Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 348 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ИСТОРИЯ ОДНОЙ МАХИНАЦИИ

Печать

Левон НЕРСЕСЯН

toropetckajaДумаю, что все, кто интересовался судьбой Торопецкой иконы Божьей Матери из собрания Государственного Русского музея, могут отныне смело именовать ее иконой из собрания Кооператива Княжье Озеро, так как в музей она не вернулась, и, похоже, не вернется уже никогда.
Исход событий предсказуем, но от этого не менее печален.

Икона, безусловно, цела. Надо надеяться, что ее сохранности ПОКА ничто не угрожает. Слово «пока», написанное большими буковками, можно отнести, например, к тому факту, что за несколько дней до обещанного (клятвенно обещанного!) возвращения иконы в музей, ее нынешние владельцы отключили камеру, которая должна была в режиме онлайн вести трансляцию из киота в Княжьем озере в Русский музей. Что, право же, так трогательно и убедительно, что диву даешься: неужто кто-то из этих глуповатых музейщиков еще не сообразил, кто в доме хозяин?
Сейчас, когда стало ясно, где останется Торопецкая, камеры включены, и, повторяю, непосредственной угрозы сохранности иконы, по всей видимости, нет. Для того, чтобы убедиться в этом доподлинно, необходимо профессиональное реставрационное исследование в музее. Напоминаю, что решение о таком исследовании было принято на расширенном реставрационном совете, который состоялся в Русском музее в декабре 2010 года.

Итак, в настоящий момент полную оценку состояния иконы произвести затруднительно.
Зато довольно просто произвести оценку сегодняшней ситуации в нашей империи на этом "незначительном" примере.

Давайте на минуточку оставим за скобками рассуждения о возвышенном и духовном, и вспомним о том, что произведение искусства находилось в ведении Русского музея не по чьей-то прихоти, а ПО ЗАКОНУ.
Примерно по такому же закону Российской Федерации, по которому вам принадлежит ваша приватизированная "хрущевка", ваши шесть дачных соток, ваш семейный участок, простите, на кладбище, и так далее.
На примере с Торопецкой мне и вам в очередной раз показали, что закон существует для тех, у кого нет денег на то, чтобы поставить его (закон) в удобную для себя позу. А для тех, у кого деньги есть – существуют ИСКЛЮЧЕНИЯ из закона. Со всеми вытекающими последствиями – вытекающими для меня, для вас, для иконы, и для положения на Родине в целом.

Данный конкретный барин оказался добрым, и вложил астрономические деньги в создание капсулы для иконы (три земных ему поклона за это). Следующий окажется не настолько "добрым", и, вкладывая деньги в исполнения своих желаний, на капсуле сэкономит. Мотивируя, например, тем, что от "правильного" использования средневековые доски "самообновляются".
Проще говоря, ситуация с Торопецкой наглядно показала людям, которым "закон не писан", как именно надо действовать, чтобы удовлетворить любой свой каприз. Уверяю вас, они свои выводы сделали.

От себя мне к этому прибавить больше нечего – кроме, разве что, глубокого сожаления в адрес тех рядовых православных граждан Российской Федерации, которые будут ликовать по поводу "восстановления исторической справедливости". Искренне жаль, что они не понимают того, что речь давно уже идет не "справедливости"» , не о "священных традициях" и не о "правильном" богословии образа.
Сейчас обо всём этом вспоминают исключительно для того, чтобы им было о чем покричать, пока "хозяева жизни" – неважно, что на них надето, цивильные костюмы или рясы, – устроят всё так, как сочтут нужным.
Вся эта болтовня – всего лишь "дымовая завеса", за которой спокойно и уверенно действуют люди, не привыкшие ни с кем и ни с чем церемониться.
Захочет Шмаков устроить в своем Торопце модель "святой Руси" в одну тысячную натуральной величины – устроит. И хрустальный мост через Соломенное озеро построит, и будет там торговать разными полезными товарами (с). А захочет – устроит это все на ваших законных шести сотках, повыкидывав оттуда ваше барахлишко и вашу престарелую маменьку.
И вам придется с этим обстоятельством смириться, потому что вы делегировали ему право устраивать вашу жизнь, не сообразуясь ни с чем, кроме своего хотения.

А теперь – дадим слово непосредственным участникам событий.
Сначала скромно-стыдливое распоряжение Департамента культурного наследия МК – организовать возвращение иконы в установленный договором срок

Два следующих документа, судя по их датам, – сравнительно недавние, – хотя до вчерашнего дня никто в Русском музее их не видел. Остается предположить, что они либо были «засекречены», либо появились только вчера и были датированы задним числом. Интересно, а реставрационный совет, который одобрит продление экспонирования – тоже датируют февралём или началом марта?


Ну, и, наконец, – показания очевидца всей этой полуторагодичной истории, ведущего научного сотрудника Отдела древнерусского музея Ирины Александровны Шалиной – под катом.
Это – текст её выступления, присланного на заседание Экспертного совета ИКОМа, где, среди прочего, был поставлен вопрос о невозвращении Торопецкой иконы в Русский музей. Интересно, хватит ли духу у господ журналистов пропиарить это ПОДПИСАННОЕ письмо музейного сотрудника, содержащее ссылки на конкретные факты и документы, так же безудержно, как неделю назад пиарился пасквиль никому не ведомых галерейских анонимов?


Несмотря на заверения чиновников разного статуса и положения, прежде всего, министра культуры А.А. Авдеева, публичные высказывания и обещания Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и директора ГРМ В.А. Гусева, озвученные им в прямом эфире (открытая студия ТВ «5 канал»), а также клятвы г-на С.А. Шмакова, торжественно принесенные им членам ученого совета ГРМ на заседании фондовой комиссии 29 ноября 2009 г., – икона Богоматери Одигитрии (Торопецкой) не была возвращена в Русский музей 22 марта 2011 года, когда истек последний срок ее временной выдачи в храм коттеджного поселка «Княжье озеро». Напомню, что выдающийся памятник древнерусской живописи первой половины XIV столетия из собрания Гос. Русского музея (ДРЖ 2093) был выдан на длительное время в придельную церковь Корсунской Богоматери церкви Александра Невского коттеджного поселка «Княжье озеро» (сельского поселения Павло-Слободского Истринского района Московской области) приказом Министерства культуры 1.12.2009 года. Передача иконы была инициирована письменной просьбой Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, обращенной на имя министра культуры Российской Федерации А.А. Авдеева (от 24 ноября 2009 г.), для экспонирования ее на выставке (с 1 декабря 2009 г. до 22 сентября 2010 г.) в приделе Корсунской Богоматери означенного храма.
Передача иконы произошла, несмотря на острый общественный резонанс, резко негативную реакцию сотрудников отдела древнерусского искусства, отказ хранителя поставить подпись под актом выдачи, обращение сотрудников музея с официальными письмами к президенту Российской Федерации, министру культуры, в Совет федерации, в общественную палату и т.д. На реставрационный совет, собранный для решения вопроса о возможности выдачи древнего памятника, не были допущены известные реставраторы высшей категории; он был проведен «за закрытыми дверями» и при явном нажиме со стороны администрации на реставраторов ГРМ, вынужденных ответить согласием. Между тем, все предшествующие годы реставраторы ГРМ не позволяли, в силу сложного состояния сохранности памятника, выдавать его на временные выставки, даже в пределах страны. Икона, в силу тех же причин и по требованию тех же реставраторов была снята с постоянной экспозиции ГРМ.
Серьезным нарушением договоренностей стала борьба приходской общины и лично С.А. Шмакова за продление срока пребывания иконы в Княжьем озере. Развернутая им кампания, включая роскошные приемы журналистов и представителей российской общественности, заказные телевизионные передачи, статьи в прессе, интернете, изобиловавшие откровенной клеветой на условия хранения иконы в ГРМ, отсутствие в музее соответствующих норм безопасности и т.д., преследовала только одну цель: любыми средствами настроить общественность против возвращения памятника. Ни на одно из подобных выступлений Шмакова администрация Русского музея не выступила с официальным опровержением.
25 августа 2010 г. от С.А.Шмакова на имя В.А. Гусева поступила просьба продлить срок экспонирования иконы, причем мотивацией выставлена неспособность Русского музея обеспечить иконе должные условия хранения, аналогичные тем, которые создал сам Шмаков в церкви Александра Невского в Княжьем Озере. Другими словами, на правах собственника, он диктовал Русскому музею, где в течение 70 лет икона находилась в стабильном состоянии, свои условия:

«Приходская община подтверждает свою готовность организовать своевременную доставку памятника древнерусского искусства к месту постоянного пребывания. Учитывая нашу тревогу за дальнейшее состояние святыни, просим Вас подтвердить готовность Государственного Русского музея принять и обеспечить ей условия хранения: киот (с поддержанием заданного температурно-влажностного режима (технические характеристики в приложении), круглосуточная охрана и система видеонаблюдения. Кроме того, в связи с исключительностью случая, постоянным увеличением числа паломников и учитывая созданные для иконы максимально благоприятные условия, просим Вас продлить время экспонирования святыни в нашем храме. При этом в случае согласия Русского музея на пролонгацию пребывания иконы в Храме, предлагаем создать Расширенную Реставрационную Комиссию из специалистов Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Всероссийского художественно научно-реставрационного центра им И.Э. Грабаря и других организаций и провести экспертизу на месте временного экспонирования для ограничения перемещений памятника древнерусского искусства» (подпись: Председатель Попечительного совета Храма святого благоверного князя Александра Невского С.А. Шмаков)

В ответ на это письмо последовал, несмотря на протесты сотрудников музея (более 200 подписей), письмо В.А. Гусева зам. Министра культуры А.Е. Бусыгину от 31 августа 2010 № 1977/1):

«<…>. Мы не возражаем против создания по распоряжению Министерства культуры Российской Федерации расширенной реставрационной комиссии… Работа комиссии должна быть проведена в самое ближайшее время, так как ее заключение может стать основанием для принятия Министерством культуры решения о возможности и целесообразности пролонгации действия Договора на 6 (шесть) месяцев. При любых выводах комиссии музей готов продолжать обсуждением планов дальнейшего сотрудничества с представителями Храма святого благоверного князя Александра Невского. Просим принять во внимание постоянную готовность музея к поиску координированных решений по вопросам взаимоотношений с Русской Православной Церковью в самых сложных ситуациях, нередко сопряженных с неоднозначной общественной реакцией, в том числе и в коллективе музея».

В ответ Министерство Культуры (от 13 сентября 2010 г. за № 6347-01-63/65-Е4, за подписью Е.О. Чуковской!) «разрешило ГРМ продлить до 22 марта 2011 г. срок временной выдачи…».

В декабре 2010 года в ГРМ все же состоялся расширенный (правда достаточно узкий – с приглашением всего двух реставраторов ГТГ и РАХ) реставрационный совет, заключением которого явилось требование своевременного (по истечению установленного срока экспонирования) возвращения экспоната в ГРМ для всестороннего технико-технологического исследования. Реставрационное наблюдение над иконой показало возникновение грядок на красочной поверхности лицевой стороны. Пакет документов был передан в Министерство культуры Российской федерации. На это последовало официальное письмо от 28.01. 2011 г. 263-05-5, (полученное в ГРМ лишь 25. 02. 2011 (!) 39-4:

«В связи с обращением Государственного Русского музея по вопросу содействия возвращения иконы Богоматерь Торопецкая из Храма Святого благоверного князя Александра Невского Департамент культурного наследия и изобразительного искусства Минкультуры России по поручению руководства сообщает следующее. В соответствии с Дополнительным соглашением к Договору 1 от 17. 09. 2010 о продлении временной выдачи данного музейного предмета до 22.03.2011 музею необходимо по истечении данного срока принять меры по возврату иконы в музей в установленном порядке. Акт возврата представить в Минкультуры России» (подпись: директора Департамента культурного наследия и изобразительного искусства Р. Х. Колоева).
Тем не менее, за 10 дней до назначенного срока возвращения иконы мне стали поступать сообщения от журналистов, обращавшихся в Министерство культуры, из которого явствовало, что А.А. Авдеев «не видит преград для дальнейшего пребывания иконы Богоматери Торопецкой в Княжьем озере», чего, однако, не подтверждали запросы в дирекцию. В то же время, хранители отдела стали проявлять сильную озабоченность тем, что ни в одну из служб музея, в том числе, и в отдел учета и выставочный отдел, не поступало распоряжения директора и гл. хранителя по порядку возвращения иконы, создания комиссии по приему экспоната, подготовки спецтранспорта, охраны и т.д. 15 марта 2011 г. без каких-либо предупреждений в ГРМ был отключен доступ к электронному наблюдению за иконой Богоматери Торопецкой в Княжьем озере, осуществляемому в системе «он-лайн» и составлявшему один из главных пунктов в договоре с приходской общиной храма Александра Невского.
На аудиенцию хранителям отдела древнерусского искусства директор музея В.А. Гусев отвел не более пяти минут. Отметив, что хлопоты с Торопецкой иконой перепоручены им «замам» (которые в это время находились в зарубежных поездках), директор отчитал хранителей за несоблюдение субординации и проявление излишней самостоятельности. А после внушения кратко информировал их о продлении срока временной выдачи иконы. Желание хранителей увидеть официальный документ Министерства культуры, подтверждающий такое решение, не было удовлетворено, а ознакомление с подробностями случившегося было предложено отложить до Ученого совета, намеченного на 23 марта 2011 г. Суть Ученого совета, состоявшегося спустя сутки после истечения срока возвращения иконы в фонды Русского музея, можно свести к длинной речи директора ГРМ В.А.Гусева, ознакомившего собравшихся с решением Министерства культуры о продлении срока временной выдачи иконы как минимум до 22 декабря 2011 г., когда она, скорее всего, будет передана в ремонтируемый ныне Торопецкий Корсунско-Богородицкий собор. Директор ГРМ сообщил, что обманут всеми, включая министра культуры... Отметил также, что при последнем разговоре с А.А. Авдеевым (уже в марте ?), тот заверил В.А. Гусева в своевременном возращении, но буквально через несколько дней сообщившим ему по телефону об изменении решения и продлении срока. Со слов того же В.А. Гусева, министр испытал сильнейшее влияние со стороны президента Российской Федерации. Никаких документов, в том числе, – приказа или разрешения Министерства культуры на Ученом совете представлено не было. Есть все основания думать, что еще вечером 23 марта с.г. таких документов музей не получал, – во всяком случае, они официально не проходили через канцелярию ГРМ. Видимо, судьба памятника была решена в телефонных переговорах… Совершенно не сомневаюсь, что такие документы в музее будут, причем подписанные нужным числом, то есть до 22 марта 2011 г. Между тем, все остальные необходимые действия, в том числе, продление срока действия страховой оценки, уже осуществлены по всем правилам.
Считаю необходимым донести до глубокоуважаемых собравшихся здесь коллег мое (и сотрудников отдела древнерусского искусства) возмущение о попрании на протяжении этой уже почти полуторагодовалой истории всех норм музейной практики, законов профессиональной, гражданской и человеческой совести.
С глубоким уважением,
Ирина Александровна Шалина
Ведущий научный сотрудник отдела древнерусской живописи ГРМ, эксперт Росохранкультуры, канд.иск.; член Научно-экспертного совета по вопросам сохранения и использования движимых и недвижимых памятников истории и культуры религиозного характера при Российском Комитете Международного Совета музеев (ИКОМ России)


А заодно – в тему – можете поинтересоваться, как в совершенно в другом месте те же "достойные люди", которые подписывали все приведенные выше документы, методично и неумолимо разрушают уже существующий государственный музей для того, чтобы на его руинах создать музей епархиальный – в угоду чьему-то непомерному тщеславию и корыстолюбию. И нарушая при этом все то же действующее на территории РФ законодательство о неотчуждаемости музейных фондов...


Источник

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100