Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 153 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕ ЗНАЮЩИЕ ПРЕДЕЛА

Печать
 

Инна ЗАГРЕБИНА


юрист И.В.ЗагребинаПределы вмешательства органов юстиции в деятельность религиозных организаций при осуществлении контрольных функций


Проверки органами юстиции и последующие предупреждения стали неотъемлемой частью жизни религиозных организаций. С одной стороны это послужило ликвидации правовой неграмотности руководителей религиозных организаций, но с другой стороны наметилась опасная тенденция «внедрения» контролирующего органа во все сферы деятельности религиозных организаций, включая и внутреннюю каноническую. В некоторых случаях во время выполнения контрольных функций должностные лица Минюста не только выходили за рамки предмета проверки, но и выдвигали требования по предоставлению информации, которую не требовали даже в более жесткое советское время.

Недавно в Институт религии и права обратился священнослужитель с просьбой о помощи. Причиной послужило требование Главного управления министерства юстиции по Ростовской области предоставить информацию о месте, времени, целях и основном содержании молитвенных служений, молитвенном уединении Совета Церкви, межцерковных молитв. Казалось бы, органы юстиции, как никто другой должны знать конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства, в соответствии с которым государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит закону и уважает внутренние установления религиозных организаций, но, увы,  практика свидетельствует  об обратном.

В последнее время стали нередки случаи, когда данный контролирующий орган требует переписку религиозных организаций с юридическими и физическими лицами, и тем самым посягает на одну из важнейших демократических конституционных свобод – тайну переписки.

Между тем, Европейский суд по правам человека неоднократно указывал, что  независимость религиозных общин от вмешательства государства является необходимым критерием плюрализма в демократическом обществе и находится в центре защиты свободы на вероисповедания [1].

Вполне обоснованное негодование многих священнослужителей, еще не забывших репрессии в отношении верующих в советский период вызывает требование предоставить списки членов Церкви с указанием ФИО, гражданства, даты рождения и адреса проживания. Однако, в соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни.

Согласно п. 5 ст. 3 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ  «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее - Федеральный закон № 125) никто не обязан сообщать о своем отношении к религии.

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.06.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» любая информация, относящаяся к определенному или определяемому на основании такой информации физическому лицу (субъекту персональных данных), в том числе его фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация являются персональными данными.

В соответствии с п. 1 ст. 6 вышеуказанного Закона обработка персональных данных может осуществляться оператором с согласия субъектов персональных данных. Более того, лицами получающие доступ к персональным данным, должна обеспечиваться конфиденциальность таких данных, а в соответствии с. п. 4 ст. 9 данного Закона обработка персональных данных осуществляется только с согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Данный закон относит информацию о религиозной принадлежности к специальной категории персональных данных, в связи с этим в силу п. 1 ст. 10 обработка специальных категорий персональных данных, не допускается.

Следовательно, в случае предоставления персональных данных членов Церкви без их согласия, руководитель религиозной организации нарушит права членов Церкви и, как следствие, будет нести ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Вышеуказанные требования со стороны контролирующего органа являются грубым нарушением законодательства и прямым не законным вмешательством в деятельность Церкви.

Между тем в соответствии с п. 2 ст. 18 Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Федеральный закон № 294) должностные лица контролирующих органов обязаны соблюдать законодательство Российской Федерации, права и законные интересы религиозной организации, проверка которой проводится и не требовать от религиозной организации документы и иные сведения, представление которых не предусмотрено законодательством Российской Федерации;

Более того, учитывая позицию Европейского суда по правам человека, можно однозначно сказать, что подобные требования со стороны государства недопустимы. Так, в решении по делу Alexandridis v Greece (Александридис против Греции) суд прямо указал на недопустимость вмешательства государства в частную сферу свободы совести человека с целью раскрытия его религиозных убеждений.

Но и на этом список, по меньшей мере, странных требований не заканчивается. В последнее время в некоторых регионах России органы юстиции стали требовать от руководителей религиозных организаций вносить антиконституционные изменения в устав, указывая, что членами религиозной организации могут быть только жители города или поселка, в котором находиться проверяемая религиозная организация.

Данное беспрецедентное требование, нарушает нормы как международного, так и  национального законодательства.

Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

 Согласно ст. 18 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право на свободу мысли совести и религии; это включает право менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных порядков.

В ст. 19 указывается, что каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражений их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод также провозглашает свободу совести и религии и указывает, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и придерживаться убеждений как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным образом, в богослужении, учении и выполнении религиозных и ритуальных порядков.

В соответствии со ст. 28 Конституции РФ каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или вместе со всеми любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Эта норма повторяется в п. 1 ст. 3 Федерального закона № 125 с добавлением, о том, что иностранные граждане и лица без гражданства, законно находящиеся на территории Российской Федерации, пользуются правом на свободу совести и свободу вероисповедания наравне с гражданами Российской Федерации.

В соответствии со ст. 27 Конституции РФ каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Согласно ст. 6  Федерального закона № 125 религиозным объединением в Российской Федерации признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 ст. 2 Федерального закона № 125 ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания гарантированных Конституцией РФ или вытекающих из международных договоров РФ.

Более того,  п. 2 ст. 3 данного закона содержит прямое указание, что право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Указание Управлением на то, что п. 3 ст. 8 Федерального закона № 125 гласит о том, что членами местной религиозной организации могут быть только жители одного города или сельского поселения не вытекает из данной нормы и незаконно ограничивает право граждан на свободу совести и свободу вероисповедания.

По смыслу данной нормы права которая сопрягается с п. 1 ст. 9 данного закона, учредителями местной религиозной организацией могут быть не менее десяти участников, достигших возраста восемнадцати лет и постоянно проживающих в одной местности либо в одном городском или сельском поселении. В противном случае, данная норма носила бы антиконституционный характер.

В случае если подобные изменения будут внесены в устав, право граждан на свободу совести и вероисповедания будет серьезно ограничено, следовательно, религиозная организация будет осуществлять свою деятельность с нарушением закона.  Сама ситуация довольно абсурдна. Поскольку если в паспорте местом регистрации указан, к примеру, г. Краснодар, то и посещать церковь и участвовать в ее деятельности верующий может только в г. Краснодаре, переехав скажем по работе в другой город Российской Федерации он в деятельности церкви участвовать не сможет, так как у него нет штампа в паспорте. В этой связи хотелось бы задать вопрос должностным лицам органов юстиции, предъявляя данное абсурдное требование вы что, предлагаете людям проживающим, к примеру, во Владивостоке ездить на воскресное богослужение в г. Ростов-на-Дону по штампу в паспорте, тогда как согласно ч. 2 ст. 6 Конституции РФ каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами предусмотренные Конституцией Российской Федерации?

Также не правомерным является требование органов юстиции о предоставлении бухгалтерско-финансовых документов и копии отчетов о деятельности религиозной организации в объеме сведений, представляемых в налоговые органы. Предъявляя данное требование при осуществлении контрольных функций, органы юстиции подменяют собой налоговые органы. Однако в соответствии со ст. 3 Федерального закона № 294 одним из основных принципов защиты прав юридических лиц при осуществлении государственного контроля является недопустимость проводимых в отношении одного юридического лица несколькими органами государственного контроля (надзора), проверок исполнения одних и тех же обязательных требований.

В соответствии с п. 2 ст. 25 Федерального закона № 125 предметом контроля за деятельностью религиозных организаций является контроль за соблюдением ею устава относительно целей и порядка ее деятельности.

Данная норма права повторяется в п. 3 ст. 5 Административного регламента исполнения государственной функции по осуществлению контроля Министерством юстиции РФ за соответствием деятельности некоммерческих организаций их уставным целям и задачам, филиалов и представительств международных организаций, иностранных некоммерческих неправительственных организаций заявленным целям и задачам, а также за соблюдением ими законодательства РФ утвержденного Приказом Минюста России от 31.03.2009 № 90 (далее Административный регламент).

При этом в Административном регламенте религиозные организации отдельно выделены из некоммерческого сектора в вопросе предмета проверки (для других организационно-правовых форм некоммерческих организаций предметом проверки является, в том числе расходование денежных средств и использование иного имущества, уставным целям).

Одним из основных принципов проведения проверок установленным п. 4 ст. 3 Федеральный закон № 294-ФЗ является проведение проверок в соответствии с полномочиями органа государственного контроля (надзора).

Предъявляя требования о предоставлении бухгалтерско-финансовых документов и копии отчетов о деятельности религиозной организации в объеме сведений, представляемых в налоговые органы юстиции выходят за рамки своих полномочий, что является грубым нарушением закона (ч. 2 ст. 20 Федерального закона № 294).

Свою позицию в данном вопросе в ответе на жалобу одной из религиозных организаций на Предупреждение вынесенное Главным управлением Московской области Министерство юстиции РФ объясняет следующим образом: «В соответствии с подпунктом 1 пункта 5 статьи 32 Федерального Закона  от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» уполномоченный орган вправе запрашивать у органов управления некоммерческой организации их распорядительные документы.

Таким образом, Управлением правомерно были запрошены решения руководящих и контрольных органов Организации, распорядительные документы, связанные, в том числе, с финансово-хозяйственной деятельностью Организации.

В силу подпункта 2 пункта 5 статьи 32 Закона № 7-ФЗ уполномоченный орган не вправе запрашивать у религиозной организации документы, которые могут быть получены у органов государственной статистики, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного по контролю и надзору в области налогов и сборов, и иных органов государственного надзора и контроля, а также у кредитных и иных финансовых организаций.

В связи с этим, истребование при проверке копий отчетов о деятельности Организации в объеме сведений, представляемых в налоговые органы не правомерно»

Анализируя происходящее, создается такое впечатление, что должностные лица органов юстиции либо не знакомы с законодательством, регулирующим деятельность религиозных объединений, либо сознательно игнорируют его требования. Хотелось бы надеется, что виной всему является правовой нигилизм  отдельных чиновников в регионах, смешанный с желанием «выслужиться» поставив галочку об «успешно» проделанной работе.

В заключении хотелось бы отметить, что сегодняшняя действительность требует от руководителей религиозных организаций быть грамотными не только в духовных, но и правовых вопросах. Чтобы не только знать и соблюдать закон, но и уметь отстаивать права верующих и религиозных организаций.


Об авторе: Инна Владимировна ЗАГРЕБИНА, юрист, заместитель директора Института религии и права



[1] См.: Hasan and Chaush v Bulgaria (Хасан и Чауш против Болгарии)



Опубликовано в журнале "Религия и право" №1/2011


Источник: Славянский правовой центр

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100