Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 246 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



КОГДА БОЛИТ ДУША

Печать


Денис НовиковПсихолог Денис НОВИКОВ – доцент Высшей школы психологии, автор ряда работ по православной антропологии и психологиив беседе с журналистом Антоном КУРИЛОВИЧЕМ поясняет, в чем отличие христианско-ориентированной психологии и психотерапии от других методик и рассказывает об особенностях оказания психологической помощи верующим людям.


– Денис, зачастую приходится слышать, что священник уже в силу своего служения является психологом и никакие профессионалы православному христианину в трудной жизненной ситуации не нужны, а достаточно посещать храм. Вы уже более десяти лет профессионально занимаетесь психологическим консультированием, имея за плечами как богословское, так и психологическое образование. Изменилось ли за это время в православной среде отношение к психологам и психологическому консультированию?

– Еще совсем недавно люди стеснялись посещать психолога, думая, что этим самым они как бы расписываются в своей полной несостоятельности. «Мне так неудобно, всегда справлялся сам, а тут вот помощь психолога понадобилась», – приблизительно так говорили многие мои клиенты на первой встрече. Сложно складывалось отношение к психотерапии и в православной церковной среде. В советское время практически не существовало доступной для населения услуги психологической помощи. Неудивительно, что верующие люди обращались с психологическими вопросами прежде всего к священникам. Это происходило в нескольких поколениях, и в общественном сознании сложился определенный стереотип, под влиянием которого и сейчас люди обращаются к священникам в тех вопросах, в которых обычно принято идти к психотерапевту или семейному консультанту. Ситуация со временем меняется. Я знаю священников, которые по определенным вопросам переадресуют своих прихожан психологам, при некоторых храмах работают психологические службы. В церковных учебных заведениях преподают психологию. Но ситуация все же далека от нормальной. В некоторых книгах, на православных интернет-форумах продолжают клеймить работу психологов, критиковать различные направления психотерапии. Причем по текстам довольно быстро становится ясно, что эти авторы имеют крайне смутное представление о предмете своей критики. Был один случай, который произошел около десяти лет назад, но до сих пор я вспоминаю его, читая некоторые критические высказывания. Я работал в одной из церковных служб психологом. Мне звонит священник. Он собирается критиковать разные направления современной психотерапии с православной точки зрения, в частности – гештальт-терапию, и предлагает мне как человеку, имеющему и психологическое и богословское образование, принять участие в этом проекте. Я отвечаю, что я сам профессионально подготовлен в области гештальт-терапии и ничего «неправославного» в этом не вижу. На том конце трубки воцаряется мертвая тишина, а затем звучит вопрос: «Скажите, пожалуйста, а что такое гештальт-терапия?» Комментарии, как говорится, излишни.

Неприятие психологии в церковной среде приводит к тому, что верующий человек в конце концов вынужден обращаться за психологической помощью к человеку совершенно других религиозных взглядов или атеисту. Ничего страшного в этом нет, я сам учился и проходил в процессе обучения психотерапию у профессионалов, далеких от православия. И урон моим христианским взглядам это не нанесло. Но есть ряд вопросов, где как минимум надо понимать специфику мировоззрения верующего человека. Ведь верующий человек по сравнению с неверующим по-другому относится, например, к смерти, к реализации своих сексуальных стремлений, у него особенные этические установки, особые жизненные ценности. Становится невозможным обсуждать с психотерапевтом какие-то вещи, связанные с отношением к Богу. Поэтому мне кажется очень важным, чтобы было достаточное количество профессионально подготовленных психологов, которые бы являлись верующими людьми. Мне посчастливилось работать как психологу-консультанту со многими православными верующими и могу сказать, что единство веры помогало в самых сложных моментах нашей совместной работы.

 

В чем отличие христианско-ориентированной психологии и психотерапии от других методик?

Тема христианско-ориентированной психологии и психотерапии обсуждалась в последнее десятилетие достаточно интенсивно на разных семинарах и конференциях. Полагали, что наука, созданная на неправославной почве, учеными, многие из которых разделяли атеистические взгляды, несовместима с православным мировоззрением. Надо отдать должное этой позиции: ведь современная психология, то есть в переводе с греческого «наука о душе», на деле отрицает существование души, приписывая психические процессы органической материи. Вряд ли это может понравиться христианину, который верит в существование духовного мира.

Надо сказать, что на Западе активно развиваются христианско-ориентированные направления в психотерапии, прежде всего, насколько я знаю, в протестантской среде. В таких школах имеются свои теоретические и практические положения, которые носят выраженный христианский и библейский характер. Например, фаза молитвы рассматривается как часть консультации, а понимание того, что происходит с клиентом, основывается в том числе на библейских текстах. Популярная психологическая литература в отличие от того, что издается, например, в большом количестве у нас, основывается не на том, что «установили известные современные психологи», а на разделах теологии, которые разъясняют отношения человека и Бога. Христианские специалисты создают психологические центры и реабилитационные программы, работают с химически зависимыми, с бездомными людьми.

Тем не менее мне ближе другой взгляд на соотношение веры и психотерапии. К этому взгляду, по моим наблюдениям, склоняется все больше практикующих верующих специалистов. Для того чтобы быть христианским психологом, специалист должен быть профессионально подготовлен в одном из существующих направлений «светской» психотерапии и быть при этом христианином. Конечно, определенные научные взгляды такому специалисту придется осмыслять с точки зрения своей веры. Но, с другой стороны, задача соотносить свои взгляды с иными представлениями о жизни и человеке всегда стоит перед верующим человеком в секулярном обществе.

В связи с этим наиболее перспективным мне представляется подход, при котором группа верующих православных людей обучается психотерапии в долгосрочных тренинговых программах, построенных по европейским «светским» стандартам. Это позволяет, с одной стороны, использовать наиболее эффективные методические и теоретические наработки, а с другой – обсуждать определенные взгляды и воззрения в кругу людей, близких тебе по вере. По своему опыту организации и проведения подобных программ могу свидетельствовать о продуктивности такого подхода.

 

Каковы особенности оказания психологической помощи верующим людям?

Когда я начинал практиковать как психолог и гештальт-терапевт, меня поразил тот факт, что в ряде случаев при прочих равных параметрах результат достигается быстрее в работе именно с верующими людьми. Я объясняю это тем, что человек, имеющий практику регулярной исповеди, формирует внимание к своим чувствам, мыслям, действиям, лучше начинает анализировать свою психическую реальность, а это очень важное подспорье в психологической работе. Желание меняться самому, менять свою жизнь и свои отношения — идея понятная как в христианской практике, так и в психологической работе.

С другой стороны, верующие клиенты могут проявлять большую склонность к зависимости от авторитетов, чем светские люди, пришедшие в психотерапевтический кабинет. Поддерживает ли в какой-то мере современная православная среда эту зависимость или склонные к зависимости люди чаще приходят в Церковь – вопрос важный. Практика моей работы скорее говорит о том, что склонные с детства к зависимому поведению люди могут приходить в Церковь к авторитарным духовным наставникам, чтобы, в частности, реализовать свою потребность в зависимости. И здесь очень важна чуткость священника, чтобы отличить христианское смирение от зависимого поведения, а духовное стремление жить в мире с окружающими людьми от неумения отстаивать собственные границы.

 

Не секрет, что в православных духовных школах психологические дисциплины практически не изучаются, поэтому нет ничего странного в том, что священнослужитель зачастую не знает, как работать с человеком, находящимся, например, в депрессивном состоянии, не говоря уже о прихожанах с тяжелыми психическими отклонениями…

Действительно, умение понимать психологическое состояние человека является важным в пастырской работе. Так, например, если человек недостаточно усерден в молитвах и совершении добрых дел, совет священника взять себя в руки и более ответственно взяться за дело спасения души может оказаться важным, но только не в случае, если отсутствие усердия является следствием тяжелого депрессивного состояния. Это хорошо известно психотерапевтам. Вообще в психотерапии накоплен громадный опыт работы с депрессивными состояниями, и очень жалко, что этот опыт подчас совершенно неизвестен нынешним церковным пастырям. Впрочем, ситуация в последнее время меняется, и психология, насколько мне известно, все больше является предметом изучения в духовных школах. Надо сказать, что не только психология приходит в церковные учебные заведения: Церковь приходит туда, где много лет работали только психологи и врачи. Так, например, духовный аспект очень важен в лечении таких заболеваний, как алкоголизм и наркомания. Не случайно даже в светской реабилитационной программе «Двенадцать шагов» важным элементом является обращение к Высшей силе или Богу.

 

Приходилось ли вам оказывать психотерапевтическую помощь священнослужителям? Может быть, вы сталкивались с синдромом профессионального выгорания у священнослужителей?

На основании своего опыта могу заключить, что синдром эмоционального выгорания у священников – очень важная тема. Не думаю, что в среде священнослужителей понимают всю серьезность проблемы. Эмоциональное, интеллектуальное и физическое истощение – явление, с ним в той или иной степени сталкиваются многие специалисты, деятельность которых связана с помощью людям. И тем более священники, которые постоянно в своем служении сталкиваются с болезнями, смертью, тяжелыми грехами, с душевной болью и отчаянием людей.

В профессиональных психотерапевтических сообществах проблеме эмоционального выгорания уделяется довольно много времени. Будущих специалистов учат заниматься профилактикой психического истощения, существуют специальные ежегодные восстанавливающие программы для психотерапевтов. Организуются специальные психологические группы для профессионалов, так называемые балинтовские группы, целью которых является предотвратить подобные симптомы у участников. Я хочу сказать, что профилактика и лечение эмоционального выгорания должны быть серьезным, хорошо организованным процессом в сообществе коллег. В противном случае человек обречен бороться с эмоциональным выгоранием в одиночку, что оказывается крайне неэффективным, а прогрессирующее эмоциональное истощение чревато затяжными депрессиями и психосоматическими заболеваниями.

Первый шаг в преодолении этой проблемы – признание самой проблемы и осознание, что многие сложности, с которыми приходится сталкиваться в служении, связаны не с какими-то случайными факторами, политическим и духовным состоянием общества и так далее, а являются прямым следствием собственного эмоционального выгорания. И я бы очень хотел, чтобы этого осознания было больше в среде служителей Церкви.

 

 В течение нескольких лет вы работали психологом в православно-ориентированном наркологическом отделении одной из московских больниц. Расскажите об этом опыте!

Это был очень интересный проект. Создание специализированного отделения было согласовано и с руководством больницы, и с церковным начальством. Там пациенты могли не только получить медицинскую помощь, но и приобщиться к церковной жизни. Пристрастие к алкоголю и наркотикам идет рука об руку с утратой духовных ценностей и жизненных смыслов. И в этой ситуации человеку очень помогает вера. Надо сказать, что в отделении сложилась достаточно теплая и поддерживающая атмосфера среди пациентов, что не очень характерно для наркологических клиник. Пациенты в отделении были больше мотивированы на лечение, чем в обычных отделениях. Это регистрировали и статистические показатели. А когда после проводимых психотерапевтических групп пациенты оставались, чтобы обсудить вопросы веры и поговорить о том, что их в жизни волнует, я чувствовал очень большое удовлетворение от своей работы. И хотя я давно занимаюсь только частной практикой и оставил работу в больнице, это был очень важный период в моей профессиональной жизни.


Источник: НГ-религии

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100