевидно, что без каких-то чрезвычайных мер украинскую часть РПЦ МП в ее составе не удержать, а поэтому "спокойный" Патриарх тут, в любом случае, не справился бы. Вопрос в том, справится ли "беспокойный". До сих пор тенденция была только отрицательной: все так называемые успехи на поприще удержания Украины сводились к замедлению ее отделения. Даже просто приостановить этот процесс до сих пор не удавалось. Далеко не триумфальный визит главы РПЦ МП в Украину в июле 2011 г. — последнее тому подтверждение, и недаром этот визит стоил Патриарху тяжелой болезни, обернувшейся госпитализацией.

Пока что активное противодействие нового руководства РПЦ МП политике Вселенского патриархата привело только к повышению ставок. Вот уже РПЦ МП откровенно отодвигают от рычагов управления "мировым православием": заработал новый орган — совещание четырех древних патриархатов вкупе с древней же автокефальной Церковью Кипра. На неформальном уровне заинтересованность этой структуры в украинских делах никем и не скрывается. Поэтому даже не принципиально, если на первом саммите этой структуры 1-3 сентября сего года украинская тема никак не прозвучит. Важен сам факт создания такой структуры, авторитет которой в православном мире выше, чем у РПЦ МП, но при этом РПЦ МП в ней не только не преобладает, но и вообще не имеет права голоса или даже прав наблюдателя. Если на эту структуру переориентируются украинские приходы РПЦ МП, то именно она станет самой крупной православной организацией в мире, а РПЦ МП сдуется из мировой церковной державы до регионального лидера.

Пока что в Кремле настолько боятся такого сценария, что готовы и дальше терпеть в Патриархах Кирилла (Гундяева), лишь бы не перестать контролировать иллюзию великой имперской Церкви. Кремлевская дипломатия поэтому продолжает помогать РПЦ МП, но доступные ей грубые методы дают лишь кратковременное ощущение победы, всегда оборачиваясь лишь дальнейшим истощением и дезадаптацией собственно церковного организма. Напомним, что нынешнее возрождение "пентархии" без Москвы — это прямой ответ церковной дипломатии Константинополя на светскую дипломатию Москвы в 2008 году, когда Кремль вмешался в церковные дела в Украине и оказал давление на Вселенского Патриарха через правительство Турции. Подобным же образом, хотя и в меньшем масштабе, правительство РФ оказывает сейчас давление на Вселенский патриархат во Франции, в связи с собором в Ницце, действуя через французские власти.

Кремль показывает себя в международной церковной дипломатии как сильнодействующее грубое средство. Один раз так можно снять приступ, а для лечения оно не годится. Если у кремлевской дипломатии все еще сохраняется уверенность в своей эффективности, то Вселенский патриархат готов подождать, пока она пройдет. Ждать он умеет. А удержать Украину это все равно не поможет. И, пока это все продолжается, Кремлю и российскому МИДу придется разделять с РПЦ МП ее имиджевые потери, счет которым был открыт часами и кортежами Патриарха Кирилла. Если возмущаются РПЦ МП и Кремлем из-за захватов церковной недвижимости, то российский МИД хотя бы понимает, "за что страдаем". Но когда возмущение заграничной общественности целиком адресовано нарциссическому поведению церковного лидера, то такой лидер неминуемо превращается в головную боль.

Момент, когда Кремль осознает неэффективность РПЦ МП, при любом ее возглавлении, для сохранения церковной "тени" СССР, довольно близок. Надо думать, это произойдет раньше официального отделения УПЦ МП от Москвы. Тогда в Кремле и возникнет более реалистичное представление как о самой РПЦ МП, так и о желательной кандидатуре для ее главы. Будут думать о таком предстоятеле, который не станет обещать мировой церковной империи, но зато обеспечит уважение и доверие людей, независимо от их вероисповедания, к своей собственной личности и к своему окружению. Это будет довольно скромный, но вполне доброкачественный партнер Кремля.

В ближайшем политическом сезоне все это почти не имеет шанса выйти на поверхность, а будет постепенно формироваться в виде подводных течений. Повторим снова и снова, что пока не закончится избирательный сезон, Кремлю не до религиозной политики. Впрочем, подводные течения, как правило, бывают важнее того, что выплескивается на поверхность.


3. Какая РПЦ МП нужна народу

На самом деле, народу нужна такая же РПЦ МП, как и Кремлю, но пока сам Кремль этого не осознал, о народных интересах приходится говорить в другом разделе.

Самое главное тут сформулировано в недавнем Манифесте партии "Правое дело", которая рассчитывает на помощь "традиционных конфессий" в борьбе с наркоманией и алкоголизмом. Но это лишь вершина проблем, которые в общем виде должны быть сформулированы так: от РПЦ МП ожидают социальной помощи и общедоступной психотерапии. Епископы-небожители и близкие к ним "попы на мерседесах" этим потребностям не отвечают, но пока что у руля РПЦ МП как единой корпорации только они. В деревнях и малых городах России может быть сколько угодно бедных и самоотверженных священников, но политически активная часть населения сосредоточена не там, а в больших городах. А в этих городах картина другая. Но, как бы то ни было, востребованы народом простые попы, а их раздражающее публику начальство только мешает этим простым священникам работать.

Заменить начальство на нечто более скромное и более зависимое от народа — а не от бизнесменов и чиновников, — это государственная задача, которая вполне под силу федеральной власти. Для ее решения потребуются не только кадровые изменения в руководстве РПЦ МП, но и некоторая корректировка экономического законодательства. Хорошо будет, если в открывшемся политическом сезоне власть хотя бы начнет это осознавать, а политические силы, начиная с "Правого дела", начнут оказывать ей в этом посильную помощь.

В отдельных епархиях РПЦ МП уже и сейчас есть оазисы, где рядовое духовенство не изнуряется финансовыми поборами на епархиальные нужды или просто в карман архиерею, не отвлекается на показушные епархиальные мероприятия, и где нет обстановки всеобщего доносительства и страха. Опыт таких архиереев и благочинных необходимо использовать. Своими силами они никогда не пробьются на патриархийные верхи, но при аккуратной (не грубой!) поддержке светской власти все это вполне осуществимо.

Поддержка разумных и неамбициозных лидеров внутри РПЦ МП автоматически решит и проблему межконфессиональной розни. Уже и сейчас рядовые священники РПЦ МП, чаще всего, вполне мирно уживаются не только с другими конфессиями, но даже, страшно сказать, с соседними общинами православных, не принадлежащих к РПЦ МП. Если возникают конфликты, то обычно они инспирируются или поощряются начальством.

Наконец, надо иметь в виду, что РПЦ МП является огромным конгломератом людей самых разных христианских вероисповеданий, объединенных одним только поминанием за богослужением Московского Патриарха. Организация как целое не имеет никакого общего исповедания веры, и поэтому даже вероучительные постановления Собора 2000 года, которые должны были имитировать наличие такого вероисповедания, содержат взаимоисключающие тезисы. Неудивительно, что какие-то части РПЦ МП время от времени решают порвать с этой организацией вовсе, и при новом патриаршестве такие случаи участились. Но и тут появилось качественно новое явление: приходы РПЦ МП под омофором архиереев так называемого "альтернативного" православия.

Первый случай такого рода произошел в Ижевске, где три священника и более двух тысяч простых верующих, продолжая считать себя приходами Московской патриархии, временно перешли под омофор Митрополита Агафангела (Пашковского), главы одного из "осколков" Русской Зарубежной Церкви. "Ижевское восстание" продолжает расширяться, и уже сейчас вышло за пределы Удмуртии. Возможно, что аналогичные образования возникнут под омофорами и других предстоятелей Истинно-Православных Церквей русской традиции.

Статус подобных приходов как приходов именно РПЦ МП, временно не имеющих своего постоянного архиерея, дает им гораздо больше свободы и, что самое главное, гораздо больше взаимопонимания с другими верующими, которые еще не покинули архиереев РПЦ МП. И такая РПЦ МП — временно без собственных епископов, но уже и без архиереев, искажающих православную веру, — тоже нужна народу. Точнее, той его части, которой небезразлично, во что веруют ее епископы. Пусть таких верующих ничтожно мало по сравнению с остальными, которым важны только обряды. Но из церковной истории мы хорошо знаем, что именно такие верующие, а не безразличное "болото", определяют судьбу православия. Для государственной власти это явление новое и все еще непонятное. Но ничего не поделаешь: понятно, что чиновнику удобнее иметь дело с другим чиновником, но зато и пользы от церковных чиновников не больше, чем от любых дармоедов. Поэтому хочешь иметь дело с народом — научись работать с людьми. А не с чиновниками.

На этом позволим себе закончить разговор о перспективах нового политического сезона — сезона открытия Общенародного Антиклерикального Фронта.


Автор: епископ Григорий (Лурье), Российская православная автономная церковь 


Источник: "Портал-Credo.Ru"


Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100