Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 257 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОЧЕМУ КАТОЛИКИ ПРАВЫ?

Печать

Джон ФЛИНН


John_Flynn_LCУстойчивый «антикатолицизм» – это, возможно, одно из последних предубеждений, широко принимаемых современным «цивилизованным обществом», но канадский писатель и журналист Майкл Корен не собирается с этим мириться.

В его недавно увидевшей свет в издательстве МакКлелланда и Стюарта книге под названием «Почему католики правы?» рассмотрены наиболее популярные обвинения в адрес Католической Церкви. Корен родился в неверующей семье, его отец был евреем. Он сознательно обратился в католичество в возрасте 20-ти с лишним лет. Его еврейское происхождение помогало ему делать карьеру, а вот его конверсия в католицизм стоила ему двух мест работы и отказа в сотрудничестве со стороны многих СМИ. Об этом Майкл Корен написал сам в предисловии к своей книге.

А начал свою книгу наш автор с темы, о которой, по его словам, он не хотел и не должен был писать: а именно, с «педофильского скандала», в котором оказалось замешано католическое духовенство. Корен признал, что своими поступками эти священники нанесли огромный вред душам многих людей, но, вместе с тем, отметил, что изрядная часть критики по адресу католического клира была безосновательной. Подобные злоупотребления вовсе не специфичны именно для католицизма. Критики, пытающиеся вывести случаи сексуальных злоупотреблений из учения, проповедуемого Католической Церковью или из образа жизни ее духовенства, не учитывают того факта, что подобные вещи случаются и в других Церквах и религиях, причем даже в большем масштабе. В результате же уроков, извлеченных из разразившегося скандала, Католическая Церковь ныне превратилась в одно из самых безопасных мест для молодых людей. Итак, «сексуальный скандал», в который были вовлечены католические клирики, может дать повод к осуждению поведения конкретных людей, но не Церкви как таковой, – подводит итог автор.

Во второй главе своего сочинения Майкл Корен рассматривает такие вопросы как крестовые походы и инквизиция. Да, в этих областях Церковь не всегда поступала самым лучшим образом, однако для своего времени Церковь действовала достаточно этично и в целом была силой добра, – утверждает автор.

Рассуждая о крестовых походах, автор прежде всего отмечает то обстоятельство, что когда-то Святая Земля была полностью христианской территорией, а потом была завоевана мусульманами. Крестовые походы вовсе не были выражением империалистических и колониалистских устремлений, они не предпринимались с целью эксплуатации и грабежа. Напротив, многие дворянские семьи разорились, снаряжая в крестовые походы своих отцов и сыновей вместе с их свитой.

Современные научные исследования опровергают и то мнение, согласно которому большинство участников крестовых походов были выходцами из бедных семей, оправившимися на войну ради наживы. На самом-то деле крестоносцы были «сливками» средневекового «благородного общества».

На завоеванных крестоносцами территориях мусульманское население могло продолжить нормальную жизнь. Даже серьезных попыток обратить его в христианство не предпринималось. Да, крестовые походы не были великим достижением истории христианства, но, в то же время, не стоит делать из них карикатуру, за которую Западу нужно вечно каяться и в которой находит свое оправдание паранойя исламских радикалов, – подводит черту Корен.

Переходя к вопросу инквизиции, Майкл Корен отмечает, что изначальная цель этого учреждения – бороться с заблуждениями в вере и ересями и способствовать возвращению попавших под их влияние людей в лоно Церкви. При инквизиторских расследованиях действительно применялись пытки, но непосредственными их исполнителями были светские власти. Кроме того, в трибуналах инквизиции пытки применялись не в большей, а в меньшей степени, чем в других судебных учреждениях того времени.

Больше всего критических нареканий вызывает испанская инквизиция. Попутно Корен задался вопросом, почему от внимания «прогрессивной общественности» ускользает геноцид по отношению к католикам в Англии при короле Генрихе VIII и королеве Елизавете I, как и применяемые по отношению к ним пытки.

Что же касается испанской инквизиции, то Римские Папы действительно первое время ее поддерживали, но очень скоро она превратилась исключительно в орган испанского государства и монархии. Дело в том, что после окончательного разгрома мусульманских халифатов на Пиренейском полуострове Испании досталось в наследство значительное исламское и еврейское население. Многие мусульмане и евреи тогда обращались в католичество. В каких-то случаях эти переходы были искренними, но в ряде других случаев конвертитов привлекали лишь политические и экономические выводы. Вот инквизиция и занялась исследованием мотивов обращения. При этом, разумеется, допускались злоупотребления. Испания не была идеальным обществом, но зато этой стране удалось избежать кровавой гражданской войны на религиозной почве, по образцу тех, которые потрясали другие европейские страны в эпоху Реформации.

Вообще тема испанской инквизиции не привлекала к себе особого внимания вплоть до середины XIX века, когда антиклерикальные авторы реанимировали ее, чтобы использовать в своей компании против Католической Церкви, – пишет Корен.

Еще одна излюбленная тема критиков Церкви – ее богатства. «Ведь Церковь просто купается в деньгах, в то время как полмира голодает», – цитирует антиклерикалов Майкл Корен. Да, многие бесценные произведения искусства хранятся в Ватиканских музеях, открытых, между прочим, для широкой публики, – продолжает автор. Церковь собирала эти произведения на протяжении столетий и ныне хранит их как драгоценное наследие всего человечества. Так что же, нужно эти произведения искусства продать, а вырученные средства разделить между нуждающимися? – вопрошает автор. Но такая акция носила бы только одноразовый характер и на положении нуждающихся особо бы не сказалась, а вот человечество лишилось бы своего великого художественного достояния, которое осело бы в частных, закрытых для большинства коллекциях.

А разве Католическая Церковь не строит больниц, школ, приютов и домов престарелых, разве не содержит многие другие учреждения того же рода? – отмечает Корен. Разве не проводит эта Церковь громадной благотворительной работы во всех районах земного шара?

Есть в книге Майкла Корена и глава, посвященная современной позиции Католической Церкви по вопросам биоэтики и сексуальности, из-за которой она постоянно находится под огнем критики. Абсолютный запрет Церковью абортов и контрацепции соответствует нравственным ценностям, основополагающим правам человека и подтверждается современными научными исследованиями.

Эмбрион – это отдельное человеческое существо с момента зачатия и как таковой он имеет право на жизнь. Между тем, некоторые светские СМИ изображают активистов «Pro-Life», борющихся за права нерожденных детей, как крайних фанатиков. Современное общество считает себя очень прогрессивным и терпимым, а между тем отказывает в праве на жизнь инвалидам в утробе матери и даже уже живущим инвалидам, допуская для них эвтаназию.

Что же касается возражений Церкви против использования эмбриональных стволовых клеток (в этой связи противники обвиняют ее в препятствовании научному прогрессу в области лечения тяжелых заболеваний), то как раз эффективность такого лечения до сих пор никем не доказана. Зато доказана эффективность лечения стволовыми клетками взрослых людей, против использования которых Католическая Церковь не возражает.

СМИ развернули компанию по дискредитации Католической Церкви и лично Бенедикта XVI за их негативное отношение к использованию презервативов в контексте попыток справиться с распространением эпидемии СПИД-а. Но и это обвинение несправедливо, – считает Корен. Церковь еще несколько десятилетий назад предупреждала, что доступность для общества презервативов и других противозачаточных средств будет иметь самые пагубные последствия. Но разве так не случилось? Везде, где получили распространение контрацептивы, вместе с тем был отмечен рост числа заболеваний, передающихся половым путем, рост числа разводов, абортов, семейных конфликтов. Сексуальные отношения рассматриваются ныне просто как физиологический акт, а не как выражение любви двух личностей.

Что же касается Африки, где угроза распространения СПИД-а ощущается сильнее всего, то программы по пропаганде презервативов осуществлялись здесь нецерковными организациями и эпидемии не остановили. А вот программы, зиждущиеся на воздержании и супружеской верности, доказали свою эффективность.

Майкл Корен затрагивает в своей книге и многие другие аспекты деятельности Католической Церкви, которые становятся объектом необоснованных, часто обусловленных простым невежеством и некомпетентностью нападок. Работа автора будет очень полезна всем «современным апологетам», тем, кто искренне желает защитить свою Церковь от часто повторяющихся атак.


Перевод: Сибирская католическая газета

Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100