Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 236 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ПРЕЗИДЕНТ НА "МИННОМ ПОЛЕ"

Печать

Вадим НАКИПЕЛОВ

...Символика постсоветской власти, в отличие от нее самой, находится в постоянном развитии – от фрейдистского комплекса кастрации в виде  «серпа и молота» через ельцинские «загогулины» и путинские «сортиры» к недавнему «тянитолкаю» и нынешнему двуглавому змею, кусающему себя за ядовитый хвост.

Не знаю, кто посоветовал Дмитрию Анатольевичу искать в новом году предвыборные очки на поле русской народной культуры, но именно это направление оказалось не только надежно заболочено, но и заминировано. Причем пара удачных подкопов сработали еще в конце декабря на ключевых направлениях продвижения медведевского имиджа внутри и вне страны.

В принципе, ни для кого не секрет, что российская элита предпочитает держать государство, не говоря уже о культуре, в полуразваленном состоянии. Однако даже в этом случае для собственных имиджевых и финансовых нужд требуется сохранять хоть какие-то действующие механизмы и малую прослойку профессиональных управленцев. Разницу между эффективным менеджером по распилу и профессиональным управленцем можно было в прошлом году проследить на примере одной из многострадальных отраслей культуры – реставрации памятников.

Что касается большинства российских памятников, находящихся в очень формальном ведении Министерства культуры, то их судьба заведомо незавидна и заранее предсказуема. Достаточно описать многоступенчатую систему бюджетного финансирования.

Сначала Минфин выделяет по остаточному принципу энную сумму, достаточную для содержания и успокоения большого числа чиновников. Затем Минкультуры вовсе не концентрирует бюджет на ключевых объектах равномерно размазывает эту сумму по регионам, а также по приближенным реставрационным конторам, кормящимся на особо заметных памятниках. Чем шире поверхность размазывания и тоньше слой, тем больший процент прилипает к руке раздающей.

На следующем круге аналогичная процедура размазывания по городам и весям  происходит в каждом из региональных департаментов. Здесь уже получателями становятся местные конторы, получившие лицензии реставраторов из рук все тех же чиновников. Уже на этом уровне суммы, приходящиеся на «реставрацию» каждого из памятников, не покрывают даже потребностей качественного косметического ремонта. Поэтому возникает необходимость делиться с руководством номинальных владельцев зданий.

На оставшиеся от «эффективного менеджмента» мизерные средства бизнесмены-«реставраторы» нанимают даже не таджиков, а просто местных забулдыг, которые и проводят соответствующую «реставрацию». И хорошо еще, если такие «реставраторы» реально ничего не делают, а только подновят штукатурку и краску. Потому что более сложные работы неминуемо ведут к гибели старинной церкви или купеческих палат. Сколько таких несчастливых памятников уже погибло по отдаленным городам и весям, никто точно не знает, но речь идет о десятках и сотнях.

Что там говорить о рядовых памятниках в отдаленных регионах, если под боком у Москвы, в самом посещаемой и контролируемой владимиро-суздальской части «Золотого Кольца», в городе Юрьев-Польском такие же «эффективные менеджеры» и горе-реставраторы уже практически погубили исторический облик Георгиевского собора XIII века! Научная и культурная общественность возвысила было голос, а уже поздно – древняя резьба по белому камню безвозвратно утрачена.

Теперь, справедливости ради, расскажем о примере обратного порядка, когда профессиональный управленец сумел успешно выстроить систему и запустить большой проект реставрации мирового значения. Речь идет о Ново-Иерусалимском монастыре в Истре и о его правительственном кураторе – первом вице-премьере Викторе Зубкове, вполне успешном технократе, который закрывает тылы правящего «тандема» на сложных направлениях вроде сельского хозяйства.

В данном случае административный талант Зубкова понадобился для реализации совместного имиджевого проекта президента Медведева и Патриарха Кирилла. Как ни странно, но создание специального благотворительного фонда с двойным контролем от глав государства и церкви, а также фактическое переподчинение фонду государственного реставрационного центра решило основные управленческие задачи. Деньги из фонда приходится выбивать с трудом под документальные обоснования, даже чтобы потратить на дело. Но при этом хорошо мотивированные проектировщики и реставраторы быстро приступили к работе как в старые добрые времена на комсомольских стройках.

Не будем томить читателя и раскроем тайну этого фокуса. Все дело в том, что из-за недосмотра или какого-то умысла бывшего министра культуры А.Соколова, а может из-за его конфликта с федеральным агентом М.Швыдким, один из реставрационных ГУПов – ЦНРПМ оказался вне системы Минкультуры, в прямом подчинении Росимущества. Только поэтому «эффективный менеджмент» Минкультуры случайно не охватил всю отрасль. Этой случайностью и смог воспользоваться В.Зубков для политически важного, фактически предвыборного проекта Д.Медведева.

Но не тут-то было. «Эффективные менеджеры» из Минкультуры не для того выстраивали такую удобную систему освоения бюджетных денег, чтобы кто-то, будь он даже самый первый из вице-премьеров, мог вот так наглядно доказать возможность управлять и работать иначе. Кроме того, не стоит упускать из виду, что тот же М.Швыдкой, сохранивший намного большее влияние на министерство, чем нынешний министр, изначально был обязан своим возвышением Путину и имеет от него нечто вроде «охранной грамоты». Так что, независимо от непричастности самого Путина, у «эффективных менеджеров» от культуры к солидному финансовому мотиву добавляется политический мотив подставить ножку имиджевым проектам Медведева в сфере культуры, тем более – укрепляющим связи с Церковью. А для Патриарха Кирилла восстановление Нового Иерусалима – это проект, от которого зависит международный престиж РПЦ.

Так что нет ничего удивительного в том, что буквально за два дня до новогодних каникул Минкультуры России издает незаконный приказ о смене руководства ГУПа, который этому министерству вовсе не подчинен. То есть чиновники Минкультуры идут ва-банк, подставляя и своего министра, и президента. Во главе проектной организации ставится опытный «эффективный менеджер» по оптимизации реставрационных бюджетов. Теперь ни о какой успешной работе над проектом реставрации Нового Иерусалима речи быть не может в ближайшие месяцы, посвященные в лучшем случае долгим судебным разбирательствам, а в худшем – полному развалу предприятия. Следовательно, наступивший год уже можно считать потерянным для важнейшего имиджевого проекта Медведева, а в 2012 году будет уже поздно пиариться.

Эту борьбу «эффективных менеджеров» от культуры против опасных для них прецедентов можно было бы считать просто бюрократической рутиной, схваткой за лакомые кусочки. Если бы не второй эпизод, который как нарочно, связан и с Минкультуры, и со вторым имиджевым проектом президента Медведева, на этот раз внешнеполитическим.

Ни для кого не секрет, что еще в бытность «преемником» Медведев курировал сначала в администрации президента, а потом в правительстве проект четвертой части Гражданского кодекса и новой системы сбора авторских вознаграждений. Эта новая система на основе организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами (ОКУП) была обязательством российского руководства перед западными партнерами, в том числе для целей вступления в ВТО. После вступления Медведева в должность президента Росохранкультура активно занялась аккредитацией ОКУПов и за два года заполнила все вакансии. В числе аккредитованных оказались Российское авторское общество (РАО), Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС) и широко известный благодаря Никите Михалкову Российский союз правообладателей (РСП).

Однако не успел Медведев отчитаться перед западными партнерами о выполнении своих формальных и неформальных обязательств, как только что принятая в эксплуатацию машина получила сначала одну, а затем вторую пробоину. Первый удар был мощным, но пришелся на неработающую часть системы в виде РСП. Дело в том, что собрать искомые проценты с импортных дисков и техники технически возможно только на таможне. А учрежденный в июле 2010 года Таможенный союз никаких норм насчет взимания этих платежей не содержит. Поэтому белорусские и казахстанские таможни не обязаны помогать РСП взимать вожделенный процент с ввозимой техники. Настоящая политическая роль Михалкова в этой истории – выступить авторитетным и обаятельным посредником на переговорах с Лукашенко и Назарбаевым.

Второй удар по медведевской системе ОКУПов нанесло, хотя и чужими руками, все тоже Минкультуры, и тоже перед самым Новым годом. Непосредственной целью эффективных менеджеров-«реставраторов» было прибрать к рукам полномочия Росхранкультуры, чтобы уж совсем ни с кем не делиться и контролировать самих себя полностью. А напоследок подконтрольные Министерству культуры чиновники обезглавленной службы направили в арбитражный суд «телегу» на самих себя с признанием якобы ошибочной аккредитации ВОИС. Так что с 24 декабря система ОКУПов, которая служила для президента Медведева гордостью и оправданием перед западными партнерами фактически оказалась втянута в судебные тяжбы с непредсказуемым исходом. А еще под ударом оказались дружеские отношения президента с известными фигурами российского шоу-бизнеса, которые теперь зависят только от надежности работы РАО. Что там будет с авторскими и смежными правами к началу президентской выборной кампании, предсказать теперь очень сложно. Особенно с учетом последнего решения арбитража об отзыве аккредитации теперь и у михалковского РСП.

Заметим, что у фактических руководителей Минкультуры России есть серьезные мотивы, чтобы отомстить лично Никите Михалкову, который изъял из ведения министерства в специальный фонд весь бюджет поддержки российского кино. Так что именно стараниями Михалкова, по сути, особого смысла в существовании этого убогого ведомства и не осталось. Библиотеки и театры можно финансировать и через региональные бюджеты, а крупнейшие национальные учреждения культуры и памятники – отдельной строкой бюджета или через специальные фонды, как в Новом Иерусалиме.

Вот и вопрос, какой из ответов нам теперь больше понравится? Это у нас бюрократическая система настолько разложилась и сгнила, что тянет за собой на дно политическое руководство? Или все же речь идет о жесткой борьбе за власть между головами «тянитолкая», в которой все приемы хороши, а судьба страны, памятников и русской культуры не имеет никакого значения?

Источник: АПН

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100