Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 75 гостей и 4 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



"ПРОТОКОЛЫ" ИЗГОТОВЛЕНЫ В РОССИИ

Печать

Валерий КАЖДАЯ

погромВ середине XIX - начале XX века в газетах модна было печатать "романы с продолжением". Поэтому никого не удивило, что с 10 по 20 сентября 1903 года изо дня в день в петербургской газете "Знамя", редактором и издателем которой был Павел (Паволаки) Крушеван, крупный молдавский землевладелец и один из лидеров черносотенцев, печатался странный документ с броским названием "Программа завоевания мира евреями' - хочешь не хочешь, а прочтешь. В предисловии к публикации быт сказано, что эта перевод "Протоколов заседаний всемирного союза франкмасонов и сионских мудрецов".


Чем занимался в Париже Рачковский?

Валерий КаждаяПетр Рачковский не просто не любил евреев, у него к ним была форменная нетерпимость с самого детства. Будущий шеф российской разведки в Западной Европе родился в 1851 году в захолустном бессарабском городке Дубоссары, где его отец работал в скромной должности почтмейстера. Дубоссары и сейчас полудеревня, а тогда это и вовсе было типичное местечко черты оседлости. Расположенное на берегу Днестра, утопающие в уютных садах, оно было бы поистине райским, если бы евреи не портили идиллическую картину. Они раздражали мостков начальство, к числу которых принадлежал и почтмейстер, во-первых, потому что их было много, а, во-вторых, жили они, не как все, то есть не как православные. Начальство же российское, особенно в николаевскую эпоху, было приучено к мысли, что все должны жить одинаково - по ранжиру. Именно тогда в Бессарабии стали распространяться слухи, что евреи перед своей Пасхой похищают христианских детей, изощренным способом убивают их, чтобы выцедить из трупа всю кровь, до последней капли, а затем эту кровь подмешивают в мацу. Кстати, один из таких слухов и послужил поводом к ошеломившему весь мир кишиневскому погрому 1903 года. За два месяца до него в Дубоссарах был найден убитым 14-летний подросток Миша Рыбаченко, Единственная кишиневская газета на русском языке "Беесарабец", редактором и издателем которой был все тот же Крушеван, тотчас объявила это убийство ритуальным, изо дня в день красочно описывая, как евреи зверски мучили в подполье несчастного мальчика, и призывала христиан к мести. В Петербурге и Москве эти заметки перепечатывали местные черносотенные газеты. Истинным же убийцей оказался двоюродный брат Миши: он это сделал из-за наследства, отписанного Мише их общим дедом, - но тут "Беесарабец", а также "Новое время™, "Свет" и другие столичные газеты словно воды в рот набрали.

В Кишиневе в то время проживало 50 тысяч молдаван, ровно столько же евреев и 8 тысяч русских и украинцев. Разогретое почти двухмесячной пропагандой неграмотное и невежественное в массе своей православное население Кишинева легко поддалось подстрекательским выходкам черносотенцев и 6 апреля - в последний день еврейской Пасхи и первый день православной - начались уличные столкновения, переросшие в побоища, продолжавшиеся два дня. Было убито 45 евреев, более пятисот получили ранения разной степени тяжести и около 10 тысяч разорены, ибо распоясавшиеся погромщики крушили подряд еврейские дома, лавки, мастерские. Маленький Петя, слышавший в семье разговоры о похищениях христианских детей, не только ненавидел евреев, но испытывал к ним некий мистический страх, который пронес через всю свою жизнь. А жизнь его складывалась, как захватывающий роман. И "лучшие" его страницы посвящены евреям. Сначала он искусно маскировал интерес к этому народу, изучал его историю и обряды и даже умудрился около четырех месяцев возглавлять новый петербургский журнал "Русский еврей", Рачковский к этому времени перебрался в столицу и стая заниматься литературным трудом. Но труд этот кормил его плохо, и несостоявшийся журналист предпочел ему службу в Охранном отделении. В 1883 году он уже был адъютантом начальника тайной полиции Санкт-Петербурга, а еще через год получил назначение в Париж резидентом' Этот пост он занимал 19 лет и, фактически начав с нуля, создал мощную агентурную сеть во Франции, Швейцарии, Англии, Австрии, Венгрии и Германии. Она имела специфический характер: ее агентов не интересовали военные и государственные секреты стран пребывания, их основной задачей было осуществлять тайный надзор за деятельностью русских революционеров за границей, которые в основном оседали в Париже. Поэтому и Рачковский был направлен именно туда и уже из Парижа, как паук, стал ткать свою сеть по всей Европе. В самом же Париже на левом берегу Сены в знаменитом Латинском квартале, в котором проживало большинство революционеров, Рачковский открыл ресторанчик, где за умеренную плату гостей вкусно кормили русскими блюдами. Очень скоро место это стало самым популярным в среде эмигрантов из России - левых убеждений, разумеется. Они чувствовали себя здесь как дома и в конце концов все оказались под бдительным оком Рачковского и его людей.

"Кухня" у Рачковского отличалась разнообразием, но излюбленным его "блюдом", можно сказать "фирменным", была фабрикация писем и памфлетов. Например, в 1902 году он сочинил письмо под именем Г.Плеханова, в котором лидер российских социал-демократов обвинял руководителей "Народной воли" в сотрудничестве с британской разведкой.

Для пущей убедительности были весьма искусно подделаны почерк и подпись Георгия Валентиновича, да и стиль письма очень походил на плехановский. Плеханову пришлось потом долго отмываться от всей этой грязи и доказывать, что он не имеет к фальшивке никакого отношения.

Не меньше шуму наделала и сфабрикованная Рачкозским в 1892 году брошюра "Англичане сотрудничают с нигилистами". В ней русским революционерам приписывались все теракты, совершаемые в Европе, и утверждалось, что деньги, собираемые в помощь голодающим в России, на самом деле идут на производство ручных бомб, закупку оружия и организацию убийств видных российских государственных деятелей.

Рачковский был непревзойденным мастером интриг и провокаций, список которых мог бы составить целую книгу. В Париже к мистическим мотивам юдофобии Рачковского добавился и четко выраженный политический аспект. Среди молодых эмигрантов, покинувших по тем или иным причинам Россию, как их называли в охранке "неблагонадежных людей", подвизалось довольно много евреев, особенно среди студентов, так как в европейских вузах не существовало пресловутой "процентной нормы", там даже понятия такого не знали. Много евреев было и в рядах немецкой и французской социал-демократии и других левых партий. Да и в целом европейские евреи заметно эмансипировались: здесь уже давно забыли про те средневековые стеснения, которыми были опутаны их соплеменники в России.


"Протоколы" вылезают из кокона

В один из ноябрьских дней 1897 года дом великого князя Сергея Александровича, родного дяди Николая II посетил друг семьи, камергер и действительный статский советник Филипп Петрович Степанов. Он всегда был здесь желанным гостем. Сам же камергер питал особую признательность великой княгине Елизавете Федоровне, родной сестре жены Николая II, за ее хлопоты, благодаря которым племянница Степанова Елена Озерова стала фрейлиной императрицы. На сей раз Филипп Петрович пришел не с пустыми руками. Он принес гектографический оттиск рукописи, озаглавленной "Покорение мира евреями". Как пояснил Степанов, это были записи (протоколы) заседаний тайного еврейского правительства. Сей документ нашла в парижском доме своего еврейского приятеля одна его знакомая дама, тайком перевела на русский и привезла с собой в Россию. Всего рукопись содержала 24 протокола. Великий князь был настолько потрясен прочитанным, что немедленно распорядился издать ее брошюрой и ознакомить с ней узкий круг влиятельных людей. Так брошюра попала к Витте. Читая этот странный документ, Сергей Юльевич поражался, насколько некоторые части так называемого "плана евреев по достижению мирового господства" напоминают его собственные замыслы. Тонкая работа. Каждый русский антисемит, имеющий отношение к власть предержащим, прочитав "Протоколы", придет к выводу, что Витте претворяет в России план сионских мудрецов. Цель писанины, совершенно очевидно, состоит в том, чтобы опорочить его, представить орудием в руках тайного правительства международного еврейства, пособником еврейских финансистов. Хотя брошюра и разошлась среди высших государственных сановников, но ожидаемого эффекта не произвела. Очень странно выглядели эти "Протоколы", где еврейские "мудрецы" открытым текстом провозглашали планы, которые истинные мудрецы предпочитают держать в глубокой тайне. Брошюру, по существу, проигнорировали те, кому она адресовалась. Не осталось ни одного экземпляра - за ненадобностью ее выбрасывали в корзину. Но Рачковский не опустил руки. Потерпев фиаско в прямой атаке на Витте, он решил ударить с флангов. Так "Протоколы" оказались у Крушевана и были напечатаны в его газете "Знамя". Но газета - вещь нестойкая, недолговечная, да и "Знамя" особой популярностью не пользовалось. У него был свой, весьма специфический, но немногочисленный читатель. Поэтому приблизительно в то же время "Протоколы" окольным путём, через все ту же даму из высшего света попадают к Сергею Нилусу, известному тогда религиозному писателю-мистику.

Произошло это неслучайно. Ещё в 1903 году Нилус опубликовал свою книгу "Великое в малом и Антихрист как близкая политическая возможность", в которой с фанатической убеждённостью связал Антихриста с евреями, поэтому "Протоколы" явились для него настоящей манной небесной. Но он даже и не подозревал, что сам оказался манной небесной, сущей находкой для авторов "Протоколов". В декабре 1905-го Нилус, уже претендовавший на роль духовника царской четы, выпустил второе издание своей книги. 8 нее-то и были впервые полностью включены "Протоколы", в примечании к которым автор так объяснил их происхождение: "Эти протоколы были тайно извлечены (или похищены) из целой книги протоколов. Все это добыто моим корреспондентом из тайных хранилищ сионской Главной канцелярии, находящейся ныне на французской территории".

Книга была прекрасно издана, имела выходные данные отделения Красного Креста в Царском Селе, где, как известно, располагалась резиденция царя. Написанная в духе тех мистических сочинений, которые просто обожал Николай, она, собственно, на него и была рассчитана в первую очередь. Издатели точно попали в цель: царь прочел Нилуса вкупе с "Протоколами" внимательнейшим образом, о чем говорят его многочисленные пометки на полях: "Какая глубина мысли!"; "Какое точное выполнение своей программы"; "Наш 1905 год точно под дирижерством мудрецов!"; "Всюду видна направляющая и разрушающая рука еврейства", Высочайший вердикт был однозначен: "Не может быть сомнений в их подлинности..."

Когда Николай II узнал о подложности "Протоколов", он был страшно раздосадован и сделал последнюю пометку на книге Нилуса: "Протоколы изъять, нельзя чистое дело защищать грязными способами". Что имел в виду император под "чистым делом", догадаться не трудно: он никогда не скрывал своей неприязни к евреям.

Несмотря на царское указание, никто тем не менее изымать книгу Нилуса не стал. Более того, митрополит Московский и Коломенский Владимир (Богоявленский) не только сам прочел проповедь, содержащую полное изложение основных положений "Протоколов", но и велел повторить ее во всех церквах Белокаменной.


Бедный Жоли

Рачковский был, несомненно, талантливым мастером провокаций, но ни он, ни его сотрудники не обладали литературным даром. Между тем "Протоколы" написаны блестящим французским языком. Лишь в июле 1921 года выяснилось, кто был настоящим их автором.

Тогда в Стамбуле местный корреспондент лондонской "Тайме" Филипп Грейвс при обстоятельствах совершенно детективных приобрел у русского белоэмигранта, саратовского помещика Михаила Расловлева за 337 фунтов потрепанный томик на французском языке, который тот предложил сопоставить с "Протоколами". Это был политический памфлет "Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли". Он представлял собой замаскированную критику Наполеона III, ибо прямое обличение установленного императором диктаторского полицейского режима жестоко преследовалось и каралось. Автор "Диалогов" парижский юрист и литератор Морис Жоли издал свою книгу в Брюсселе в 1864 году и попытайся тайно доставить ее во Францию. Однако он недооценил наполеоновскую охранку. Во время пересечения границы весь тираж был захвачен полицией, а сам автор арестован, предстал перед судом и приговорен к 15 месяцам тюрьмы: цензоры отлично разглядели, кого и что имел в виду Жоли. Но книга отличалась не только блистательным стилем: в своих размышлениях о государственном деспотизме Луи Наполеона, вложенных в уста Макиавелли, Жоли достиг такого предвидения, что они сохранили свою актуальность по отношению ко всем авторитарным режимам вплоть до нашего времени.

Все, что у Жоли говорит Макиавелли, составители "Протоколов", не мудрствуя лукаво, приписали... неким мифическим "сионским мудрецам". Грейвс, прекрасно владевший французским языком, был изумлен беспардонностью литворов: "Поражает, - писал он в статье, опубликованной в "Тайме", - отсутствие со стороны плагиатора всяких усилий скрыть плагиат. Переложение текста выполнено чрезвычайно небрежно; куски предложений, а иногда и предложения целиком идентичны; ход мыслей одинаков".

Действительно, при сличении текстов уже в редакции выяснилось, что более 160 отрывков в "Протоколах", то есть две пятых их объема, один к одному взяты из "Диалогов", в девяти главах заимствования достигают более половины, в некоторых - до трех четвертей, а "протокол VII" списан полностью.

Грейвс первым обратил внимание и на идейно-политическую подоплеку "Протоколов": "Они предназначались для того, чтобы внушить русским консерваторам, и особенно близким ко двору кругам, что главной причиной политического брожения в России является не принятая бюрократией политика репрессий, а всемирный еврейский заговор. Тем самым они служили оружием, направленным против русских либералов, настойчиво выступавших за то, чтобы царь пошел на определенные уступки интеллигенции".

Возникает вопрос: на что рассчитывали плагиаторы? Их полнейшая уверенность в собственной безнаказанности объясняется довольно просто: книга Жоли стала раритетом, осталось всего несколько штук от основного тиража, уничтоженного еще в 1864-м. В Национальной библиотеке а Париже сохранился контрольный экземпляр, а на его страницах - карандашные пометки: те самые места, которые были списаны плагиатором. Он был настолько уверен, что никому и в голову не придет просматривать эту всеми забытую книгу, что даже не потрудился стереть свои пометки. Только сам Жоли мог бы с первого взгляда опознать "Протоколы", но он, разочарованный жизнью и своей не сложившейся судьбой, покончил жизнь самоубийством еще в 1879 году.


От "заговора" сионистов - к заговору нацистов

"Протоколы сионских мудрецов" вдохновили Гитлера на сочинение главного труда его жизни "Майн кампф". Эта книга есть не что иное, как вольное переложение или комментарий к этой книге: о том, как евреи собираются добиться мирового господства и как их остановить; как они уже подчинили себе с помощью большевизма Россию и как теперь пытаются через финансовый капитал заставить правящий класс Германии служить их цели, одновременно манипулируя низшими классами с помощью прессы, которую они ловко прибрали к рукам. Капитализм, демократия, либерализм -вот те способы, с помощью которых евреи, согласно Гитлеру (и "Протоколам"), заставили сначала буржуазию свергнуть аристократию, а затем пролетариат - буржуазию.

Для обывателя, и без того отравленного традиционным для Германии антисемитизмом, это было так убедительно и просто: вожди большевизма - сплошь евреи: Троцкий, Каменев, Зиновьев, Свердлов, - да и среди прочих партийных функционеров евреев набиралось предостаточно. Именно этот фактор и послужил столь широкой популярности "Протоколов" в белых армиях, где были даже написаны адаптированные, то есть упрощенные специально для солдат варианты. Свою мистическую роль сыграло также и то обстоятельство, что среди личных вещей императрицы Александры, расстрелянной со всей своей семьёй в подвале Ипатьевского дома, были три книги: первый том "Войны и мира", Библия и... "Протоколы", включенные в произведение Сергея Нилуса "Великое в малом". А на оконном проёме комнаты, которую занимали супруги, Александра нарисовала свастику: она трепетно почитала этот древний индуистский символ Солнца. Могла ли тогда бывшая первая дама империи предвидеть и свой трагический конец, и то, что и свастика, и "Протоколы" станут символом нацизма?

Ко времени написания, точнее, надиктования "Майн кампф" (писать Гитлер терпеть не мог в силу своей малограмотности) "Протоколы сионских мудрецов" уже были в Германии настоящим бестселлером, но до "победы навсегда" над еврейской опасностью или по-другому "окончательного решения" еврейского вопроса, оставалось еще более десяти лет. Но немецкий народ уже созрел. Ведь главное что? Чтобы идея овладела массами. Ну а уж когда она овладевает ими, то, как известно, становится материальной силой.

В отличие от "Майн кампф", очень толстой, рыхлой и написанной тяжелым языком, "Протоколы" читались взахлеб. Сразу же после окончания Первой мировой войны их распространением в Германии занималось шесть организаций: две в Берлине, три в Гамбурге, одна в Лейпциге и по меньшей мере 12 газет, - и это еще тогда, когда и сам Гитлер, и его карликовая НСДАП находились а полной безвестности. Уже к 1920 году Германию наводнили сотни тысяч экземпляров этой книги. Кроме того, нескончаемым потоком публиковались всевозможные комментарии. В 1920-1922 годах шестью изданиями (!) вышел перевод книги Генри Форда, известного американского автомобильного магната, "Международное еврейство", в которой, как и в "Майн кампф", основной несущий стержень составляли все те же "Протоколы". В 1923 году Альфред Розенберг, официальный идеолог НСДАП и главный редактор ее Центрального органа - газеты "Фёлькише бео-бахтер", выпустил книгу "Протоколы сионских мудрецов и еврейская мировая политика", которая в первый же год выдержала три издания. Ко времени прихода к власти Гитлера в 1933 году только в переводе Цур Бека "Протоколы" были изданы 36 раз! Ну а уж после 33-го... Министр просвещения новой, теперь уже полностью нацифицированной Германии объявил "Протоколы" одной из главных книг для чтения в школах. "Я прочитал "Протоколы сионских мудрецов" -и ужаснулся! - признавался Гитлер Розенбергу. - Эта вкрадчивость вездесущего врага! Я сразу понял, что мы должны последовать их примеру, но, конечно, по-своему..." И действительно, последовал. План мирового господства, столь детально расписанный в "Протоколах сионских мудрецов", Гитлер полностью взял на вооружение... себе.


Источник: "Special" №1 2011 г.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100