Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 239 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПОСЛЕ СОБОРА

Печать

Платон ПРОХОРОВ

Архиерейский собор РПЦ МП 2011. фото пресс-служба МП С. ВласовВ первый же день открытия Архиерейского собора Русской православной церкви Московского патриархата – в среду, 2 февраля 2011 года, были приняты три наиболее важных церковных документа, которые будут определять все политику Московской патриархии на ближайшие годы. Таково мнение руководителя религиозной организации – патриарха Кирилла, о чем официально сообщила пресс-служба церковного мероприятия.

Все три документа были представлены членом Синода и главой Московской областной епархии РПЦ МП Митрополитом Ювеналием (Поярковым). Это "Практика заявлений и действий иерархов, духовенства, монашествующих и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах", "Общественная деятельность православных христиан" и "О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших". Представление проектов и перечисление документов церковными органами информации в таком порядке, вероятно, не случайно совпало со степенью актуальности  отображенных в них положений для организатора форума - Московской патриархии.

Объясняя такую оперативность в первый день религиозного съезда, патриарх Кирилл, в частности, сообщил: "Мы призваны сделать выводы из событий истекшего года и принять решения, регулирующие деятельность епархий, приходов и церковных учреждений на год будущий, а в некоторых случаях - и на несколько лет вперед".

В четверг собрание архиереев обсудило проекты документов "Временное положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей, причта, сотрудников церковных учреждений и их семей", "О принципах организации социальной работы в Русской православной церкви", "О хиротонии безбрачных лиц, не состоящих в монашестве", "Отношение Русской православной церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви". Все они были разработаны ранее Межсоборным присутствием - религиозным органом РПЦ МП, сформированным в 2009 году.

Затем были приняты и такие церковные проекты, как заявление "О жизни и проблемах малочисленных коренных народов", новая редакция "Положения о богослужебно-иерархических наградах Русской православной церкви", поправки к Уставу РПЦ в связи с административной и юридической реформой, организованной  патриархом и Священным Синодом в 2009-2010 годах.

Согласно формальному регламенту, соборные решения принимаются простым большинством голосов. Однако, в чиновничьей традиции, унаследованной всеми режимными структурами с советского времени, подобные акты непременно согласуются заранее – в данном случае, это опять же, формально, входит в компетенцию Синода. Однако, если исходить из значимости для религиозной организации церковной традиции строгой вертикальной иерархичности с подчинением всех и вся священноначалию (патриарху), то видимость коллегиальности в принятии церковных решений является, конечно же, лишь данью времени. Поэтому, в отличие от светских властных структур, в которых аналогичные акты становятся результатами усилий многих участников имеющей вокруг них место "политической игры",  в Московской патриархии царит то строгое единоначалие, о котором другим поклонникам "вертикали" остается только мечтать.

Таким образом, в третий завершающий день мероприятия, были приняты поправки к Уставу РПЦ МП и «Временное положение о материальной и социальной поддержке священнослужителей и работников религиозных организаций Русской Православной Церкви, а также членов их семей». Одобрены и приняты проекты «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви»,  «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви» и «Положение о богослужебно-иерархических наградах Русской Православной Церкви».

По окончании работы Архиерейским собором были приняты определения «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», «О принятии соборных документов» и «О наградах Русской Православной Церкви». Кроме того, участники Собора обратились с посланием к клиру, монашествующим, мирянам и всем верным чадам Русской Православной Церкви.

В результате, с соблюдением всех полагающихся при этом церковных чинопоследований 4 февраля 2011 года Архиерейский собор РПЦ МП закончил свою работу. Принятые на нем решения и сделанные в процессе Собора заявления, в соответствии с действующим законодательством и Конституцией РФ представляют собой внутреннее дело Русской православной церкви Московского патриархата. Поэтому, ни о каком вмешательстве во внутреннюю жизнь религиозной организации со стороны светской власти здесь говорить нельзя.

Тем не менее можно предположить, что принятые религиозной организацией внутренние документы требуют отдельного исследования, так как соблюдение конституционных норм в России не всегда совпадает с внутриконфессиональными инициативами отделенных от государства религиозных структур. Достаточно высока вероятность того, что некоторые из соборных документов, оформленные в виде предписаний православным - верующим гражданам РФ,  могут вызвать серьезные вопросы правового и этического свойства у специалистов, и почти наверняка будут активно обсуждаться в обществе. Предположить это нетрудно на примерах некоторых из принятых документов, даже не подвергая их специальному изучению. Например, на примере такого, казалось бы, сугубо религиозного наставления, как "Общественная деятельность православных христиан".

В одном из пунктов одобренного Собором документа, религиозная организация выражает сожаление от того, что "в современном мире немало людей объединяются в общественные организации, цели и средства которых противоречат учению Церкви и совести христианина. Православный христианин не может состоять в подобных общественных объединениях и даже сотрудничать с ними. Это, однако, не означает отказа от возможности и во многих случаях необходимости публичного диалога — обличения, увещевания, разъяснения. Подобное свидетельство представляет собой важное поле общественной деятельности православных христиан". Приведенную цитату справедливо рассматривать, как одно из внутрикорпоративных предписаний, адресованных членам религиозной организации, внутри которой бытуют представления об исключительности некоей церковной морали по сравнению с общепринятой общественной моралью. Однако, прямое внутриконфессиональное предписание членам религиозной организации "необходимости публичного диалога — обличения, увещевания, разъяснения", вступает в конфликт с нормами общечеловеческой морали и права, так как представляет собой рекомендацию к их нарушению. Религиозная организация предлагает своим последователям требовать от светского общества и представителей других вероисповеданий страны соответствия своим внутрикорпоративным (церковным) представлениям. В случае же естественного отклонения таких требований, рекомендует выходить в светское общественное поле с "обличением" и "увещеванием". Такого рода деятельность представляет собой идеологическую пропаганду с навязыванием обществу обязательности некоего мировоззрения для всех, что запрещено законом. Рекомендуя же своим членам и последователям использовать подобные пропагандистские методы для навязывания внутриконфессиональных представлений другим гражданам, религиозная организация склоняет их к практике методов, более похожих на экстремизм, чем на религиозную проповедь.

Вопросы, которые могут возникнуть по поводу одной лишь этой рекомендации этим, разумеется, не исчерпываются. Потому что, как  гласит документ, "учению церкви" и отчего-то такому конфессионально обособленному в противовес "человеческой совести" явлению, как "совесть христианина", могут противоречить весьма многие светские и религиозные теории, учения и доктрины, обогатившие мировой опыт человечества. Однако, признание таковых объектами, требующими вмешательства со стороны одной религиозной организации, наделившей себя правом оценивать их негативно, выглядит не только странно, но и без каких-либо объективных оснований агрессивно. Поэтому вполне вероятно, что буквальное следование подобным рекомендациям может потребовать в дальнейшем серьезных оценок с обращением к судебной практике.

Впрочем, сомнения, которые возникают вследствие попыток придать едва ли не "общенациональную" и "государственную" значимость внутреннему церковному мероприятию возникли не только в связи с данным Собором и не должны выглядеть чем-то неожиданным. В последние месяцы и недели в стране и государстве, включая внешнюю политику и банковское дело, практически не осталось ни одной сферы деятельности, в котороую данная религиозная организация не внесла бы "поправок", основанных на ее конфессиональных представляениях. В процессе слишком откровенного наступления на все сферы светской жизни с намерением подчинить их единому регламенту, Русской православной церковью и избравшими ее для такой роли чиновниками уже достигнуты определенные и, по всей видимости, необратимые результаты.


ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100