Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



АПОЛОГЕТЫ КАТОЛИЧЕСКОЙ ИНКВИЗИЦИИ

Печать


...Любопытная заметка появилась на сайте «Сибирской католической газеты». Там анонсируется книжка одного современного канадского католического апологета. Называется «Почему католики правы?» Логика автора просто замечательная. Очень похожа на логику наших православных апологетов, как и на логику неосталининстов тоже. Я, как бывший католик с многолетним стажем, знающий об этих вещах не понаслышке, не удержался, чтобы вставить свои «пять копеек». Ниже привожу некоторые пассажи из статьи (курсивом) и свои комментарии.


Устойчивый «антикатолицизм» – это, возможно, одно из последних предубеждений, широко принимаемых современным «цивилизованным обществом», но канадский писатель и журналист Майкл Корен не собирается с этим мириться.


Сразу оговорюсь, что «Католическая Церковь», имя которой часто поминается всуе в статье, – это Ватикан и его официальная позиция. Далеко не все католики на Западе думают так, как думает Ватикан.

Ну да, современное «цивилизованное общество» всё еще мирится с КЦ (Ватиканом), несмотря на проповедуемую им дискриминацию секс-меньшинств, женщин, а также нескрываемую ненависть к либералам всех мастей, как внутри, так и вне церкви («враги унешние и унутренние»). Мирится, терпит, дозволяет, принимает папу на уровне глав государств и правительств. Но смеет при этом еще какие-то «предубеждения» иметь. И в самом деле, с этим мириться нельзя.


В его недавно увидевшей свет в издательстве МакКлелланда и Стюарта книге под названием «Почему католики правы?» рассмотрены наиболее популярные обвинения в адрес Католической Церкви. Корен родился в неверующей семье, его отец был евреем. Он сознательно обратился в католичество в возрасте 20-ти с лишним лет. Его еврейское происхождение помогало ему делать карьеру, а вот его конверсия в католицизм стоила ему двух мест работы и отказа в сотрудничестве со стороны многих СМИ. Об этом Майкл Корен написал сам в предисловии к своей книге.


Но парень без друзей-то не остался. КЦ охотно оплатит работу по доказательству своей «белизны и пушистости», даже и довольно топорную.


А начал свою книгу наш автор с темы, о которой, по его словам, он не хотел и не должен был писать: а именно, с «педофильского скандала», в котором оказалось замешано католическое духовенство. Корен признал, что своими поступками эти священники нанесли огромный вред душам многих людей, но, вместе с тем, отметил, что изрядная часть критики по адресу католического клира была безосновательной. Подобные злоупотребления вовсе не специфичны именно для католицизма. Критики, пытающиеся вывести случаи сексуальных злоупотреблений из учения, проповедуемого Католической Церковью или из образа жизни ее духовенства, не учитывают того факта, что подобные вещи случаются и в других Церквах и религиях, причем даже в большем масштабе. В результате же уроков, извлеченных из разразившегося скандала, Католическая Церковь ныне превратилась в одно из самых безопасных мест для молодых людей. Итак, «сексуальный скандал», в который были вовлечены католические клирики, может дать повод к осуждению поведения конкретных людей, но не Церкви как таковой, — подводит итог автор.


Но случаев доказанной педофилии католических «святых отцов» в последние пару десятков лет была масса, причем в разных странах мира, на разных континентах. А Ватикан уверяет, что это, дескать, не «системное явление», а случайности. Здесь надо понимать, что такое католический священник. Это – человек живущий в обязательном целибате. Насколько это требование выполнимо для молодого мужчины (а как раз такие священниками и становятся)? Каждый по-своему решает этот больной вопрос. Кто онанирует, кто на порносайтах сидит. Кто-то заводит нелегальную семью. Еще кто-то пользуется услугами проституток (известно же, что в католических странах есть специальные проститутки, специализирующиеся на обслуживании духовенства). А кто-то с мальчиками (реже с девочками) развлекается. И еще есть корпоративная этика, где каждый священник каждого покрывает (иначе коллеги тебе бойкот объявят).

 Трудно себе представить, что католические попы в последние несколько десятков лет кинулись скопом растлевать несовершеннолетних, а до этого были исключительно «агнцами божьими». Просто раньше влияние у них было мощное, и те, кто в такие ситуации попадал, даже и заикаться об этом не смели. Вот как об аналогичных подвигах «святых отцов» из РПЦ наши главные СМИ не сообщают. А вот в последние пару десятков лет писать стало можно. И те, кто раньше молчал бы себе в тряпочку, тоже почувствовали, что «теперь можно», да пошли в суды с исками на КЦ. Счет выплаченных компенсаций уже на сотни миллионов долларов идет.

В КЦ для детишек теперь и правда стало побезопаснее, но это же не благодаря мудрости Ватикана, а как раз благодаря той распоясавшейся либеральной прессе, которую в Ватикане так «любят».

А если и в других церквах то же самое бывает, то отсюда еще не следует, что КЦ «белая и пушистая».


Во второй главе своего сочинения Майкл Корен рассматривает такие вопросы как крестовые походы и инквизиция. Да, в этих областях Церковь не всегда поступала самым лучшим образом, однако для своего времени Церковь действовала достаточно этично и в целом была силой добра, — утверждает автор.


«Дух времени», значит, виноват… А «дух времени» откуда берется? С луны падает? Не те же ли «святые отцы», которые тогда имели безграничное идеологическое влияние, этот «дух времени» создавали?

Вот было в средние века такое оппозиционное КЦ движение как альбигойцы (они же – катары). За ними миллионы людей шли. Папа Иннокентий III организовал против них крестовый поход и почти все альбигойцы были уничтожены физически. На современном языке это называется «геноцидом» и «преступлением против человечности, не имеющим срока давности».

Это, кстати, во время того крестового похода один из папских легатов сказал классическую фразу. На вопрос, как отличить еретиков от добрых католиков, он ответил: «А вы убивайте всех, а Господь на том свете отличит овец от козлов».

Была еще 30-летняя война (1618—1648), развязанная заради торжества католицизма в Европе (главным образом – в Германии). Так в той Германии тогда погибло и умерло по причине военных действий 2/3 населения. Но в целом КЦ, несомненно, была «силой добра». Кто бы сомневался!


Переходя к вопросу инквизиции, Майкл Корен отмечает, что изначальная цель этого учреждения – бороться с заблуждениями в вере и ересями и способствовать возвращению попавших под их влияние людей в лоно Церкви. При инквизиторских расследованиях действительно применялись пытки, но непосредственными их исполнителями были светские власти. Кроме того, в трибуналах инквизиции пытки применялись не в большей, а в меньшей степени, чем в других судебных учреждениях того времени.


Итак, инквизиция исправляла «мыслепреступления». Благородное дело. А пытали «мыслепреступников» люди, которые сами священниками не были. Но делали-то они это по просьбе и настоянию «святых отцов». Государство порой может и не хотело так уж рьяно «еретиков» преследовать (среди них было много людей прилежных, трудолюбивых, для государства полезных). Так ведь «святые отцы» покоя не давали.

Пытки, дескать, везде использовали. А почему никто из «святых отцов» ни разу против применения пыток не протестовал? Они же по должности обязаны были Евангелие проповедовать, где про любовь к ближнему много говорится… В общем, аргумент железный. И ни в чем-то КЦ не виновата…


Больше всего критических нареканий вызывает испанская инквизиция…

Римские Папы действительно первое время ее поддерживали, но очень скоро она превратилась исключительно в орган испанского государства и монархии. Дело в том, что после окончательного разгрома мусульманских халифатов на Пиренейском полуострове Испании досталось в наследство значительное исламское и еврейское население. Многие мусульмане и евреи тогда обращались в католичество. В каких-то случаях эти переходы были искренними, но в ряде других случаев конвертитов привлекали лишь политические и экономические выводы. Вот инквизиция и занялась исследованием мотивов обращения. При этом, разумеется, допускались злоупотребления.


Жили себе евреи с мусульманами на испанской земле веками. А потом их поставили перед выбором: или отнимем у вас всё имущество и выбросим на африканское побережье (а ведь организаций, заботящихся о беженцах, тогда, как известно, не было). Или принимайте, гады, христианство. И тут уже инквизиция ими занялась: а искренне ли ты, собака, это христианство принял?.. И какие у нормального человека могут быть сомнения, что так и следовало этих мерзавцев допросить, по полной программе и с пристрастием? «Злоупотребления» не в счет…


Испания не была идеальным обществом, но зато этой стране удалось избежать кровавой гражданской войны на религиозной почве, по образцу тех, которые потрясали другие европейские страны в эпоху Реформации.


В Испании при Филиппе II истребили под корень (сожгли, заморили в тюрьмах, кое-кому удалось бежать из страны) не только своих доморощенных протестантов (последователей Лютера и Кальвина), но и католиков-гуманитариев (последователей Эразма Роттердамского). Зато гражданской войны не было. «Только б не было войны…» Вот и в Северной Корее гражданской войны нет.

И почему только Европа примеру Испании не последовала? («не шмогла я, не шмогла»!) Вот бы и жили так до сих пор: жирные монахи нас бы уму-разуму учили, мы бы папскую туфлю целовали, время от времени кого-то инквизиция бы забирала для назидания прочим, индульгенциями бы приторговывали… Во благодать бы была! Во как многого эти сволочи (враги инквизиции) нас лишили!


Вообще тема испанской инквизиции не привлекала к себе особого внимания вплоть до середины XIX века, когда антиклерикальные авторы реанимировали ее, чтобы использовать в своей компании против Католической Церкви, — пишет Корен.


Официальная позиция КЦ в 19-м веке выражена в таком документе, как «Силлабус». Это такой замечательный документ, в котором безоговорочной анафеме было предано всё, что теперь (на словах) принимают и сами католики, как то: принципы свободы совести и отделения церкви от государства, библейские общества и распространение Библии, возможность для христиан-некатоликов и представителей других религий свободно исповедовать свою веру и иметь свои молитвенные здания в «католических странах», принципы политической демократии, либерализм и социализм, право наций на самоопределение и национальную автономию, права женщин, по сути все тогдашние направления философской и научной мысли и т.д. и т.п.

И в самом деле, ну чего же это беспардонные антиклерикалы на нашу бедную КЦ так окрысились? Да еще и испанскую инквизицию нам припомнили. Ну вовсе же не к месту!
А, кстати, последний смертный приговор испанской инквизиции был приведен в исполнение в 1826 г. Того беднягу, правда, не сожгли, а повесили (каков либерализм!) Для середины 19 века совсем недавно это было.


А разве Католическая Церковь не строит больниц, школ, приютов и домов престарелых, разве не содержит многие другие учреждения того же рода? – отмечает Корен. Разве не проводит эта Церковь громадной благотворительной работы во всех районах земного шара?


А разве Гитлер со Сталиным вовсе ничего полезного не делали? Больниц, школ, дорог, электростанций не строили?

Да и потом разве плохо, ворочая миллиардами, потратить копейки на благотворительность, а потом еще и трубить об этом на всех углах?


Есть в книге Майкла Корена и глава, посвященная современной позиции Католической Церкви по вопросам биоэтики и сексуальности, из-за которой она постоянно находится под огнем критики. Абсолютный запрет Церковью абортов и контрацепции соответствует нравственным ценностям, основополагающим правам человека и подтверждается современными научными исследованиями.

Эмбрион – это отдельное человеческое существо с момента зачатия и как таковой он имеет право на жизнь. (…) Современное общество считает себя очень прогрессивным и терпимым, а между тем отказывает в праве на жизнь инвалидам в утробе матери и даже уже живущим инвалидам, допуская для них эвтаназию.


Передергивает автор. Ох как передергивает! По его словам получается, что современные либералы чуть ли не к поголовному умерщвлению инвалидов призывают. Это у Гитлера вроде такая программа была, но и ту до конца не довели.

На самом-то деле, эвтаназия – это помощь человеку в добровольном расставании с жизнью, если в этой жизни для него ничего кроме нестерпимых страданий не осталось. Любое домашнее животное на это право имеет, а вот человеку Ватикан в этом праве отказывает.
А еще призывает к рождению тяжелых инвалидов (обнаруженных пренатальной диагностикой), хотя ясно, что ничего, кроме тяжелых страданий для них (причем с первых же дней) в этой жизни не будет.
А еще Ватикан решительно против контроля рождаемости в странах третьего мира, хотя в той же Африке 1/3 детей рождается уже со СПИД-ом, а значит, обречена на мучительную смерть в скором времени, а еще треть умирает в первые годы жизни от голода, болезней и проч. И кого это интересует? Главное – право эмбриона на жизнь!

Впрочем, тема «страданий для Господа» – это любимая тема многих консервативных «духовных отцов», признанных в католическом мире «духовников». О страданиях, нам посылаемых, они говорят прямо-таки с наслаждением и советуют «посвятить их Христу». Получается, что Богу, которому поклоняются католики, весьма угодны человеческие страдания, он любит эти страдания, он с удовольствием посылает нам эти страдания, он «подпитывается» энергией этих страданий. И что же это за Бог такой? Уж не дьявол ли?..


СМИ развернули компанию по дискредитации Католической Церкви и лично Бенедикта XVI за их негативное отношение к использованию презервативов в контексте попыток справиться с распространением эпидемии СПИД-а. Но и это обвинение несправедливо, — считает Корен. Церковь еще несколько десятилетий назад предупреждала, что доступность для общества презервативов и других противозачаточных средств будет иметь самые пагубные последствия. Но разве так не случилось? Везде, где получили распространение контрацептивы, вместе с тем был отмечен рост числа заболеваний, передающихся половым путем, рост числа разводов, абортов, семейных конфликтов. Сексуальные отношения рассматриваются ныне просто как физиологический акт, а не как выражение любви двух личностей.


Католические иерархи – люди весьма обеспеченные, которых трудности жизни, переносимые обычными людьми, практически не касаются. Но вот таких простых, доступных почти каждому радостей как секс (не в извращенной форме, не тайком, не под прессом чувства вины), как нормальная семейная жизнь, как радость отцовства, у них нет – целибат-то обязывает.

Любой психолог объяснит, что в такой ситуации подсознательная неприязнь к людям, занимающимся сексом, да еще и получающим от этого удовольствие, как и к людям, живущим в счастливом браке, – вещь почти неизбежная. Понятно, что «святые отцы», претендующие всеми и вся руководить «на пути к Господу», сделают всё от себя зависящее, чтобы жизнь таким людям максимально осложнить. Что и происходит.


Что же касается Африки, где угроза распространения СПИД-а ощущается сильнее всего, то программы по пропаганде презервативов осуществлялись здесь нецерковными организациями и эпидемии не остановили. А вот программы, зиждущиеся на воздержании и супружеской верности, доказали свою эффективность. 

Презервативы эпидемии не остановили, а «программа воздержания», пропагандируемая Ватиканом, остановила?

И еще один интересный момент здесь есть. В Африке не редкость ситуация, когда один или даже оба супруга, живущие в католическом браке, заражены СПИД-ом. Даже с точки зрения КЦ они имеют все права на сексуальную жизнь. Но приходится выбирать: или от такой жизни нужно полностью отказаться, или рожать потомство, больное от рождения СПИД-ом, а значит, обреченное на мучительную смерть. Контрацепция-то строго-настрого запрещена. Как и другие меры, вроде стерилизации. «Святые отцы» уверяют, что за эти проступки люди непременно попадают в ад. В общем делают всё возможное, чтобы «несвященникам-нецелибатникам» жизнь медом не казалась.


Майкл Корен затрагивает в своей книге и многие другие аспекты деятельности Католической Церкви, которые становятся объектом необоснованных, часто обусловленных простым невежеством и некомпетентностью нападок.


Я не сомневаюсь, что и с этими вопросами он расправился столь же лихо, как и с теми, которые были оговорены выше.


Работа автора будет очень полезна всем «современным апологетам», тем, кто искренне желает защитить свою Церковь от часто повторяющихся атак.


И в этом я тоже не сомневаюсь.

А мой вывод такой. Среди либеральной части нашего общества (кроме тех из них, кто отрицательно относится к любой религии вообще), по моим наблюдениям, всё еще есть некие симпатии к КЦ. Это, дескать, не такая Церковь как РПЦ, а хорошая, добрая и либеральная. Кто пограмотнее, обычно вспоминает при этом II Ватиканский собор, не зная, что нынешнее руководство КЦ во главе с Бенедиктом XVI (Ратцингером) изо всех сил старается этот собор похоронить.

Так что ничуть КЦ РПЦ не лучше. Могу засвидетельствовать. А книжка, о которой тут речь, была не в средние века и не среди зулусов издана, а в наше время и во вполне цивилизованной Канаде. За попытки оправдать политику Гитлера там срок дают. А вот защищать аналогичные преступления КЦ (пусть и совершенные несколькими столетиями раньше) – дело доброе, нужное и благородное. Такие вот времена и нравы.


Источник: блог Религиозник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100