Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 202 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



О ТОЛЕРАНТНОСТИ

Печать

Саид АМИНОВ

...Толерантность сама по себе понятие чисто светское и говорить о толерантности в религии крайне сложно, поскольку толерантность предполагает не только терпимость по отношению к другому, но и признание равных с ними прав. Принцип толерантности основан на уважении к взглядам другого, и на восприятии этого другого как равного себе. Но это ни в коей мере не может значить для религиозного человека признания и восприятия чужой веры как равноправной своей собственной.

 Для верующего , его религия является единственно верной и истинной, и, соответственно, другая религия ложна или по крайней мере не обладает всей полнотой истины. Если доводить этот принцип до конца, то его задача обращение представителей другой религии в свою веру, что избавит их от их заблуждений, указать им единственный верный путь, открыть им свою истину. И речь здесь идет об истинах абсолютных, по сравнению с которыми, сама человеческая жизнь может показаться чем-то несущественным. По крайней мере, действительно верующий человек должен быть готов заплатить за свою веру собственной жизнью.

Религия всегда теоцентрична. Основная трудность толерантности в межрелигиозных отношениях в том, что религиозному человеку, для которого вера является абсолютной истиной, трудно быть толерантным, если эту веру, которую он должен нести всему миру, отвергают и тем более объявляют ложной, да еще подвергают оскорблениям. Легче перенести личную обиду, чем оскорбление религиозных чувств.

Трудно удержаться от искушения попытаться силой (особенно если для этого имеются соответствующие возможности) укрепить и доказать свою веру, применить насилие ради великой цели – донести людям истину своей веры и этот способ кажется более легким чем сила убеждения, особенно если никакие другие доводы больше не действуют. И обычно в истории такой силой выступало государство. Светский характер государства избавляет традиционные религии от такого искушения, но не может гарантировать, что экстремистски настроенные религиозные группы не воспользуются этими силовыми средствами. Кроме этого, периодически могут возникать ситуации, когда религиозные чувства могут с успехом использоваться в политических (например) целях для разделения на своих и чужих уже по религиозному признаку. Основой толерантных отношений может быть лишь отказ от насилия для распространения своей веры и борьбы с другими исповеданиями. В любом случае попытки насилия, экономических или политических санкций выражают ответную реакцию.

Само понятие толерантности, как религиозной терпимости возникает в Европе как вынужденная необходимость, после многолетних религиозных войн вызванных реформацией и было результатом компромисса относительно мирного сосуществования отдельных религий в рамках многоконфессионального общества  и есть скорее результат компромисса, некоего разделения сфер влияния, по национальному, территориальному или иному признаку и вторжение на чужую, так сказать, территорию, вызывая ответную реакцию  - делает такую прагматическую толерантность чрезвычайно хрупкой. Проблема в том, что для доказательства правоты своей веры необходимо доказать неправоту и ложность всех остальных. Все возникавшие великие религии и реорганизационные движения формировались в противопоставлении себя окружающим их идеалам и догмам, которые объявлялись ложными и никакого компромисса с ними не могло быть. Лишь окрепнув они впоследствии могли воспринять часть ценностей и идей прошлого, правда решительно переработав их и придав им новое содержание в своих рамках и своей интерпретации. Религиозная толерантность никак не означает некую унификацию всех религий, ни одна из них не признает другую равной себе в обладании абсолютной истины, поскольку это является принципом ей существования. Они могут мирно сосуществовать на основе взаимного уважения, но в своей догматической среде, поскольку каждая оставляет за собой право на обладание абсолютной истиной, а истина (по крайней мере религиозная) может быть лишь одна. И все попытки соединить все лучшее во всех религиях сводились либо к набору банальностей, либо к созданию новой религии, которая так же не всегда отличалась терпимостью к другим. Все это выводит толерантность из сферы собственно религиозной, из сферы священного в сферу мирского, в сферу обычных взаимоотношений, где никто не оспаривает возможность сотрудничества и мирных дружеских взаимоотношений. Такая толерантность не означает индифферентность, безразличие к своей религии и ее догмам, хотя процессы секуляризации, характерные для современного общества и склоняют к этому и, соответственно, к релятивизации религиозных ценностей. Религиозно индифферентному человеку безусловно легко быть толерантным к представителям любой конфессии, насколько это не затрагивает его интересов. Ему будет сложно понять одержимого религиозной идеей человека, готового отдать за нее жизнь или жизни других. Но реальная религиозность именно такова и светскому секулярному обществу постоянно приходится с этим сталкиваться. Демократическое светское государство основано именно на таком, понимаемом как индифферентность принципе толерантности, оно не вмешивается в дела религии, обеспечивая свободу вероисповедания. Основанное на признании прав меньшинств, в том числе и религиозных, оно дает удобную возможность экстремистски настроенным религиозным группам найти в этом обществе определенную нишу, откуда они смогут вербовать своих сторонников для борьбы с этим самым обществом любыми средствами. Ощущая себя единственными носителями истины противопоставляемой ими ложным истинам этого мира. Они не могут быть толерантными по отношению к врагам этой истины в качестве которых выступают все, кто с ними не согласен. А великая задача допускает любые средства. В отношении подобной позиции никакие призывы к толерантности подействовать не могут, получая вполне резонный ответ: как можно быть терпимыми к врагам Истины? Даже в рамках традиционных религий существуют группы неудовлетворенные реализацией религиозных идеалов официальными институтами своей конфессии, их стремления к этим идеалам более радикально, чем у остальной части религиозного сообщества и соответственно более радикальными будут и средства. При условии более или менее сильной государственной власти и консолидации общества оно может в той или иной мере контролировать подобные явления предоставляя таким группам строго ограниченное пространство и, пресекая любые попытки выхода за его пределы, не отказываясь при этом от демократических принципов. Хотя это далеко не всегда удается, а полного успеха вряд ли вообще можно добиться. Но при слабости власти, не опирающейся на традиции и в условиях отсутствия консолидации в обществе, экстремизм может выйти из под контроля, приняв катастрофические масштабы. Религиозные и национальные возрождения легко могут превратиться в борьбу с иноверцами и инородцами.

Плюрализм и свобода вероисповеданий, провозглашаемые светским государством, не могут гарантировать религиозной толерантности. Религиозное мышление оперирует другими категориями. Свобода вероисповедания на практике может превратиться в своего рода конкурентную борьбу между конфессиями за человеческие души, где победа зависит от яркости рекламы и искусства проповедника, а проповедь сопровождается уничижительной критикой конкурентов, что ведет к конфликтам и взаимной конфронтации.

Подлинной основой религиозной толерантности может служить лишь признание ценности человеческой личности как таковой и ее свободы, как величайшего дара. Свободы избрать или отвергнуть предложенную истину.

– Принцип добровольности веры "В религии нет принуждения" с чем согласятся, я думаю, представители всех конфессий. Хотя верующему любой конфессии будет чрезвычайно трудно не подвергнуть осуждению своего брата по вере, отошедшего от прежней религии (которая для верующего является единственно верной) и избравшего другую или ставшего, например атеистом. А понять такой шаг для религиозно мыслящего человека вообще невозможно. В некоторых случаях это приведет к ненависти по отношению к отступнику или преследованиям, а иногда и смерти, а в лучшем случае будет рассматриваться как достойный крайнего сожаления факт, как духовная смерть. Терпимость проявится здесь в уважении к его свободе избрать самому ложь или истину, а это сложно для религиозных институтов.

Таким образом, отказ от насилия в распространении своей вере и признание человеческой свободы являются принципами, на которых религиозная толерантность и может быть построена, и достичь ее труднее, чем принять любую декларацию.


Источник: Информационно-аналитический портал УММА

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100