Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 225 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СТОЯНИЕ НА ЗАМКОВОЙ ГОРЕ

Печать


Замковая гора, Себеж15 июня на Себежском городище (Замковой горе) после почти двух месяцев ежедневного беззакония и невосполнимых утрат [ 1 ] с жителями и администраторами Себежа встретился губернатор Андрей Турчак. Поездка на место резонансных событий, многими оцениваемое не иначе как место преступления, стала неизбежной после беспрецедентных действий себежских властей 8 июня, когда в самом центре мыса городища, на месте древнего детинца, была вырыта экскаватором яма размером 5 на 4 метра и глубиной около 1 м 70 см. Незаконные работы по заливке фундамента нового «памятного знака» в форме железного креста были остановлены только по звонку губернатора, который находился в московской командировке и на которого успели экстренно выйти защитники Замковой горы и археологи. 15 июня Андрея Турчака в Себеже сопровождали его ближайшие заместители – первый зам. Сергей Перников (куратор Себежского района) и Максим Жаворонков, а также профессор, доктор исторических наук, заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры Российской Академии Наук, заместитель председателя Общественного совета по культурному наследию при губернаторе области Анатолий Кирпичников, и. о. председателя государственного комитета Псковской области по культуре Зинаида Иванова, псковские археологи Елена Яковлева и Александр Михайлов. Себежские власти были представлены главой района Леонидом Курсенковым и главой администрации города Галиной Малютиной. На месте событий гостей и местных руководителей ждали представители общественной инициативной группы.


Лев ШЛОСБЕРГ

Особого секрета из визита губернатора в Себеж никто не делал, но и широкого публичного объявления о нём не было. Так или иначе, но какими-то путями горожане узнали о приезде гостя и, кроме нескольких человек из инициативной группы, на Замковую гору пришли еще два десятка рядовых себежан, в основном среднего и старшего возраста (в дополнение к тем местным жителям, кто был «при исполнении» и присутствовал «по долгу службы»).

Анатолий Кирпичников до начала встречи обошел мыс городища и отметил: «Смотрите, оба склона – и северный, и южный – прямые, идут параллельно друг другу. Это ручная работа, несомненно. Думаю, что итальянская, новейшая технология для того времени».

Анатолий Николаевич хорошо знает, о чем говорил. Он упоминал Себежскую крепость еще в 1979 году в своей статье о типах русских дерево-земляных крепостей XVI века.

Известно, что крепость в Себеже, названная Иван-город-на-Себеже по имени пятилетнего царевича Ивана (будущего Ивана IV Грозного), была возведена летом 1535 года, в течение всего одного месяца, предположительно (по письменным источникам) под руководством известного итальянского архитектора того времени Петрока Малого. В том же году Петрок Малой руководил строительством в Москве Китай-города.

Уже только это обстоятельство ставит Себежское городище в один ряд с наиболее значимыми памятниками русского оборонного зодчества. Причем рука археолога Себежского городища еще не касалась (если не считать составленных в мае и июне 2011 г. нескольких актов о нарушениях Закона и повреждении археологического слоя), и многие сведения об истории Себежа остаются в земле – в уцелевшей после лихолетий ХХ века части культурного слоя, которому незаконными и внезапными земляными работами на городище был принесен масштабный и невосполнимый ущерб.

Но дело не только в этом. Есть город Себеж и есть жители города, для которых Замковая гора с ее привычным обликом – родное и любимое место, вмешательство в образ которого без общественного согласия они восприняли как прямое личное оскорбление. А местные власти вместо того, чтобы остановиться как перед Законом, так и перед общественным возмущением, пошли ва-банк, завершившийся 8 июня котлованом в центре городищенского мыса и телефонным указанием: «Остановиться!». Только тогда они неохотно и вынужденно подчинились.


«Есть формулировка «на берегу Себежского озера», но таких мест много»

Андрей Турчак всем своим видом излучал радушие и оптимистичную готовность искать согласие противостоящих сторон. Он словно был уверен, что сам факт его визита уже есть благотворное лекарство, нужно только найти оптимальную дозу для всех вовлеченных в конфликт лиц. И все выздоровеют. В противоположность лицу губернатора, должностные лица себежского самоуправления были мрачны и недружелюбны.

Андрей Турчак, поздоровавшись с участниками инициативной группы за руку с каждым, предложил сначала разобраться «с юридикой вопроса», а потом перейти к обсуждению ситуации в целом, дав понять, что юридическая и фактическая сторона дела могут отличаться.

Профессор Анатолий Кирпичников выдал свое заключение: «Это – Себежская крепость. Посмотрите: с этой стороны городища прямая линия и с той стороны – прямая. Это – большая земляная платформа, мы на ней стоим. Это проект, связанный с новыми подходами в артиллерийском деле, может быть, это произведение итальянского зодчества. Всё, что здесь было сделано в последнее время, – это незаконно, это действительно преступно, несмотря на то, что были бесконечные предупреждения с Вашей стороны. Загадочно, почему местные власти на них не обращают внимания».

В разговор вступил заместитель губернатора Максим Жаворонков, курирующий в администрации все правовые вопросы: «На памятник нет паспорта, соответственно, памятник есть, но его границы не установлены. В постановлении областного Собрания есть формулировка «на берегу Себежского озера», но таких мест много и говорить о том, что именно здесь находится культурный слой, который требует особого исследования, с юридической точки зрения затруднительно». И заместитель губернатора, не выпуская из рук, iPad, сделал круговое движение головой, обводящее долгую и прекрасную, как вечный покой, панораму Себежского озера.

Нужно признать, что это было очень смелое заявление.

Впервые с 1998 года, когда принималось базовое решение регионального парламента по охране памятников истории и культуры, по существу представляющее собой аннотированный реестр объектов культурного наследия, расположенных на территории Псковской области, государственный служащий в ранге заместителя губернатора высказался о его фактической нелегитимности.

Строго говоря, постановление областного Собрания № 542 от 30 января 1998 года принималось за 4 с половиной года до принятия Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» и всегда считалось в Псковской области Альфой и Омегой правоустанавливающей позиции в деле охраны памятников истории и культуры. Этим решением на государственный учет и охрану было поставлено 25 памятников архитектуры и 5 памятников археологического наследия, расположенных на территории Себежа.

Паспортизация объектов культурного наследия, введенная Федеральным законом в 2002 году и существенно уточненная по процедуре в 2008 году, всегда считалась не более чем инструментом исполнения Закона, но никак не поводом (при отсутствии формуляра) для снятия с памятников государственной защиты, таких прецедентов в России нет.

Паспортизация находящихся на государственной охране памятников истории и культуры проводится за счет средств или федерального, или регионального бюджета, это долгое и недешевое дело, в Псковской области (и не только в Псковской области) этот процесс только начат. Конца ему не видно.

Если предположить, что инновационный подход Максима Константиновича распространится на все находящиеся на территории области объекты культурного наследия, то следует признать, что для государственного дела охраны памятников это полная катастрофа, а для Федерального закона – просто отмычка.

Можно предположить, что заместитель губернатора пытался таким образом защитить (как адвокат?) или оправдать (как суд?) разрушительные для памятника культуры действия Леонида Курсенкова и Галины Малютиной, но такой ремарки не прозвучало.

По мере того, как Максим Жаворонков аргументировал свою позицию, на лицах археологов, включая профессора Кирпичникова, росло недоумение.

Директор ГУК «Археологический центр Псковской области» Елена Яковлева, неожиданно вынужденная защищать государственный объект культурного наследия от государственного служащего, отреагировала также юридически: «Культурный слой на Замковой горе в соответствии с 73-м ФЗ является выявленным памятником с 1950-х годов, на него распространяются все процедуры по охране объектов культурного наследия» [ 2 ].

Кроме того, общеизвестно, что Себеж официально признан историческим поселением [ 3 ]. А статус исторического поселения жестко защищает в городе все исторически значимые объекты, включая планировку, застройку, композицию, природный ландшафт, археологический слой, соотношение между различными городскими пространствами и многое другое [ 4 ].

Наконец, в 1987 году институтом «Ленгипрогор» был разработан генеральный план Себежа. Он действует и сейчас [ 5 ]. Его неотъемлемой составной частью являются исторический опорный план и проект зон охраны памятников истории и культуры Себежа, разработанный коллективом во главе с архитектором Галиной Петровной Боренко, которая внесла огромный вклад в дело охраны памятников Пскова и области.

На проекте зон охраны отображены все расположенные в Себеже памятники археологии, в том числе и средневековое городище с посадом, там же обозначены и границы территории памятника. Замковая гора полностью входит в действующую охранную зону Себежа. Сомневаться невозможно.

Конечно, 1987 год для многих – это совсем далекое время, но давность правового акта не может быть основанием для признания его «безвестным» и по этой причине недействующим.

Импровизированная правовая дискуссия на свежем воздухе, кажется, показалась излишней и Андрею Турчаку, который сказал: «Но, так или иначе, мы понимаем, что это памятник, мы понимаем, что археологию здесь надо делать».

Никто не спорил.

У Анатолия Кирпичникова заметно посветлело лицо.


«Мы ничего не нарушали. Это – не знаковое решение для города»

«Кем был утвержден проект и кем было принято решение о его реализации?», - спросил Андрей Турчак у стоявших рядом с ним Леонида Курсенкова и Галины Малютиной.

Галина Малютина внезапно внесла свежий аргумент в спор: «Депутаты городского Собрания Себежа утвердили этот проект единогласно, 9 голосами».

Это была еще одна новость дня. «Псковской губернии» доподлинно известно, что вопрос о проекте благоустройства с установкой нового памятного знака на Замковой горе Собрание депутатов города Себежа в повестку дня ни одной своей сессии не вносило, соответственно, не рассматривало, не утверждало, никаких решений не принимало и глава городского поселения «Себеж», директор Себежского сельхозтехникума Геннадий Васильев никаких решений по этому поводу не подписывал.

Собственно говоря, органы местного самоуправления (ни городские, ни районные) вообще не вправе принимать решения по вопросам, касающимся статуса охраняемых государством памятников истории и культуры федерального или регионального уровня. В чем вообще состоит суть идеи «замазать» себежских городских депутатов в эту историю, не вполне ясно: с той же степенью легитимности они могли бы (если бы захотели) принять решение о переносе административного центра области из Пскова в Себеж. Или единоличное нарушение Закона решили заменить коллегиальным? Очень странно.

Постепенно в дискуссии освободилось пространство и для местных жителей: «Нам не нужен крест на Замковой горе! Мы тут живем много лет, всю жизнь, мы здесь росли, мы здесь свадьбы гуляли, мы ходим сюда отдыхать. Мы не хотим видеть здесь могильный крест!», - они высказывались один за другим, эмоционально, открыто и очень искренне, обращались при этом только к губернатору, хотя рядом с ним стояли и глава района, и глава администрации города.

Андрей Турчак, пожурив власти, решил пожурить и народ: «Скажите мне, почему вы не следите за Замковой горой? Когда я приезжал сюда осенью, тут валялись бутылки из-под шампанского и разорванные… резиновые предметы. Это не гости сделали, наверно, это себежане сделали».

Странно, что вопрос о чистоте Замковой горы не был задан губернатором главе администрации города, непосредственно отвечающей за благоустройство и чистоту.

«Здесь не всегда грязно!», - несколько растерявшись, отвечали жители. – «Мы здесь убираем!».

И снова возвращались к теме нежеланного креста.

«А почему здесь присутствуют только те люди, которые не согласны с установкой памятника, а где представители другой стороны, которые за крест?», - попытался публично объяснить единодушие собравшихся Андрей Турчак. – «Я получаю письма и в поддержку проекта», - сказал он.

Это были волшебные слова. Потому что уже на следующий день, 16 июня, на сайте губернатора было опубликовано письмо в поддержку крестоносного проекта за подписью «неравнодушные жители себежского края» (орфографически так) и на следующий день, 17 июня, письмо за подписью «По поручению членов организации, председатель Себежского клуба полковников Масюк А. П.».

Вернемся в 15 июня.

Себежский поэт, почетный гражданин Себежского края Николай Костюченко передал Андрею Турчаку обращение общественной инициативной группы и 825 подписей жителей Себежа (подписные листы с именами и адресами места жительства) за сохранение Замковой горы и против установки на ней многометрового железного креста.

Андрей Турчак попробовал аккуратно аргументировать позицию местных властей: «Я считаю, что здесь может стоять поклонный крест. Это – подходящее место для поклонного креста. Там, правда, есть вопрос по мечу… Это – православный крест…». – «Это не православный крест!», - почти хором воскликнули пожилые женщины.

А Николай Костюченко сказал: «Это кладбищенский крест! Здесь было кладбище оккупантов, и он напоминает всем нам именно об этом кладбище!».

Андрей Турчак не стал больше настаивать: «Здесь Вы правы, здесь я соглашусь».

И снова переключился на представителей властей: «Скажите, почему не были проведены публичные слушания? Вопросы, касающиеся облика города в знаковом месте, обязательно должны выноситься на общественное обсуждение. Как решат жители города, так и будет. 9 депутатов – это еще не жители Себежа. Вы знаете процедуру публичных слушаний?».

Леонид Курсенков не стал отвечать на прямой вопрос, но сказал: «Мы ничего не нарушали. Это – не знаковое решение для города».

Хоть плачь.

«Где у вас проводятся публичные слушания?», - спросил Андрей Турчак у Галины Малютиной. – «В РКЦ», - был ответ. – «Вот там надо будет собрать людей и обсудить все проекты – этот проект, альтернативный проект, мы знаем, что он есть, возможно, другие предложения. Там мы с вами всё обсудим», - Андрей Турчак дал понять, что готов и дальше участвовать в разговоре о благоустройстве Замковой горы.

На эту реплику губернатора глава района Леонид Курсенков негромко, но внятно ответил: «Если крест будет не здесь стоять, то пусть Шлосберг финансирует установку где угодно».

Хоть смейся.

Андрей Турчак не стал продолжать дискуссию о виде и месте установки памятного знака и постарался сделать заключение: «Мы понимаем, что изначально проект установки памятного знака не был сделан. Соответственно, не были проведены согласования. Вы это тоже отрицать не будете, процедура общественных слушаний не проводилась. Мы гарантируем, что работы на этой площадке продолжены не будут, за исключением археологических. Работать могут только археологи. А вы будете их контролировать», - снова апеллировал он к местным жителям.

«И чтобы не было креста!», - радостно воскликнули женщины.

«Это вам решать», - ответил губернатор.

Контролировать археологические работы со стороны областных властей Андрей Турчак поручил, сделав ударение на слове «лично», первому заместителю председателя государственного комитета области по культуре Зинаиде Ивановой, которая сейчас исполняет обязанности председателя.

Альтернативное место установки памятного креста, предложенное общественной инициативной группой (на холме у северного въезда в Себеж со стороны Опочки) местные власти категорически отвергли. При этом сказали губернатору, что там находится… старый скотомогильник. Удивляться уже не было сил. На западном склоне того холма расположена водонапорная башня, которая питает весь соседний квартал, включая дом, где живут муниципальные чиновники. Скотомогильник от того места находится в сотнях метров.

На самом деле на том холме есть прекрасно сохранившиеся, хотя и оплывшие, окопы времен Великой Отечественной войны. Это доминирующая над местностью высота (около 170 м. над уровнем моря при уровне узеза воды в Себежском озере 126 м. над уровнем моря), политая кровью солдат, рядом расположено место массовых расстрелов себежан в 1941-1942 гг., это готовое мемориальное место, которое просто просит благоустройства.

Но похоже, что себежским администраторам «заказана» именно Замковая гора, и именно десятиметровое сооружение с железным крестом и распятым на нем мечом (символ, отсутствующий не только в православии).

А кто видит иначе – пусть сам за свой «вид» и платит, откуда хочет.

Очень интересный подход. Тоже можно сказать – инновация.

Думаю, что при прямом гражданском управлении жителями бюджет города и района расходовался бы в Себеже разумнее, чем при нынешних органах местного самоуправления.

«А ведь всё ещё только начинается!»

На следующий день, 16 июня, в Пскове состоялось 11-е заседание Общественного совета по культурному наследию при губернаторе области. Среди внесенных в повестку дня вопросов был вопрос «О работах по благоустройству Замковой горы в г. Себеже».

Во вступительном слове Андрей Турчак нашел место для себежского стояния на Замковой горе: «Вчера на выезде в Себеже мы с Анатолием Николаевичем провели сход граждан, или, точнее, приняли участие в этом сходе…

Хочу акцентировать внимание и членов Совета и тех, кто нас будет читать и слушать после сегодняшнего заседания: то, что мы видели в Себеже, – это неудачный пример диалога власти, в данном случае муниципальной власти, и общества. И я уверен, что если бы этот вопрос был изначально вынесен на процедуру общественных слушаний, то многих проблем, с которыми мы там столкнулись, можно было бы избежать. Кулуарно такие вопросы рассматриваться не должны.

Я надеюсь, что из этой ситуации все сделают выводы: и наш комитет по культуре, который не паспортизировал до сих пор этот памятник, но и, соответственно, администрации Себежа и района».

Общественный совет по культурному наследию рекомендовал государственному комитету Псковской области по культуре – «организовать работы по подготовке необходимой учетной документации на объект культурного наследия регионального значения «Замковая гора» в г. Себеже и необходимые археологические исследования на территории, подлежащей благоустройству»; администрации Себежского района и администрации г. Себежа – «разработать и согласовать в установленном Законом порядке проект благоустройства территории мыса Замковой горы, провести в г. Себеже публичные слушания по проекту (проектам) благоустройства».

В понедельник, 20 июня в государственном комитете Псковской области по культуре под председательством Зинаиды Ивановой прошло рабочее совещание о планировании и организации раскопок на Себежском городище. Они пройдут летом этого года. На это будут специально выделены средства областного бюджета.

В понедельник же стало известно, что проект благоустройства Замковой горы, включающий в себя крест на голгофе, представлен официально администрацией Себежского района в государственный комитет Псковской области по культуре. На следующий понедельник, 27 июня, намечено его обсуждение специалистами на заседании научно-методического совета при госкомитете.

Как написал мне по электронной почте на минувшей неделе один себежанин: «А ведь всё ещё только начинается!».


Себеж – Псков.

 

1 См.: Л. Шлосберг. Взбесившийся колхоз // «ПГ», № 20 (542) от 25-31 мая 2011 г.; Л. Шлосберг. Кража со взломом // «ПГ», № 21 (543) от 1-7 июня 2011 г.; Л. Шлосберг. «Невежества убийственный позор» // «ПГ», № 22 (544) от 8-14 июня 2011 г.; Л. Шлосберг. На руинах истории // «ПГ», № 23 (545) от 15-21 июня 2011 г.

2 Первое известие о Себежском городище в советской археологии относится к 1950-м годам.

3 Этот статус утвержден решениями коллегии Министерства культуры РСФСР № 12 от 19.02.1990 г., коллегии Госстроя РСФСР № 3 от 28.02.1990 г. и президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) от 16.02.1990 г. В перечень исторических поселений были внесены 540 российских городов и сел, по Псковской области это: Псков, Великие Луки, Гдов, Невель, Новоржев, Новосокольники, Опочка, Остров, Печоры, Порхов, Пушкинские Горы, Себеж, (Старый) Изборск, поселок Волышово (имение Строгановых).

4 В соответствии с п. 2 ст. 59 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» «в историческом поселении государственной охране подлежат все исторически ценные градоформирующие объекты: планировка, застройка, композиция, природный ландшафт, археологический слой, соотношение между различными городскими пространствами (свободными, застроенными, озелененными), объемно-пространственная структура, фрагментарное и руинированное градостроительное наследие, форма и облик зданий и сооружений, объединенных масштабом, объемом, структурой, стилем, материалами, цветом и декоративными элементами, соотношение с природным и созданным человеком окружением, различные функции исторического поселения, приобретенные им в процессе развития, а также другие ценные объекты».

Согласно ст. 60 этого Закона, «градостроительная, хозяйственная и иная деятельность в историческом поселении должна осуществляться при условии обеспечения сохранности объектов культурного наследия и всех исторически ценных градоформирующих объектов данного поселения».

5 Новый генплан Себежа разрабатывается и появится на свет только в этом году. Нет сомнений, что проект зон охраны объектов культурного наследия в его составе будет.



Источник: Псковская губерния

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100