Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 344 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



СЛЕДИТЕ ЗА РУКАМИ

Печать

Владимир ГОЛЫШЕВ

Металлический бак для сбора денег с прихожан храмовКогда руководство РПЦ объявило о сборе средств для пострадавших от последствий цунами японцев, мне стало не по себе. Дело в том, что осенью прошлого года меня угораздило поинтересоваться судьбой знаменитых 100 млн. рублей (по другим данным, более 110 млн.) «на погорельцев». Эти деньги, собранные неравнодушными людьми, еще летом поступили в распоряжение благотворительного отдела РПЦ, который возглавляет епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов). Я был уверен, что помощь давно дошла до погорельцев. Но оказалось, что это не так…

Первая информация о судьбе народных денег, которая попала мне на глаза – официальное сообщение пресс-службы ОВЦС, в котором говорилось, что Отдел епископа Пантелеимона «в течение августа» потратил на погорельцев всего лишь 15 млн. из 100. Оперативность церковных благотворителей меня, мягко говоря, не впечатлила. И федеральные структуры, и региональные власти, и самодеятельные активисты действовали гораздо эффективнее. Но оценка ОВЦС неожиданно оказалась неоправданно завышенной…

В сентябрьском интервью «Российской газете» епископ Пантелеимон озвучил реальную цифру – 4 млн. 909 тысяч рублей. То есть менее 5% от общей суммы! Про оставшиеся 95% епископ сказал так: «Мы должны подойти к расходованию средств предельно осмотрительно. Важно, что ни одной копейки собранных средств не будет потрачено зря».

Складывалась очень неприятная для РПЦ ситуация. В руках Синодального отдела находились чужие деньги. Переданы они были под клятвенные заверения патриарха оперативно передать их нуждающимся. О том, как деньги «крутятся», когда задерживаются в дороге на лишний месяц, хорошо известно. Назревал скандал.

Все изменилось 26 октября, когда отдел епископа Пантелеимона отчитался на своем официальном сайте о сделке, заключенной с сетью супермаркетов OBI. Треть народных денег (почти 35 млн.) в один день была потрачена на приобретение сертификатов данного торгового учреждения. Якобы живые деньги погорельцам на руки выдавать нельзя, так как они их пропьют. А от сертификатов им одна сплошная польза.

Давайте оставим в стороне вопрос об этичности и обоснованности «алкогольного прогноза» и попробуем оценить техническую сторону данной сделки. Первое, что бросается в глаза: погорельцы - как правило, жители удаленных от областных центров сел. Допустим, им действительно позарез нужны именно товары из ассортимента OBI, а не, например, одежда, медикаменты, продукты питания или предметы личной гигиены (как утверждали волонтеры). Теперь представьте себе алгоритм: эти люди должны самостоятельно добраться до областного центра, отоварить там сертификат и вернуться с покупками. Более того, в подавляющем большинстве наиболее пострадавших регионов магазинов сети OBI вообще нет! То есть, даже сомнительный вариант «доставки по области» для них исключен.

Назвать такой способ доведения чужих денег до адресата иначе, чем «издевательством», трудно. Тем более, что выбор столь неподходящего партнера, и масштаб сделки выглядят, по меньшей мере, подозрительно. Когда аналогичные манипуляции производятся с бюджетными средствами при госзакупках, у контрольных органов немедленно возникают законные основания для проверки на предмет злоупотреблений, сговора и других неприятных вещей. В нашем случае, речь может идти о вполне тривиальном мошенничестве, так как церковные благотворители распорядились чужими деньгами, которые им были доверены, исключительно как посреднику. Конечно, говорить о чем-то определенно можно будет только после соответствующей проверки, но то, что для нее есть все основания, очевидно. Во всяком случае, дальнейшее развитие «сертификатного сюжета» скандальность ситуации лишь усугубило…

Понятно, что покупка сертификатов сама по себе – еще не означает, что народные пожертвования дошли до адресата. И соответствующая строка в официальном отчете отдела епископа Пантелеимона выглядит, по меньшей мере, курьёзно. Пакет сертификатов вполне может снова превратиться в деньги (минус комиссия) или быть использован церковными благотворителями для закупки чего-то не имеющего отношения к погорельцам. Чтобы убедиться в том, что народные деньги все-таки дошли до тех, кому они изначально предназначались, в отчете должен появиться список лиц, получивших пресловутые сертификаты. Причем, нормальных живых людей, с которыми можно связаться и проверить: сколько каждый из них получил сертификатов и получил ли он их вообще.

Между тем, с момента превращения народных денег в «ценные бумаги» прошло полгода. Никакого списка в открытом доступе как не было, так и нет. Более того, нет вообще никакой информации о том, что передача 7 тысяч сертификатов OBI погорельцам состоялась. Зато есть масса интересной информации о том, как церковные благотворители распорядились остальными народными деньгами. Жаль, правда, что окончательная сумма, поступившая в их распоряжение неизвестна -100 млн., 110 или больше. Известно только, что около 97-ми из них уже переданы. Кому? Это очень интересный вопрос, на который не так просто ответить, как хотелось бы…

Отчет отдела епископа Пантелеимона дополнен крайне любопытной сноской, которая должна хотя бы отчасти сгладить неловкость, вызванную его скандальной нерасторопностью. Механизм дальнейшего распределения народных денег выглядит так:

Созданные в каждой епархии комиссии по помощи пострадавшим от пожаров выяснят нужды конкретных людей и представят в Синодальный отдел по благотворительности план расходования средств. В зависимости от нужд будет закуплено все необходимое погорельцам. Основную часть средств, собранных Церковью, планируется использовать уже после вселения людей в новые дома (к ноябрю 2010 года), поскольку именно тогда возникнет острая потребность в предметах первой необходимости, мебели, элементарной бытовой технике и т.п.

Запомнили дату? «К ноябрю 2010 года». Открываем отчет. Первая строчка, появившаяся там после супер-пупер-сделки с OBI, датирована… 3 ноября 2010 года. 1 330 792,50 рублей получила Волгоградская епархия. Есть ссылка на некий внутренний документ под названием «прошение №1016». Его содержание неизвестно. О том, как именно Волгоградская епархия распорядилась полученными деньгами, мы тоже ничего не знаем. В отчете об этом ничего не говорится. Погорельцы в Волгоградской области есть. Но к началу ноября в новые дома там почти никто еще не вселился. В какую розетку они воткнули свою «элементарную бытовую технику» - остается только догадываться.

Впрочем, Волгоградская область – далеко не самый пострадавший регион. В частности, там, в период лесных пожаров, даже не вводился режим чрезвычайной ситуации. А где он вводился? Давайте перечислим (нам этот список еще пригодится): Республика Марий Эл, Мордовия, Владимирская, Воронежская, Московская, Нижегородская и Рязанская области. Именно в этих регионах сконцентрировано большинство погорельцев.

Но вернемся к отчету. До первого декабря там нет больше ни одной записи. То есть, красивый план обеспечить «к ноябрю» погорельцев-новоселов «предметами первой необходимости» благополучно провалился. Целый месяц полного бездействия! Зато в первый день зимы отдел раздал сразу 3 млн. рублей 22-м физическим лицам из Кировской области (Вятская епархия). Кроме Ф.И.О. об этих людях неизвестно ничего. Зато известно, что Кировская область не входит в число наиболее пострадавших регионов. В период пожаров там проводился активный сбор средств для помощи другим регионам. Вот что писали тогда местные СМИ: «Кировчане не остались безучастными в судьбе жителей других регионов, лишившихся жилья во время лесных пожаров. Некоторые ведомства решили пожертвовать дневной заработок». Очевидно, собственные проблемы кировчане успешно решили собственными силами. Тем не менее, в вятском направлении ушло еще несколько траншей на общую сумму более 3 млн. (то есть всего около 6 млн.).

Еще больше озадачивает щедрость церковных благотворителей, проявленная ими в отношении Тверской и Кашинской епархии. Этот регион гораздо благополучней даже Кировской области, не говоря о самых «погорелых». В частности местные активисты «Единой России», призывая земляков помочь соседям, утверждали: «Ситуация с пожарами в Тверском регионе не такая сложная как в ряде других областей центральной России, и у нас есть реальная возможность помочь погорельцам…» Тем не менее в тверском направлении ушло несколько траншей на общую сумму около 10 млн. рублей.

Хотите сравнить с теми суммами, которые после истории с OBI ушли в епархии наиболее пострадавших регионов?

Воронежская обл. – 7, 4 млн.

Марий Эл – 5,3 млн.

Нижегородская обл. – 2,7 млн.

Мордовия – 0.

Владимирская обл. – 0.

Рязанская обл. - 0

А скажем, моя родная продуваемая всеми ветрами степная до поросячьего визга Ростовская епархия получила аж 2,1 млн. народных денег. У нас тем летом на границе с Волгоградской областью горела трава. А кое-где и деревья. Вроде бы, даже две постройки пострадали (одна из них - нежилая). Вот, собственно, и все ростовские «лесные пожары». Ну и, разумеется, все разговоры тем летом у нас были исключительно о соседях-воронежцах. «Жителями погорелого региона» ростовчане себя не считали и не считают. Ну, разве что местный архиерей (тоже, кстати, Пантелеимон), не постеснявшийся тряхнуть народную кубышку, прилипшую к рукам Орехово-Зуевского «тезки»…

Есть в отчете и вполне курьезные пункты. Павелко Валентина Ивановна получила почти 150 тысяч. Из какого она региона и на что их собирается потратить – неизвестно. Неизвестно в каком регионе проживает и «Индивидуальный предприниматель» Коркин Иннокентий Николаевич, получивший смешную сумму (меньше 7 тысяч рублей) для оплаты «по счету №1 от 25.01.11 за товары для пострадавшей Петриковой Евгении Анатольевны». Но это все мелочи. Львиную долю народных денег получили епархии. Причем, в лидерах, как вы видите, оказались далеко не самые «погорелые». Почему?

Хорошо бы, конечно, спросить у творца всего этого безбожно затянувшегося «аттракциона неслыханной щедрости» - епископа Пантелеимона (Шатова). А пока он молчит, попробуем угадать сами. Во-первых, давайте сразу отбросим нелепое предположение о том, что целью церковных благотворителей было: как можно быстрее доставить помощь тем, кто в ней больше всех нуждается. Даже самый поверхностный анализ их работы позволяет этот вариант уверенно исключить. Остается простая логика: «отжать» из чужих денег максимум прибыли. Первое, и самое простое: подольше с ними не расставаться. Второе: интересная история с сертификатами OBI, конца которой не видно. И третье: сунуть чужие деньги своему брату – епархиальному архиерею, отдавая предпочтение тому, кто с ними умеет грамотно обращаться. Что это означает в современных российских условиях, думаю, объяснять не нужно.

Теперь о путях к отступлению. Допустим, церковные благотворители озаботились репутационными издержками и теперь хотят прикрыть срам хоть фиговым листком, хоть подорожником. Как это можно сделать? Очень просто! Первое: раздать сертификаты OBI погорельцам-нижегородцам (они хоть как-то их смогут отоварить) и опубликовать поименный список тех, кто сертификаты получил. Второе: обязать епархиальных архиереев отчитаться за каждый потраченный рубль и опубликовать их отчеты. Третье: никогда не прикасаться к чужим деньгам. Хочешь быть «матерью Терезой» - будь ею! За свой счет. Денег, земли, построек и прочего добра у РПЦ сегодня столько, что пол-Японии можно заново отстроить. Ну и попросить прощения у людей, надежды которых они обманули – тоже неплохая идея


Источник: Свободная пресса

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100