Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 263 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"НЕТ ЗАКОНОВ, ЕСТЬ ОДНА НАЧАЛЬСТВЕННАЯ ВОЛЯ …"

Печать


Государственный историко-архитектурный музей-заповедник От Редактора:  Министерство культуры и лично министр А.А. Авдеев всеми возможными (законными и не законными) средствами продолжают уничтожение уникального объекта культурного наследия – Государственного историко-архитектурного музея-заповедника «Рязанский кремль».

«Скепсис» уже неоднократно обращал внимание читателей на то, что захват Рязанской епархией РПЦ «Рязанского кремля», один из наиболее показательных примеров наступления Русской православной церкви на светскую культуру, – это не инициатива отдельных церковников и не следствие «перегибов на местах». Это сознательная системная политика государства, цель которой – установление идеологического контроля над умами граждан. РПЦ, как и во времена «православия, самодержавия и народности», вновь выступает в качестве инструмента этого контроля.

Противостояние сотрудников музея и церкви, поддерживаемой и направляемой государством, длится уже пять лет. К концу 2010 года музей лишился значительной части памятников и экспозиционных помещений, переданных в собственность местной епархии РПЦ.

В 2010 году начался раздел коллекции древних икон музея. Наиболее ценная часть собрания (66 икон среди которых икона Богоматери Одигитрия XIII-XVII веков) должна, по приказу министра культуры А.А. Авдеева, быть передана епархии. Однако речь идет не только о передаче 66 икон: Рязанская епархия претендует на передачу в свое ведение 2600 музейных экспонатов. Несмотря на то, что экспертно-фондовая закупочная комиссия музея-заповедника «Рязанский кремль» на совещании 10 марта 2011 года высказалась против передачи, вопрос остается открытым, так как наивно было бы думать, что министерство культуры и Рязанская епархия станут отказываться от своих намерений и притязаний. Скорее всего, итоги голосования будут оспорены, объявлены недействительными, либо чиновники и церковники найдут какой-то другой способ получить иконы и другие музейные экспонаты в обход решения ЭФЗК.

Вместе с этим Министерство культуры активно борется за передачу Рязанской епархии Архангельского собора (XVII в.) В августе 2010 года министерство потребовало от администрации музея-заповедника срочно демонтировать располагавшуюся в соборе экспозицию древнерусского искусства, мотивируя это необходимостью скорой передачи собора епархии. Как выяснилось позже, после прокурорской проверки, документов на передачу собора на тот момент еще не существовало

21 декабря 2010 года Минкультуры обратилось к руководству музея с предложением в срочном порядке оформить согласие на передачу собора епархии. 23-го декабря 2010 года появилось, подписанное директором музея О.С. Кречетовой, письмо на имя «его Высокопреосвященства» Управляющего Рязанской епархией Архиепископа Рязанского и Касимовского Павла, в котором «Федеральное государственное учреждение культуры “Рязанский историко-архитектурный музей-заповедник”» выражает свое «согласие» «на передачу в безвозмездное пользование Архангельского собора (г. Рязань, Кремль, д.12) Рязанской епархии Русской православной церкви».

Последние события вокруг Рязанского кремля комментирует Ирина Кусова, зав. отделом развития музея, координатор Общественного комитета в защиту историко-архитектурного музея-заповедника «Рязанский кремль». - Александр АВЕРЮШКИН


25kusovaИрина КУСОВА

Передача икон, которая планируется в ближайшее время в Рязанском кремле, не имеет ни правовых, ни исторических оснований. Первый, юридический, аспект: иконы передаются в нарушение закона «О музеях», то есть, по сути, происходит отчуждение части коллекции, что является прямым нарушением ст. 15 закона «О музеях». Этот закон имеет приоритетное значение для музеев вообще. Кроме того, нарушается только что принятый закон «о церковной реституции», который выводит музейные коллекции из сферы передач (№327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения…», ст. 1, §2: «Действие настоящего Федерального закона не распространяется на имущество религиозного назначения, которое относится к музейным предметам и музейным коллекциям, включенным в состав Музейного фонда Российской Федерации,<…>»).

Аспект второй: обоснованность передачи с исторической и канонической точки зрения. Совершенно не обязательно древним иконам находиться в храмах (а среди тех икон, которые планируются к передаче, есть икона XIII века, то есть домонгольского периода – их вообще по пальцам пересчитать можно по всей стране), иконы были в музеях задолго до 1917 г., то есть нет никаких оснований для изъятия икон из музеев и с канонической точки зрения. Они спокойно могут находиться в музее. Кроме того, на каноны можно было бы ссылаться, если бы речь шла о передаче икон церкви, но ведь их изымают для передачи не в церковь, а в другой музей, общественный, церковный. В чем разница? Что в корне меняется? Иконы как были в музее, так в нём и остаются, потому что именно там им место – из-за своей ветхости и древности они уже не могут «использоваться по назначению». Почему когда устаревают другие вещи, даже самые обычные, бытовые, их перестают использовать, а тут предметы, имеющие сакральное значение, предполагают эксплуатировать бесконечно? Это совершенно непонятно и не имеет оправданий. Кроме того, если следовать той логике, что церковные предметы должны храниться в церковном музее, получается, что все предметы должны храниться в музеях каждый по своему профилю: оружие – в военных музеях, ткани – в этнографических, мемориальные предметы – только в музеях соответствующей тематики и т. д. Это уже не логика, а абсурд. И кроме как политическими целями, эти абсурдные действия ничем не могут быть объяснены.

Очень жаль, что нынешняя администрация музея, фактически не зная законов, беспрекословно выполняет все незаконные распоряжения Минкультуры, устные или письменные, считает своим долгом не соблюдение законов, а исполнение даже не приказов, а незаконных просьб(!) вышестоящих чиновников. К сожалению, это кредо современного чиновничества, и директора рязанского музея в том числе: нет законов, есть одна начальственная воля. Очень жаль, что директору музея О.С. Кречетовой удалось сломить часть сотрудников во главе с главным хранителем Е.В. Шапиловой, и они, будучи членами ЭФЗК, дали согласие на передачу икон (не смотря на это, с перевесом в один голос комиссия все-таки высказалась против передачи). Кто-то не хочет обострять отношения с директором, кто-то не верит в то, что от его позиции что-то зависит... Как бы то ни было, они поступились профессиональной этикой ради собственного спокойствия и объективно стали соучастниками преступления.

Сегодня, насколько мне известно, О.С. Кречетова готовит ответ на запрос из прокуратуры по поводу передачи икон. Прокуратура проводит проверку по обращению Комитета в защиту Рязанского кремля. Впервые Комитет обратился в прокуратуру по этому вопросу уже почти два года назад, сразу после того, как министр культуры А.А. Авдеев подписал приказ о создании комиссии по подготовке передачи икон (это было в июне 2009 года). Обращались и в Генеральную, и в Областную прокуратуру, но никаких ответов не получали, прокуратура молчала, как будто воды в рот набрала. Сегодня они, видимо, вынуждены проводить какие-то проверки. Кроме того, вопрос об обращении в прокуратуру обсуждался на заседании экспертного совета ИКОМ, и пока ИКОМ ограничился предостерегающими письмами директорам музеев, где выявлены явные нарушения закона: директору «Рязанского кремля» и Русского музея в Петербурге.

Еще один болезненный кремлевский сюжет последних месяцев – изъятие у музея Архангельского собора, где до недавнего времени работала экспозиция древнерусского искусства. Это вопиющий пример беззакония. Только что приняли новый, откровенно лоббистский, процерковный закон, он пока недоработан, к нему нет подзаконных актов, которые регулировали бы процедуру передачи. И с нарушением статей уже этого экспроприационного закона, а также в нарушение закона «О музеях» (ст. 29) и в нарушение Гражданского кодекса (ст. 296) в январе 2011 г. происходит изъятие памятника.

Церковники и Минкультуры ссылаются на Постановление №490. Но закон и постановление противоречат друг другу: постановление предполагает один, а закон – другой порядок передачи. Почему с принятием закона не предусмотрена отмена постановления? На него ссылаются потому, что закон не начал работать. Но если рассуждать здраво, то с принятием этого закона постановление должно быть отменено и должна быть объявлена некая «минута тишины», на время которой, до начала действия нового закона, должны быть прекращены какие бы то ни было передачи. Получается, что принимается новый закон, а там, где им выгодно, чиновники продолжают действовать по устаревшим, противоречащим ему постановлениям.

История с передачей Архангельского собора очень темная. Подписание документов на изъятие окутано тайной. Отказавшийся подписывать акт замдиректора В.А. Толстов вынужден был уволиться, и кто подписал этот акт — неизвестно, он хранится за семью печатями у директора, его никому не показывают, в то время как все предыдущие акты передач были доступны общественности. То ли там подделана подпись зама по науке, то ли акт подписывало какое-то другое лицо – нам неизвестно. Но самое возмутительное, что дирекция сопроводила акт иезуитским поздравительным адресом архиерею в связи с свершившимся беззаконием, подписав его от имени коллектива музея. По уши погрязнув сами в преступных сделках, они трусливо пытаются замарать и весь коллектив музея.

Сам Архангельский собор сейчас пустует. Музей передал его в казну, государству в лице Росимущества – это обычная процедура. Но обычным было и то, что за этим немедленно следовала передача из казны в епархию. Собор же до недавнего времени продолжал оставаться в казне, мы не знаем, передали его епархии или нет. Ключи от собора по-прежнему у музея, в соборе продолжает действовать музейная сигнализация, за которой следят ответственные дежурные музея (непонятно, почему бы эти функции не передать Росимуществу?). При этом представители епархии постоянно наведываются в собор и делают замеры для устройства экспозиции церковного музея. Видимо, у них нет никаких сомнений в решении вопроса в свою пользу.

Еще один момент. Когда принимали новый закон, много говорилось о том, что он делает процедуру передачи памятников церкви гласной и прозрачной, что должно быть широкое обсуждение в СМИ и прочее. На самом деле все как было кулуарно, так и осталось. Партия «Единая Россия», которая принимала этот закон в Думе, солгала в очередной раз, впрочем, ей не привыкать. Декларируется одно, а на деле получается все ровно наоборот.

В 2010 г. была принята Концепция развития музея-заповедника, за которую мы бились очень долго и тяжело на Ученом совете. Члены Совета вынудили директора музея вместе с группой разработчиков ООО «Экокультура» отказаться от первого варианта, который предполагал, что за музеем в Кремле останется одно единственное здание и все экспозиции переедут за пределы Кремля. Ученый совет музея настоял, что в ведении музея остаются не одна, а все гражданские постройки Кремля. Как вдруг во время недавнего приезда в Рязань замминистра А.Е. Бусыгина неожиданно выясняется, что в качестве руководства к действию была взята Концепция музея, от которой отказался Ученый совет. И вот опять нам сообщают, что музей должен остаться в одном здании, а все остальное должно быть передано епархии. Мнение Ученого совета музея, таким образом, было откровенно проигнорировано. Такие страсти кипели, а все опять потихонечку, исподволь вернулось на круги своя. На основании чего вдруг вернулись к первому варианту Концепции развития музея — непонятно.

Совершенно ублюдочный вариант существования особо ценного музея-заповедника, когда вместо 16 исторических памятников Кремля, как сейчас, музей будет занимать лишь один (Гостиницу Черни), замминистра Бусыгин преподносит как разумный компромисс с епархией: ведь музей все-таки остается в Кремле и у него даже сохранится клочок земли, на котором можно производить археологические раскопки, исследования. А то, что вся территория Кремля – это особо ценный археологический памятник, городище, то, что вся эта территория нуждается в исследованиях, и то, что нужно сохранять эту территорию, нужно сохранять оборонительный вал – эта проблема Министерство культуры не заботит. Кстати, рязанский архиерей обмолвился как-то года два назад, что церковь готова проводить раскопки в Кремле, но был поднят на смех, и как-то это больше не звучало, видимо, необходимость в таких обязательствах отпала: и без того всё передают, чего не пожелаешь, чего ради заморачиваться?

Между прочим, когда А.Е. Бусыгин приезжал в музей, представители общественности встретили его тут с плакатами «Бусыгин – могильщик Рязанского музея». Когда же его спросили, что будет в зданиях Кремля после музея, он искренне ответил: «Не знаю». Формально, конечно, он прав: если музей оставит Кремль, Министерство культуры к этим памятникам не будет иметь никакого отношения, они останутся исключительно в ведении Росимущества, и Бусыгина, понятно, не интересует их дальнейшая судьба. Она может интересовать только рязанцев: они выросли в Кремле, они ходят сюда всю жизнь, их волнует, что будет с любимым музеем, ну а замминистра какое до этого дело?

Согласно Концепции, помимо гражданских памятников Кремля для музея дополнительно должно быть построено новое знание. Музей и ранее нуждался в площадях, в том числе в новом, специально оборудованном фондохранилище, а после проведенных в 2007-2011 гг. изъятий площадей (6 памятников полностью и треть Дворца Олега, общей пл. более 5 тыс. кв. м), проблема стала более чем актуальной: сегодня у музея нет конференц-зала, демонтированы две экспозиции, нет детского центра, не хватает служебных помещений. Новое здание должно предоставить музею и изначально необходимые площади, и компенсировать церковные изъятия. То есть строительство здания нужно в

дополнение

к тому, что есть, а ни в коем случае не взамен экспозиций в Кремле. Но есть очень обоснованные опасения, что после строительства здания туда попробуют упихнуть весь музей-заповедник. Как показывает опыт музея, во имя сомнительных политических целей законы попираются легко и непринужденно.

Земля под строительство нового здания выделена также с нарушениями, без предварительных публичных слушаний. Слушания прошли спустя три месяца, их участники однозначно высказались против возведения здания на месте сквера. Официально решение по результатам слушаний не принято, так что и с новым зданием все уже идет не по закону.

На подготовку проекта нового здания пока выделено 50 млн. рублей. Заказчиком будет выступать музей, министерство выделило нам дополнительно три ставки для сотрудников, которые будут заниматься подготовительной работой. Несложно посчитать, во что обходятся российским налогоплательщикам амбициозные планы рязанского архиерея завладеть Кремлем.


Источник: журнал "Скепсис"

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100