Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 365 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕДОКАЗАННОСТЬ ПРЕДЪЯВЛЕННОГО ОБВИНЕНИЯ

Печать


...Ольга (Москва): "Разве не понимают судьи, что нет никакого преступления за этим сектантом? А что и священников к этому привлекли, то такое только отталкивает от Церкви…"

Владислав (Москва): Как понятно из сообщений на Религиополисе, во время всех заседаний никаких доказательств вины верующего Калистратова не было. Но как же суд будет доказывать эту вину? Не силен в знаниях законов, но наверное если в суде доказательств вины не обнаруживается, то суд логично прекращать по недоказанности?



RP:
Установлены ли судом в ходе рассмотрения какие-либо признаки преступления в деяниях А.Калистратова?


Ответ: Нет, не установлены. В нарушение ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении не указано место и время совершения преступления, его способы, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Событие в праве трактуется как один из видов юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение правоотношений. Законодатель конкретизирует его в виде времени, места, способа и других обстоятельств совершения преступления. При доказывании события преступления необходимо установить: существовал ли сам факт деяния, подпадающего под признаки преступления (смерть человека, уничтожение имущества, хищение ценностей и т.п.); каким способом оно было совершено (как была организована последовательность действий, приведшая к преступному результату); когда произошло событие преступления; место совершения преступления; на какой стадии завершилась реализация преступного умысла.

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод «каждый…при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона… Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права: a) быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения».

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 09.10.2008 года по делу «Абрамян против Российской Федерации» указал: «34. Европейский суд напоминает, что положения подпункта "a" пункта 3 статьи 6 Конвенции указывают на необходимость особого внимания к уведомлению об "обвинении", предъявленном подсудимому. Подробное изложение состава преступления играет решающую роль в уголовном процессе, поскольку именно с момента его вручения подозреваемому формально вручается письменное уведомление о фактической и юридической стороне предъявленных ему обвинений... Европейский суд напоминает, что положение подпункта "a" пункта 3 статьи 6 Конвенции должно, в частности, оцениваться с учетом более общего правила справедливого судебного разбирательства, гарантированного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. В уголовном процессе предоставление полной подробной информации относительно предъявляемых обвинений и правовой квалификации, которая может быть принята судом по данному вопросу, является существенным условием обеспечения справедливости разбирательства».

Европейский суд по правам человека в Постановлении от 25.03.1999 года по делу «Пелиссье и Сасси против Франции» дал толкование пп. "a" пункта 3 статьи 6 Европейской конвенции: «51… Подпункт "a" пункта 3 статьи 6 Конвенции признает право обвиняемого быть уведомленным не только о причине обвинения, то есть о реальных фактах предъявленного ему обвинения, лежащих в основе обвинения, но также о правовой квалификации, данной этим фактам, которая… должна быть подробной».

Сторона обвинения исходит из того, что подсудимый совершил длящееся преступление в период времени с октября 2008 г. по 31 декабря 2009 г.

Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и заканчивается вследствие действий самого виновного, направленных к прекращению преступления, либо наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешиваются органы власти) (п. 4, 5 Постановления 23-го Пленума ВС СССР от 04.03.29).

Однако обвинительное заключение не содержит каких-либо данных о том, каким образом и какой момент, ознаменовавший начало совершения преступления, был выявлен стороной обвинения в октябре 2008 г. Отсутствуют в указанном документе и сведения о том, какие действия подсудимого либо наступившие вне его воли события повлекли прекращение преступного деяния именно 31 декабря 2009 г.

В обвинительном заключении имеются лишь общие утверждения о том, что подсудимый заказывал и распространял с определенными целями информационные материалы, признанные экстремистскими. При этом в нем не приводится полный перечень действий, совершенных в конкретном времени и пространстве, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по соответствующим признакам.

Однако выяснение времени и места необходимо для проверки алиби подсудимого. Кроме того, установление точного времени совершения преступления дает возможность определить применимость сроков давности.

В рассматриваемом уголовном деле сторона защиты по сути лишена возможности реализовывать права, гарантированные уголовно-процессуальным законодательством, ввиду того что объективно невозможно определить обстоятельства, положенные следствием в основу предъявленного обвинения.

Так, указанная в обвинительном заключении литература издавалась с начала 1990-х годов и, соответственно, могла быть получена и распространена в установленном законом порядке в любой промежуток времени до октября 2008 года. Только три журнала было издано в 2009 году. Сторона обвинения утверждает, что все эти публикации заказывались и распространялись подсудимым именно в период с октября 2008 г. по 31 декабря 2009 г. Однако отсутствие в обвинительном заключении перечисления конкретных событий (с указанием их дат и места происшествия), препятствует стороне защиты привести доказательства в пользу обратного, включая относящиеся к его алиби.

Ввиду того, что следствием не было установлено:

  • получал ли подсудимый в свою собственность либо для передачи третьим лицам печатные издания, указанные в обвинительном заключении (включая время, место и обстоятельства их получения);
  • заказывал ли каждое из этих печатных изданий в централизованной религиозной организации в период времени с октября 2008 г. по 31 декабря 2009 г.,;
  • распространял ли именно эти издания в упомянутый период (когда, кому, при каких обстоятельствах и с какой целью)

Сторона защиты считает невозможным считать доказанным наличие события преступления.

Единственный условно конкретный эпизод, приведенный в обвинительном заключении, заключается в передаче подсудимым Кандаракову А.А. двух брошюр «Что от нас требует Бог» 1996 г. Принимая во внимание, что данное печатное издание не является средством массовой информации, а описанное деяние, как следует из материалов дела, не являлось совершенным публично, указанное событие не может рассматриваться в качестве преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.


Александр ФИЛИН

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100