Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 195 гостей и один зарегистрированный пользователь на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ЗОНА, или РИЭЛТОРЫ В РЯСАХ НА ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛЕ

Печать

Олег ДЕМЕНТЬЕВ

 

Спасо-Елеазаровский монастырьг. Псков, ул. Некрасова, дом 23, областное Собрание депутатов

Мы, жители Елизарово и близлежащих деревень, обеспокоены нашим будущим. Близится решение вопроса об установлении охранной зоны Спасо-Елеазаровского монастыря, который запрашивает более 3000 га земли и около 10 деревень.

Что значит охранная зона? От кого надо охранять монастырь? Если от местных жителей, то мы не нападаем. Да и не так просто попасть на их территории через каменную ограду и охраняемые ворота.

А туристам, чтобы осмотреть достопримечательность, неужели недостаточно двух гектаров земли за оградой?

Что вообще является памятником? Храм или монастырь? Если — храм, то ему места — достаточно, если — монастырь, то разве монастыри бывают памятниками?

Однажды по телевизору сказали, что вопрос об охранной зоне будет решаться не только с участием депутатов областного Собрания, но и на местном уровне. Но нас, местных жителей, никто ни о чём не спросил и не оповестил.

Если монастырю всё вокруг принадлежало сотни лет назад, то может, тысячу лет назад, когда монастыря не было, наши пра-пра-пра…родственники жили на этой земле, и нам, потомкам, надо требовать теперь перенесения храма в другое место?

Почему не берут во внимание мнение жителей, нам не понятно. <…>

Ответьте нам, пожалуйста, на наши вопросы. Мы, конечно, не знаем всех законов, но хотелось бы узнать, по какому закону земли и деревни должны перейти монастырю в виде охранной зоны. Что эта зона будет из себя представлять? Почему именно Елизаровскому монастырю понадобилась она? Ни в Киеве, ни в Печорах, ни в Пскове таких зон нет. Или там памятники менее значимые?

А может, экологически чистая и красивая по природе зона готовится для высоких чинов, с нами не сравнимых?

С уважением, …[1]

 

Телевизионная группа программы «Неделя» канала РЕН-ТВ приезжала к Спасо-Елизаровскому женскому монастырю. Корреспондент Леонид Кенфер разговаривал с настоятельницей обители игуменьей Елисаветой по телефону, но от встречи с ним Елисавета уклонилась, сославшись на неотложные дела. Что ж, пошли в монастырь сами, благо посещать их никому не воспрещается. Но не тут-то было. Привратник преградил путь: объект, дескать, строится. Действительно, на территории возле Собора Трёх Святителей (памятника XVI в.) рядом с новостройками (сестринский корпус, двухэтажный особняк настоятельницы) ровняли землю бульдозеры, копали траншеи экскаваторы, подвозили песок и щебень самосвалы. Работа кипела.

Из-за монастырских массивных ворот выскочила женщина в мирской одежде и отрекомендовалась представительницей матушки. Но упорно не хотела называть свою фамилию, хотя корреспонденты назвались. Стала хаять местных жителей, которые в монастырь не ходят, магазин строят прямо на дороге[2], ведут себя агрессивно, не по-божески. Короче, жители деревень были охарактеризованы как отбросы общества.

А вот монашествующие, по мнению настоятельницы епархиального Спасо-Елизаровского женского монастыря и её представителя, ведут праведную, духовную жизнь. Например, монастырь стремится собирать у себя старые иконы — вплоть до самой древней на Псковщине, «Спаса Вседержителя». Вот что по этому поводу писала на страницах газеты «Псковская губерния» старший научный сотрудник Псковского музея-заповедника, заслуженный работник культуры РФ, член Союза художников РФ И. Родникова:

«Елеазаровская монастырская обитель претендует на передачу уникального памятника в свое пользование. Не говоря уже о том, что икона изначально этому монастырю не принадлежала, неприятие такого требования вызвано опасением за судьбу иконы.

Икона — живой организм. Особый температурный режим, необходимый иконе и делающий недопустимым возжигание перед образом свечей и лампад, а также участие иконы в крестных ходах и литиях, резко ограничивает возможность ее практического использования в жизни обители. Никто не может гарантировать ее сохранности в условиях, далеких от для нее давно привычных, созданных в музее»[3].

 

Вполне обоснованно предлагается сделать с иконы копии – списки (согласно канонам самой же РПЦ к спискам переходят все духовные качества оригинала). Но игуменья из Елизарово упорно желает провести крестный ход и перенести в монастырь именно древнейший образчик иконописи в области. В чем её активно поддерживает местная власть, а теперь и Министерство культуры[4].

Тем же летом 2009 года, когда встал ребром вопрос об иконе, игуменья Елисавета (Беляева Т.И.) пришла в Псковское областное Собрание депутатов с требованием принять постановление «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон»[5]. Согласно ему жителям и дачникам десяти населенных пунктов только после специального разрешения можно будет осуществлять деятельность на территории земель охранный зоны, площадь которой превышает 3 тысячи гектаров. В зону попали речки и озера, леса и лужайки, оздоровительные лагеря, земельные участки местных жителей и дачников из Пскова, прибрежные земли Псковско-Чудского водоема [ карта ].

Зоны охраны абсолютно надуманы, потому что единственным памятником истории и культуры федерального значения в Спасо-Елизаровском монастыре является Собор Трёх Святителей, построенный в XVI веке, — и вокруг него охранная зона определена в границах монастырской стены.

 

Заключение юридического отдела Псковского областного Собрания депутатов по проекту носило крайне негативный характер; в частности, в нём говорилось:

«Хотя Собор Трех Святителей и расположен на территории Спасо-Елеазаровского монастыря, тем не менее собор и монастырь являются двумя самостоятельными объектами культурного наследия, у каждого из них есть свой паспорт памятника истории и культуры».

Кроме того, приводились факты нестыковки дат изготовления документов[6].

Такой же отзыв был получен из прокуратуры области. В нём отмечено:

«… как усматривается из проекта границ зон охраны, в границу зоны охраны включены населенные пункты и установлен режим использования земель в них, что противоречит ч. 4 ст. 99 Земельного кодекса РФ.

В проекте границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря также усматриваются коррупциогенные факторы.

Так, в разделе I проекта определено, что в границах охранной зоны разрешается хозяйственная деятельность крестьянско-фермерских хозяйств и иных лиц, за исключением случаев, установленных законодательством.

Во-первых, неясно, какие лица подразумеваются под иными лицами и связана ли их деятельность с сельскохозяйственным производством. Кроме того, рассматриваемый проект режима зон охраны предполагает, что в данном нормативном акте должны быть установлены ограничения при осуществлении хозяйственной деятельности в границах зоны охраны. Используемая в данном проекте формулировка «за исключением случаев, установленных законодательством» предоставляет органам власти и их должностным лицам необоснованно широкие пределы усмотрения случаев, когда хозяйственная деятельность может быть запрещена или наоборот.

Далее в проекте границ зон охраны указано, что в границах охранной зоны запрещается повреждение форм рельефа, распашка земель. Между тем в границу охранной зоны включены сельскохозяйственные предприятия»[7].

 

Игуменья Елисавета сообщила о своих трудностях московским покровителям, в первую очередь заместителю Председателя Государственной думы ФС РФ Л.К. Слиске, имеющей на псковской земле свои «экономические интересы» и бывающей здесь инкогнито (от местных органов власти). Та административно надавила на руководителей Псковской области — устроила разнос по телефону. В результате постановление было принято в первом чтении и создана рабочая группа, чтобы разобраться в ситуации.

Мнение жителей десяти деревень, собственников дачных участков из Пскова и других мест, при разбирательстве изначально игнорировалось. Почувствовав, что надвигается настоящая беда на земли Псковского района, на жителей д. Елизарово и окрестных населенных пунктов, я обратился с сообщением к Президенту России Д.А. Медведеву (копия направлена Губернатору Псковской области А.А. Турчаку), которое отправил заказным письмом с уведомлением 13 июля 2009 года. Реакция не заставила себя ждать. 14 июля Епархиальный совет Псковской епархии предал меня анафеме, о чем 17 августа на сайте Информационной службы Епархиального управления Псковской епархии появилось сообщение, которое сразу подхватили информационные агентства «Псковская лента новостей» и «Псковское агентство информации». Меня поразила несуразность решения Псковской епархии, потому что были нарушены каноны Русской Православной Церкви Московской Патриархии: человек я некрещеный и в бога не верю.

Двигало церковными чиновниками чувство мести за мои публикации, раскрывающие финансовые проделки и земельные манипуляции риэлтеров в рясах, а также поведение отдельных служителей церкви, явно не соответствующее декларируемой «праведности». За эти материалы Т.И. Беляева и монастырь подали исковое заявление в Псковский городской суд на меня и газету «Псковский рубеж», вынесший решение о взыскании с меня 20 тысяч рублей компенсации за ущемление чести, достоинства и угрозу деловой репутации — вместо двух миллионов, в кои расценили ущерб «оскорблённые». При этом псковский городской суд в лице судьи А.Ю. Ефремова не принимал надзорные жалобы ответчиков[8], полностью игнорировал показания свидетелей из д. Елизарово В.М. Никитина и Т.В. Ивановой, говоривших о понуждении к дарению земельных участков и домов, о лечении в монастыре детей членов Государственной думы ФС РФ, о невыплате заработной платы гастарбайтерам и удержании с каждого по 30-35 тысяч рублей как якобы пожертвований монастырю[9]. Вообще не получили слова свидетели со стороны ответчиков С.Т. Гоголев, на момент публикации первый секретарь Псковского обкома КПРФ, А.М. Лебедев, архитектор псковского филиала института «Спецпроектреставрация», Г.М. Семенков, один из авторов письма в редакцию газеты «Псковский рубеж» в поддержку корреспонденции «“Осиное гнездо” под золотыми куполами», Иоанна (Т.В. Олейник)[10]. Материалы жалобы на действия судебной власти направлены в Европейский суд по правам человека.

 

После анафемы на меня сразу вышли различные редакции российских и зарубежных изданий, телевидения и радио. В Спасо-Елизаровский женский монастырь стали приезжать корреспонденты из разных мест, но сталкивались с полным отказом от встреч с ними со стороны настоятельницы и представителей Псковской епархии.

Старейший житель д. Елизарово В.М. Никитин при встрече с группой РЕН-ТВ с возмущением говорил, что новые монастырские строения буквально напирают на его сарай:

«Земля мне принадлежит по наследству. Настоятельница предложила уехать, но почему мы должны куда-то срываться, если здесь мои родовые корни, могилы моих родителей и пращуров? А тут понаехали — не знаем даже, откуда — и начинают распоряжаться нашей землей! Разве можно такое позволить? В деревнях очень много пожилых людей. Вся стать им помочь, но не это в планах игуменьи, которая хочет, чтобы они поскорее ушли в мир иной, о чем без тени смущения у них спрашивает. Желает она освободить нашу территорию и властвовать полноправно».

События показывают, что все так и происходит.

29 октября на сессии областного Собрания депутатов обсуждается вопрос «Об утверждении границ зон охраны Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон». Небывалый резонанс среди депутатов. Обсуждение длится более часа. Первое голосование: «за» подняли руки только шестеро из 44. Перерыв. Вновь голосование. Срывается постановление. Принимаются срочные меры воздействия с подключением московских влиятельных лиц, собирается фракция партии «Единая Россия». Итог — «за» отдают голоса 30 депутатов.

Следует прямо заметить, что документ абсолютно сырой. Решение о внесении в реестр и придании епархиальному монастырю статуса памятника регионального значения принято 22 октября. За неделю(!) добыто заключение Росохранкультуры, проведена культурно-экологическая экспертиза, свое слово высказал Псковский филиал института «Спецпроектреставрация»: неимоверная скорость работы чиновников, от которых простую справку люди ждут неделями, месяцами. Кстати, в заключении прокуратуры Псковской области вновь указывается, что «имеется коррупциогенный фактор». Заключения юстиции Псковской области и юридического отдела Псковского областного Собрания депутатов вообще отсутствуют. Между тем, закон Псковской области от 17 июля 2008 года № 784-ОЗ «О противодействии коррупции в органах государственной власти Псковской области и органах местного самоуправления» ст. 4 п. 3 гласит:

«Обязательной антикоррупционной экспертизе подлежат проекты законов Псковской области, регулирующие общественные отношения в сфере государственной и муниципальной собственности, государственной и муниципальной службы, статуса лиц, замещающих государственные и муниципальные должности, налоговых льгот, природопользования, лесного, земельного, водного, градостроительного, жилищного законодательства, законодательства об охране окружающей среды и лицензировании».

Сейчас местные жители готовят документы в Генеральную прокуратуру РФ с опровержением постановления. Досадно им, что об обиженных стариках в Ямском доме престарелых Гдовского района Псковской области узнала вся страна, в то время как судьбы тысяч людей в Верхолинской волости и дачников из Пскова, Санкт-Петербурга, Москвы поставлены в прямую зависимость от настроения настоятельницы женского монастыря.

 

В воскресенье 6 декабря прошли выборы депутатов в Середкинскую волость, с которой соединилась Верхолинская после проведения референдума. Одним из кандидатов в депутаты была Е.В. Брюзгина — генеральный директор ЗАО «Верхолино». Она вела активную агитацию и соперничала с главой волости Р.И. Шумкиной. Даже в день выборов выехала агитировать за себя впереди переносной урны. Однако это не помогло. Шумкина выиграла с большим отрывом. По другому округу выиграл с огромным преимуществом другой наш знакомый В.М. Никитин из д. Елизарово, который бьётся за права односельчан. При беседе с председателем избирательной комиссии избирательного участка № 132 В.И. Соловьёвой выяснилось, что в деревне Верхолино сделали освещение, ремонтируют дороги, работают магазины, в том числе и магазин самообслуживания. Действуют школа, почта, медпункт. В детсад очередь. Вроде бы все хорошо. Но… людям негде работать, потому что внешними силами ликвидировано крепкое хозяйство СПК «Верхолинский».

«Людям очень больно прошлись по душе. Сначала всё имели, потом — ничего. А позже взяли и просто так “Верхолинское” продали. Генеральный директор появился, который за полгода 45 коров быстренько ликвидировал (генеральный директор ЗАО “Верхолино” Е.В. Брюзгина – О.Д.). И хозяйство исчезло, хотя где-то числится на бумаге. А за генеральным директором нового ЗАО стоят определенные силы, которым надо еще что-то отсюда поиметь. Может быть, какие-то дома отдыха, застройки для Санкт-Петербурга и Москвы сделать, тем более что место просто чудесное, привлекательнейшее. Видно, чем-то мы понравились богатым из двух столиц».

Так с горечью говорит директор Верхолинской школы Л.В. Иванова. А темпы реконструкции епархиального монастыря — и разработки охранных зон за счет унижения и вытеснения местных жителей и дачников из д. Елизарово, Верхолино и других окрестных деревень — нарастают...

Декабрь 2009 - январь 2010

 

 

Приложение 1

Псковское областное Собрание депутатов, юридический отдел; Россия, г. Псков, ул. Некрасова, 23, тел. 68-66-18, 68-66-41

Заключение на проект постановления Псковского областного Собрания депутатов «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон».

Юридическим отделом областного Собрания депутатов изучен проект постановления Псковского областного Собрания депутатов «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон» (далее — проект).

Проектом устанавливаются границы охранной зоны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, границы зоны регулирования застройки и хозяйственной деятельности Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, границы зоны охраняемого природного ландшафта Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, а также режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон.

В соответствии со статьей 34 Федерального закона от 25.06.2002 № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (далее — Федеральный закон «Об объектах культурного наследия») в целях обеспечения сохранности объекта культурного наследия в его исторической среде на сопряженной с ним территории устанавливаются зоны охраны объекта культурного наследия: охранная зона, зона регулирования застройки и хозяйственной деятельности, зона охраняемого природного ландшафта.

Статья 28 Федерального закона «Об объектах культурного наследия» предусматривает, что государственная историко-культурная экспертиза проводится, в том числе, в целях определения соответствия проектов зон охраны объекта культурного наследия требованиям государственной охраны объекта культурного наследия.

В соответствии с пунктом 3 статьи 34 Федерального закона «Об объектах культурного наследия» границы зон охраны объекта культурного наследия (за исключением границ зон охраны особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации и объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия), режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон утверждаются на основании проекта зон охраны объекта культурного наследия в отношении объектов культурного наследия федерального значения — органом государственной власти субъекта Российской Федерации по согласованию с федеральным органом охраны объектов культурного наследия.

Научно-проектная документация по проекту зон охраны Спасо-Елеазаровского монастыря разработана ГП Институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация» в 2003 году. Установленные в ней границы зон охраны Спасо-Елеазаровского монастыря воспроизводятся в рассматриваемом проекте уже как зоны охраны Собора Трех Святителей Спасо-Елеазаровского монастыря.

Хотя Собор Трех Святителей и расположен на территории Спасо-Елеазаровского монастыря, тем не менее собор и монастырь являются двумя самостоятельными объектами культурного наследия, у каждого из них есть свой паспорт памятника истории и культуры.

В соответствии с Приложением № 1 к Постановлению Совета Министров РСФСР от 30.08.1960 № 1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР» Собор Спасо-Елеазаровского монастыря входит в список памятников архитектуры, подлежащих охране как памятники государственного значения (в отличие от Спасо-Елеазаровского монастыря), т.е. Собор Спасо-Елеазаровского монастыря и сам Спасо-Елеазаровский монастырь обладают разным правовым статусом.

К представленному экспертному заключению есть существенные замечания:

заключение сделано в отношении проекта зон охраны и Генерального плана Спасо-Елеазаровского монастыря, а не Собора Трех Святителей;

резолютивная часть заключения не содержит данных о согласовании проекта зон охраны, а только рекомендации по дополнению и уточнению проекта;

невозможно определить дату изготовления заключения, поскольку в начале текста фигурирует 2004 год, в конце текста 15 марта 2005 года;

основанием для рассмотрения проекта является письмо Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия от 7 апреля 2005 года, изданное позже, чем само экспертное заключение.

В соответствии с письмами Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия от 10.08.2005 № 79/3/4/6689/24-5262 и Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия от 30.11.2007 № 40/8459 проект зон охраны Спасо-Елеазаровского монастыря в Псковском районе Псковской области согласован только в отношении объекта культурного наследия федерального значения — Собора Трех Святителей Спасо-Елеазаровского монастыря.

В связи с вышеизложенным полагаем, что действие проектных документов с описанием границ охранных зон, установленных для Спасо-Елеазаровского монастыря нельзя распространять на Собор Трех Святителей Спасо-Елеазаровского монастыря.

Заключение:

Проект противоречит федеральному законодательству и не может быть принят областным Собранием депутатов.

Заведующий юридическим отделом областного Собрания депутатов Н.Н. Лепихин

 

Приложение 2

Утверждаю. Заместитель прокурора области, старший советник юстиции А.Е. Неговора.

Заключение на проект постановления Псковского областного Собрания депутатов «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон».

В соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации охрана памятников находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. З ст. 34 Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25.06.2002 № 73-ФЗ границы зон охраны объекта культурного наследия (за исключением границ зон охраны особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации и объектов культурного наследия, включенных в Список всемирного наследия), режимы использования земель и градостроительные регламенты в границах данных зон утверждаются на основании проекта зон охраны объекта культурного наследия в отношении объектов культурного наследия федерального значения — органом государственной власти субъекта Российской Федерации по согласованию с федеральным органом охраны объектов культурного наследия.

Статьей 4 Закона Псковской области «О государственной охране и использованию недвижимых памятников истории и культуры Псковской области» от 10.05.1999 № 37-оз утверждение границ зон охраны и режима зон охраны объектов культурного наследия отнесено к полномочиям областного Собрания депутатов.

В связи с этим принятие рассматриваемого проекта постановления относится к компетенции Псковского областного Собрания депутатов.

Как уже указано выше, границы зон охраны и режим использования земель в границах зон охраны объектов культурного наследия федерального значения утверждаются по согласованию с федеральным органом охраны объектов культурного наследия.

Из пояснительной записки Государственного комитета Псковской области по культуре к проекту постановления областного Собрания депутатов «Об утверждении границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря, режимов использования земель и градостроительных регламентов в границах данных зон» следует, что границы зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря — объекта культурного наследия федерального значения, — режим использования и градостроительные регламенты в границах зон его охраны согласованы с Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия РФ на основании экспертного заключения членов Федерального научно-методического Совета по сохранению культурного наследия при Министерстве культуры и массовых коммуникаций.

Таким образом, требование федерального законодательства о согласовании проекта с федеральным органом соблюдены.

Согласно ч. 1 ст. 99 Земельного кодекса РФ к землям историко-культурного назначения относятся земли объектов культурного наследия народов Российской Федерации (памятников истории и культуры), в том числе объектов археологического наследия, достопримечательных мест, в том числе мест бытования исторических промыслов, производств и ремесел.

В соответствии с ч. 4 ст. 99 Земельного кодекса РФ в целях сохранения исторической, ландшафтной и градостроительной среды в соответствии с федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации устанавливаются зоны охраны объектов культурного наследия. В пределах земель историко-культурного назначения за пределами земель населенных пунктов вводится особый правовой режим использования земель, запрещающий деятельность, несовместимую с основным назначением этих земель. Использование земельных участков, не отнесенных к землям историко-культурного назначения и расположенных в указанных зонах охраны, определяется правилами землепользования и застройки в соответствии с требованиями охраны памятников истории и культуры.

Между тем, как усматривается из проекта границ зон охраны, в границу зоны охраны включены населенные пункты и установлен режим использования земель в них, что противоречит ч. 4 ст. 99 Земельного кодекса РФ.

В проекте границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря также усматриваются коррупциогенные факторы.

Так, в разделе I проекта определено, что в границах охранной зоны разрешается хозяйственная деятельность крестьянско-фермерских хозяйств и иных лиц, за исключением случаев, установленных законодательством.

Во-первых, неясно какие лица подразумеваются под иными лицами и связана ли их деятельность с сельскохозяйственным производством. Кроме того, рассматриваемый проект режима зон охраны предполагает, что в данном нормативном акте должны быть установлены ограничения при осуществлении хозяйственной деятельности в границах зоны охраны. Используемая в данном проекте формулировка «за исключением случаев, установленных законодательством» предоставляет органам власти и их должностным лицам необоснованно широкие пределы усмотрения случаев, когда хозяйственная деятельность может быть запрещена или наоборот.

Далее в проекте границ зон охраны указано, что в границах охранной зоны запрещается повреждение форм рельефа, распашка земель. Между тем В границу охранной зоны включены сельскохозяйственные предприятия.

То есть в проекте имеется внутренняя несогласованность правовых норм, что может повлечь трудности в правоприменении данного акта.

С учетом изложенного, полагаю, что проект границ зон охраны Собора Спасо-Елеазаровского монастыря должен быть доработан с учетом изложенных замечаний.

Старший прокурор отдела по надзору за соблюдением федерального законодательства, младший советник юстиции Н.Ю. Грачева

 

Приложение 3

Из Надзорной жалобы в Верховный суд РФ

Дементьев О.В., как и обещал, направил корреспонденцию в прокуратуру Псковской области. 5 марта 2008 года редакция газеты «Псковский рубеж» получила «Представление об устранении нарушений законодательства о средствах массовой информации» за подписью заместителя прокурора Псковской области Э.Ф. Канаевой. В нем, в частности, говорилось: «… в части высказывания угроз Беляевой Т.И. (игуменьей Елисаветой) в адрес местных жителей… подтверждения не нашли», — и следом: «Так, опрошенные жители д. Елизарово Псковского района Шантулов В.В. (Шантуров В.В. — О.Д.), Никитин В.М., Шумкина Р.И. (Шумкина Р.И. проживает в д. Верхолино в 8 км от д. Елизарово и работает главой Верхолинской волости. — О.Д.) пояснили, что Беляева Т.И. (игуменья Елисавета) действительно говорила, что они окажутся на кладбище после того, как они отказались продать ей свои дома. Однако реально данные угрозы не воспринимались. Каких-либо действий в целях понуждения граждан к совершению сделок в дальнейшем Беляева Т.И. не предпринимала В связи с этим указание в статье, что Беляева Т.И. угрожала жителям д. Елизарово, является некорректным». Данное утверждение противоречит правовым нормам, потому что налицо преступные деяния, за которые предусмотрена уголовная ответственность по ст. ст. 105 и 119 УК РФ (угроза убийства или причинение тяжкого вреда здоровью). Однако заместитель прокурора Псковской области Э.Ф. Канаева обвиняет автора корреспонденции в некорректности! Если были угрозы лишения жизни, то необходимо возбуждать уголовное дело. Такой шаг прокуратура Псковской области не сделала, так как, по мнению прокурорских работников, «нет заявлений граждан». Но публикация в периодическом издании именно заявление, на которое необходимо срочно реагировать и принимать должные меры. Редакция сама сообщила, что данный материал направляет в прокуратуру Псковской области. Действия угроз, даже если не наступили уголовно-правовые последствия, во многих случаях послужили побуждением или принуждением к продаже земельных участков, паёв, домов, как в случае с Б. Хохловым, который лишился собственного жилья.

Особо заостряю внимание на том, что в официальном документе прокуратуры Псковской области заместителем прокурора Э.Ф. Канаевой допущены грубейшие ошибки, как то: искажение фамилий опрошенных жителей, искажение мест проживания, что является должностным нарушением, делающей проверку неконкретной, нарушающей права и интересы граждан, искажающие фактические сведения о лицах и создающие условия для признания результатов проверки ничтожными, что относится прямо к должностному нарушению (должностному подлогу). Из такого документа невозможно определить, кто и что проверял, и кто что подписывал, и кто за что отвечает.

 

Приложение 4

Показания свидетелей

Выдержки из текста корреспонденции «“Осиное гнездо” под золотыми куполами» просто «выдернуты». Часть слов и фраз специально упущены, что искажает реальное представление о самой корреспонденции, а именно:

1. «А матушка ведет себя вызывающе. Бегает по домам и спрашивает, кто будет продавать».

Эти слова приведены в уточненном тексте иска. На самом деле текст был следующий: «А матушка ведет себя вызывающе . Бегает по домам и спрашивает, кто будет ДОМА продавать. К моей соседке пристала, а та ответила, что не будет сама и дети ее не будут, и внуки. “Ладно, живи-и-ите”, — сказала матушка и ушла. Но проговорила таким тоном, что невольно закралась мысль о каком-то намеке на неприятности, — возмущалась Татьяна Иванова». Свои слова Иванова Т.В. подтвердила на заседании суда 23 марта 2009 года (т. 1 лд. 249-250).

Намеренно искажены смысл и текст публикации, заключение эксперта. Пропустили слово «дома» . Нарушено все содержание данного фрагмента: «К моей соседке пристала, а та ответила, что не будет сама и дети ее не будут, и внуки. “Ладно, живи-и-ите”, — сказала матушка и ушла. Но проговорила таким тоном, что невольно закралась мысль о каком-то намеке на неприятности, — возмущалась Татьяна Иванова». Полагаю, что подобное «сглаживание» позиций настоятельницы Епархиального Спасо-Елизаровского женского монастыря игуменьи Елисаветы (Беляевой Т.И.) ввело в заблуждение судью Псковского городского суда Ефремова А.Ю. В Заключении лингвистической экспертизы, проведенной заведующей кафедрой русского языка Псковского государственного педагогического университета им. С.М. Кирова, кандидатом филологических наук Попковой Л.М., приводится данный текст и целый ряд других, в частности: «За моим сараем стройка идет грандиозная. Хорошо, когда что-то возводят, но только бы никуда не совались. К соседу настоятельница прибежала: “Дом продавай, а иначе твое место на кладбище”; “Так как к ней относиться? Претензии были к нам по поводу земли. Сразу её оборвали, чтобы на это не рассчитывала. Территорию монастыря определили, обозначив деревянными крестами”» (Валерий Михайлович и Валентина Александровна Никитины). Эксперт говорит: «Как утверждение о факте представлена информация о продаже домов за бесценок, к которой местных жителей принуждает матушка Елисавета».

Это подтвердил во время выступления на заседании суда 12 марта 2009 года свидетель Никитин В.М (т. 1 лд.177-178).

В Решении Псковского городского суда от 14 апреля 2009 года по делу № 2-369/2009 говорится:

«Ссылки ответчика и его представителя на свидетельские показания Ивановой Т.В., Хохлова Б.И. суд не принимает, поскольку они не подтверждены фактами, которые бы нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства». Во время заседания суда 14 апреля 2009 года при допросе свидетеля Хохлова Б.И. представитель ответчика Дементьева О.В. — Шершнев Н.В. спросил:

«Что у Вас просила матушка до того, как сгорел Ваш дом?»

Свидетель Хохлов Б.И. : «Она просила отдать ей дом и земельный участок. Взамен она предлагала жилье в трех местах, но я отказался. После того, как сгорел мой дом, я отдал матушке Елисавете земельный участок за право проживания в доме в д. Погорелка. <…>»

На вопрос суда: «По какому адресу Вы в настоящее время зарегистрированы?»

Свидетель Хохлов Б.И. : «Зарегистрирован я в Елизарово, почему матушка не хочет меня прописать в д. Погорелка, я не знаю. Участковый неоднократно мне говорил, что я должен прописаться по месту жительства. Я об этом говорил матушке, но она сказала, чтобы я не переживал и направлял участкового к ней».

Этот эпизод красноречиво говорит о стяжательстве Беляевой Т.И., о понуждении местных жителей к дарению ей земельных участков, что требовало отложения рассмотрения материалов дела и отправке его на дополнительное расследование. О несоблюдении норм расследования пожара дома Хохлова Б.И. говорил в своем ответе редакции газеты «Псковский рубеж» прокурор Псковского района Капитонов С.В., о чем пойдет речь ниже.

Из ответа прокурора Псковского района редакционной коллегии газеты «Псковский рубеж» С.В. Капитонова от 28.02.08 № 15 ж-08:

«Установлено, что по факту пожара жилого дома и гаража, принадлежащих Хохлову Б.И., имевшего место 12.04.04, следователем ОГПН по Псковскому району ГПС МЧС Псковской области вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (материал проверки от 08.04.04 № 62/52). Как следует из мотивировочной части данного постановления, “… наиболее вероятной причиной пожара могла послужить неосторожность при курении в состоянии алкогольного опьянения Хохлова Б.И.”».

При проверке в порядке надзора законности принятого решения прокурором Псковского района установлено, что вышеуказанное постановление вынесено с нарушением требований ч. 1 ст. 148 УПК РФ, проверка по факту пожара проведена неполно. В связи с чем 26.02.08 вынесено постановление об отмене постановления органа дознания (дознавателя) об отказе в возбуждении уголовного дела, которое направлено начальнику ОГПН по Псковскому району для исполнения (в число указаний прокурора входит проведение по материалу пожарно-технических исследований).

«24.03.06 Хохловым Б.И. оформлена доверенность, согласно которой последний уполномочил Иванову Е.В. подарить Беляевой Т.И. (игуменья Елисавета) принадлежащий Хохлову Б.И. на праве собственности земельный участок, находящийся в д. Елизарово Верхолинской волости Псковского района. Указанная доверенность удостоверена нотариусом нотариального округа г.Пскова и Псковского района Семеновой Н.А.

Впоследствии 23.06.06 между Ивановой Е.В., действующей от имени Хохлова Б.И. по доверенности от 24.03.06, и Беляевой Т.И. заключен договор дарения земельного участка, расположенного по вышеуказанному адресу, принадлежащего Хохлову Б.И. на праве собственности. Данный договор зарегистрирован Управлением Федеральной регистрационной службы по Псковской области 02.08.06».

Среди местных жителей до настоящего времени не утихают разговоры, что дом Хохлова Б.И. подожгли неизвестные, потому что в момент возгорания Б.И. Хохлов вместе с соседями сидел на улице.

В Заключении лингвистической экспертизы по данному факту говорится следующее:

2. «Обладает она сильной энергией и действует, как мощный рэкетир… Местного жителя Бориса Хохлова матушка просила продать дом, на что он не согласился. <…> Она заставила написать завещание, что после его смерти все наследство, то есть земельный участок и территория, занимаемая домом, достанутся Татьяне Ивановне…»

В приведенном текстовом фрагменте предложение «Обладает она сильной энергией и действует, как мощный рэкетир...» является разновидностью мнения — оценочным суждением. Сравнительный оборот, введенный в предложение союзом «как», не позволяет придать конструкции «действует, как мощный рэкетир» статус утверждения о факте.

Предложение «Она заставила написать завещание, что после его смерти все наследство, то есть земельный участок и территория, занимаемая домом, достанутся Татьяне Ивановне» является повествовательным и содержит утверждение».

И далее в экспертизе говорится:

«Сведения о вызывающем поведении, поведении с позиций силы, похожем на действия рэкетира (оно рассматривается местными жителями как неправильное), в контексте статьи поддерживает мысль о несоответствии Татьяны Ивановны Беляевой её сану. Ср. “Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа” (Евреям 12:14). Или “Братолюбие между вами да пребывает” (Евреям 13:1). Такое поведение, по мнению одного из собеседников автора, Татьяны Ивановой, подрывает веру людей в Бога».

Данный факт имел место, хотя на заседании суда 14 апреля 2009 года Хохлов Б.И. эти факты опровергнул, а перед заседанием говорил, что матушка его запугивала и он опасается потерять последнее жилье, хотя прописан в д. Елизарово Верхолинской волости Псковского района, по месту сгоревшего дома.

3. «С рабочими строителями не расплачивается, но те не могут подать на неё жалобу, поскольку находятся в России нелегально, без паспортов с российским гражданством». «Были здесь узбеки, армяне, украинцы, с которых “снимала” по 30-35 тысяч рублей “на пожертвование монастырю”».

В заключении эксперта сказано, что негативную характеристику поддерживает и способ оплаты труда рабочих (вернее — неоплаты!). Ср. «С рабочими строителями не расплачивается, но те не могут подать на неё жалобу, поскольку находятся в России нелегально, без паспортов с российским гражданством».

Данные факты имели место. О них сообщила на судебном заседании 23 марта 2009 года свидетель Иванова Т.В. (т. 1, лд. 249-250). Однако их проверкой прокуратура Псковской области занималась поверхностно, без глубокого расследования. Не случайно игуменья Елисавета срочно в июле 2007 года, через 6 месяцев после публикации корреспонденции «“Осиное гнездо” под золотыми куполами», выдала доверенность Брюзгиной Е.В., директору ЗАО «Верхолино», которой, в частности, доверяется оформлять документы приезжих рабочих из-за границы. Эта доверенность выдана в июле 2008 года.

4. «Здесь на холме синий дом, который купили горожане. Она их запугала … и они испугались и продали монастырю дом».

Текст корреспонденции искажен. Полный текст фрагмента: «Здесь на холме синий дом, который купили горожане. Она их запугала, что место это проклятое, что дети ослепнут. И они испугались, и продали монастырю дом». Данный факт подтвержден свидетелем Ивановой Т.В. (с.249-250).

5. «Приехав в Елизарово, первым делом отметила территорию монастыря. По словам первого заместителя главы Псковского района А.Г. Юхно, власти в этот момент за этим не следили, и сколько земли она “прихватила”, неизвестно».

Текст представлен неполно: «Местное население поначалу относилось к восстановлению монастыря положительно, но потом из-за неправедных действий матушки её не восприняли, потому как энергия от неё исходит недобрая. Все, кто ей противился, проклинались и предавались анафеме». По свидетельству главы Верхолинской волости Псковского района Шумкиной Р.И., приведенному в Заключении по результатам рассмотрения обращения заместителя Председателя Государственной думы ФС РФ Слиски Л.К.: «От местных жителей поступали жалобы по поводу поведения матушки Елисаветы, которая предлагала продавать ей дома, а при отказе говорила, что жители окажутся на кладбище». Подобные угрозы уже служат фактами к возбуждению уголовного дела в отношении игумении Елисаветы (Беляевой Т.И.)

6. «Ходят слухи, что поставляет их (послушниц) “крутым” бизнесменам, взимая “за ночь любви” от 1,5 тыс. долларов. Почти все идет в “доход” монастыря, и сестрам достается мизер».

В Заключении лингвистической экспертизы по данному фрагменту корреспонденции говорится: «Приведенные высказывания не являются утверждением автора о реально существующих фактах, так как первая часть сложноподчиненного предложения — «ходят слухи» — содержит ссылку на неизвестный источник, из которого почерпнуты недостоверные сведения.

Ср. «Слух. 3. Молва, известие о ком-чем-н. (обычно еще ничем не подтвержденное)» (СОШ: 732).

Ссылка на неизвестный источник (который по большей части невозможно проверить) — типичный прием, используемый для передачи негативной информации.

Опубликованные сведения не являются клеветой, они получены из слухов, гуляющих среди местных жителей д. Елизарово и окрестных деревень Псковского района, что не подпадает под признаки сведений, не соответствующих действительности».

В «Представлении…» от 5 марта 2008 года старший советник юстиции Э.Ф. Канаева ссылается на то, что автор статьи Дементьев О.В. писал, основываясь на примерах, которые ему стали известны из рассказов местных жителей, и не привел конкретных фактов. По её мнению, необходимо было вести постоянное дежурство, и, как только дежурный заметил бы, что послушницы выпивают, он сразу должен был вызвать наряд милиции, чтобы провели освидетельствование. Несуразность подобных измышлений очевидна. Точно так же как и обращение в управление Росздравнадзора по Псковской области для установления сведений об оказании медицинских услуг лицам, страдающим наркоманией. Сложно сказать, как проводили проверку представители прокуратуры Псковской области среди местных жителей д. Елизарово. Автору корреспонденции «“Осиное гнездо” под золотыми куполами» Дементьеву О.В. было рассказано, что их привозили в монастырь, не афишируя эти факты, надеясь, что в монастыре молодые люди вылечатся. Об этом сообщил в судебном заседании 12 марта 2009 года свидетель Никитин В.М.: «Моему брату Синкевичу Валерию Степановичу попался парнишка, который искал мак. Паренек рассказал, что он приехал из Москвы в монастырь на перевоспитание, отец платит за него по 5 тысяч долларов, а сейчас ему надо покурить. <…> В монастыре было много ребят, хотя, когда со мной беседовал следователь облпрокуратуры, он сказал, что матушка им говорила, что в монастыре никого не было (лечащихся от наркомании – О.Д.)». Генеральная прокуратура, очевидно, направила материалы в прокуратуру Псковской области, откуда и получила ответ, не отражающий истинное положение дел у Беляевой Т.И. (игумении Елисаветы), среди послушниц и насельниц Спасо-Елизаровского женского монастыря, взаимоотношений местных жителей с Беляевой Т.И. (игуменией Елисаветой), не рассказывающий, что жители окрестных деревень идут не в Храм Трех Святителей в Спасо-Елизаровском монастыре, а отправляются в храм за несколько километров в д. Толба.

Кроме местных жителей, автор публикации разговаривал с начальником управления сельского хозяйства Псковского района А.В. Ивановым, с первым заместителем Главы Псковского района А.Г. Юхно, с председателем Псковского райпо С.В. Мельниковой, с директором школы олимпийского резерва по плаванию В.П. Калиниченко, с главой Верхолинской волости Псковского района Шумкиной Р.И., что не противоречит закону «О СМИ», но это не отражено в Представлении заместителя прокурора Псковской области Э.Ф. Канаевой. Некоторые из руководителей отказались принять участие в судебных заседаниях, отвечая на запрос представителя истцов, говорили, что они не давали интервью корреспонденту Дементьеву О.В. Этого действительно не было, а были беседы с данными людьми по поводу приобретений земельных участков Беляевой Т.И. (игуменьей Елисаветой). Однако участие в судебном заседании в качестве свидетелей первого заместителя Главы Псковского района Юхно А.Г., главы Верхолинской волости Шумкиной Р.И., начальника управления сельского хозяйства Псковского района Иванова А.В. могли бы открыть многое в неправедных деяниях Беляевой Т.И. (игуменьи Елисаветы).

 

Приложение 5

Отказ в заслушивании свидетелей со стороны ответчика Дементьева О.В.

Судья Ефремов А.Ю. не давал слова свидетелям, хотя они были вызваны в суд повестками:

Гоголеву С.Т. — члену редакционной коллегии газеты «Псковский рубеж», на момент опубликования корреспонденции был первым секретарем Псковского обкома КПРФ:

(Судебное заседание 23 марта 2009 г. т. 1, лд. 199:

«Ответчик Дементьев О.В.: …Я настаиваю на своем ходатайстве о допросе в качестве свидетеля Гоголева С.Т.

Представитель истцов: Прошу приобщить к делу мои письменные возражения на заявленное ходатайство. Возражаю против допроса в качестве свидетеля Гоголева С.Т. <…> Полагаю, что дача разрешения на выпуск данной статьи не относится к предмету заявленных исковых требований, и свидетельские показания, как доказательства, не имеют никакого значения для рассмотрения и разрешения дела (ст.59 ГПК РФ). <…>

Судья определил:

… Отказать в удовлетворении ходатайства ответчика о допросе в качестве свидетеля Гоголева С.Т., т.к. пояснения данного свидетеля не имеют доказательного характера по предмету заявленного иска»);

Лебедеву А.М. — архитектору Псковского филиала института «Спецпроектреставрация», располагающему фактами нарушений норм архитектуры при реставрации Спасо-Елизаровского монастыря:

(Судебное заседание 12 марта 2009 г., т. 1, лд. 147:

«Представитель истцов: Что касается свидетеля Лебедева А.М., предметом иска не является нарушение требований положений архитектуры по восстановлению памятников федерального значения.

На вопрос суда: Что может пояснить свидетель Лебедев А.М.?

Ответчик Дементьев О.В.: …Лебедев А.М. сможет пояснить, что были нарушения по застройке монастыря. <…>

Судья определил:

…Отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля Лебедева А.М. в связи с тем, что сторона ответчика не смогла пояснить, какие факты в качестве доказательства по данному иску сможет пояснить данный свидетель»);

Олейник Т.В., направленной старцами и старицами в епархиальный Спасо-Елизаровский монастырь:

(Судебное заседание 23 марта 2009 г. т. 1, лд. 205:

«На вопрос суда: Какие именно факты сможет подтвердить свидетельница Олейник Т.В.? Ответчик: Данная свидетельница сможет пояснить о негативном отношении местных жителей к деятельности настоятельницы монастыря.

Представитель истцов: Имеет факты блуда и рождения детей послушницами и насельницами епархиального Спасо-Елизаровского монастыря.

Во-первых, данные сведения не относятся к предмету заявленного иска и в соответствии со ст.59 ГПК РФ судом приняты быть не могут. <…>

Судья определил:

Отказать в удовлетворении ходатайства о повторном допросе в качестве свидетеля Олейник Т.В. и приобщении представленных копий от обращений в Церковный суд в связи с тем, что стороной ответчика не представлено, какие именно факты может подтвердить данная свидетельница, а её мысли не могут быть приняты, т.к. они не являются доказательством по предмету данного дела»;

Семенкову Г.М. — одному из авторов отклика ветеранов на корреспонденцию «“Осиное гнездо” под золотыми куполами» (Судебное заседание 23 марта 2009 г. т. 1, лд. 231).

 

Примечания

1.Подписи: Елизарово, Кузнецов В.Я.; Елизарово, Никитин В.М.; Елизарово, Никитина В.А.; Великое Поле, Никифоров Л.М.; Новое Поле, Михайловский В.Е.; Елизарово, Мыслевич В.А.; Новое Поле, Сергеева П.В.; Новое Поле, Сергеев Г.В.; Новое Поле, Петрова К.В.; Елизарово, Стаканова А.П.; Елизарово, Кудрявцева Е.П.; Елизарово, Иванова Т.В.; Мухино, Черепов А.А.; Замельничье, Миколайчук Г.А.; Новое Поле, Михайловская В.В.; Новое Поле, Петров В.А.; Мухино, Алексеев Н.И.; Елизарово, Шантуров В.В. Всего 35 подписей. 27 сентября 2009 года.

2. Старый сельмаг псковского райпо сиротливо стоит возле собора, потому как участь его уже предрешена, хотя местная потребкооперация выиграла арбитражный процесс по участку земли, на котором расположен магазин.

3. И. Родникова. Спаси и сохрани // «Псковская газета», № 41 (462) от 28 октября – 3 ноября 2009 г: http://gubernia.pskovregion.org/number_462/07.php

4. См.: http://www.pln-pskov.ru/society/72830.html

5. См. Приложение 1 и Приложение 2, являющиеся ответами местной власти на проект постановления и содержащие изложение пунктов проекта.

6. Приложение 1.

7. Приложение 2.

8. См. Приложение 3.

9. Показания свидетелей см. в Приложении 4.

10. См. Приложение 5.

 

Источник: Научно-просветительский журнал «Скепсис»

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100