Регистрация / Вход



СТОРОННИКИ И ПРОТИВНИКИ

Печать

 

 

Иван СКРЯБИН

 

kir onufr20Религиовед Николай Митрохин: в православной церкви есть и противники войны, и фашиствующее крыло

 

Как война меняет Русскую и Украинскую православные церкви? В чем смысл независимости православия Украины? На чем основано заблуждение о всеобщей поддержке войны священниками Русской православной церкви?

Украинская православная церковь объявила о своей независимости от Москвы. В чем смысл этого шага и выступает ли кто-то против войны в самой Русской православной церкви, изданию Rus.Postimees расскывает историк и социолог религии Николай МИТРОХИН - научный сотрудник исследовательского центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете. Больше четверти века Митрохин занимается исследованиями православия и точно знает, что значит слово «раскол», почему кажется, что русское священство за войну в Украине и почему нельзя «уволить» патриарха Кирилла.

 

- Николай, 27 мая УПЦ смогла договориться внутри себя и объявить независимость от РПЦ. Очевидно, что война – последняя капля в этом «разводе». Но развод ли это, или просто форма выживания?

- Действительно, многие в Украине думают, что это такой финт ушами, чтобы избежать прямого запрета со стороны государства. Но общаясь с духовенством и епископатом УПЦ, могу сказать, что это не так. Идея самостоятельности вызревала долго. Мне лично руководители крупных священнических кланов и епископы еще осенью прямо говорили, что они самостоятельная церковь. Последствия: РПЦ лишается 9/10 приходов в Украине, то есть теряет третью часть всех своих приходов вообще.

Последние такие потери были в конце 50-х – начале 60-х годов, когда были закрыты порядка 40% приходов РПЦ. Но в те годы можно была обратно нарастить численность за счет существования епархиальных структур, за счет верующих, которые объединялись вокруг уцелевших приходов, были настроены на поддержание церковного единства. А сейчас отсекается важнейшая часть, рушатся связи, ведь огромное количество кадров из Украины ехали в Россию. Значительная часть российского духовенства – украинская по происхождению.

Ценный кадровый резервуар потерян полностью. И это только часть последствий. Для РПЦ это очень серьезный удар, а для УПЦ – наоборот, большое облегчение. Ибо общественное и государственное давление на нее в Украине в последние годы было очень серьезным. РПЦ же имея по-прежнему статус самой большой церкви постсоветского пространства будет испытывать дальнейшие проблемы. Если ушла самая главная часть вне России, то и крупная Молдавская церковь может пойти тем же путем. Посмотрят, прищурятся и пойдут. А там и Белорусская церковь не будет долго сидеть.

Понятно, что Лукашенко все заморозил, но растущее внутреннее осознание себя самостоятельными не заморозишь. Уже на последнем Синоде было принято решение о пересмотре статуса Виленской митрополии РПЦ, которая попросила о самостоятельности. У нее возможно будет автономной статус как в Эстонии, или в Латвии. Идеологий ведь в РПЦ всегда было много.

РПЦ позиционировал себя последние несколько лет как глобальная церковь, где есть разные течения и даже обрядовые различия, но после начала войны оказалось, что РПЦ целиком завязана на российское правительство. Кирилл ровно это вещает в проповедях. А раз так, то все общины, которые соглашались в духовном единстве на консервативное православие Москвы, теперь говорят, что на этом фоне быть еще и агентами российского правительства, оправдывать то, что осуждает, весь мир, это уже перебор.

 

- Светскому обывателю может показаться, что в РПЦ МП как будто бы все «за войну». Что известно о тех, кто не согласен с официальной линией Кирилла Гундяева, что Россия «никогда и ни на кого не нападала»?

- Совершенно безосновательное утверждение, что в РПЦ все «за». И Патриарх Кирилл держит достаточно осторожную линию. Например, он ни разу в своих речах еще не употреблял слов «война», «спецоперация», или «Украина». Он ведет аккуратную пропутинскую пропаганду, при том, что в РПЦ есть откровенно фашиствующее крыло. Есть те, кто прямо призывают к войне.

Есть известная проповедь протоиерея Артемия Владимирова, есть позиция таких персонажей, как Ткачев, Новиков. Но большая часть духовенства и епископата помалкивают на тему войны. За три месяца из внутрироссийских епископов открыто поддержали войну только два митрополита – Воронежский и Екатеринбургский. А, например, Краснодарский нет.

 

- И даже понятно, почему. Краснодар рядом с Украиной, а там родня у каждого второго.

- По разным причинам. Мы можем только гадать. Но Екатеринбургский – националист с совершенно однозначной биографией. Это он выставку «Осторожно, религия» в свое время громил. А в Воронежской области половина населения - этнические украинцы. «Воронежские хохлы», как они сами себя называют (у меня было интервью в октябре с таким человеком, достигшим высокого положения в УПЦ). Воронежский же митрополит агрессивно выступил за войну. Но в целом, как и большая часть российского общества, священники РПЦ держат молчаливый нейтралитет. Это более точное описание ситуации, а не то, что, якобы, все поддерживают.

 

- Кто внутри РПЦ открыто выступил против войны?

- Архиереи стран Балтии, парижская архиепископия, длинный список священников из Европы, ну, и какая-то часть российского духовенства, которая подписала письмо против войны. Это самые разные люди. Они есть и в столицах, и в провинциях. Например, отец Георгий Эдельштейн, на которого посыпались неприятности после его проповедей (настоятель храма Воскресения Христова в селе Карабаново Костромской области, участник диссидентского движения в СССР.

Член Московской Хельсинкской группы – прим.ред.). Он 30 лет сидит в деревне. Это его принципиальная позиция. Это люди, которые описываются термином «либеральное русское духовенство». Люди с проевропейским мышлением. С проевропейской повесткой. Они есть среди духовенства. Вообще в списках противников войны оказалось много священников из деревень. Например, из Ивановской области. Это те, кому присущ социальный эскапизм. Как правило, это люди с высшим образованием, светские, которые уехали в деревню.

 

- То есть среди противников войны нет тех, кто зарабатывает на свечках в городских храмах?

- Есть. Это и руководители крупных московских приходов. Например, тот же Алексей Уминский, который вполне может и на свечках зарабатывать. Но не надо штампов. Как они зарабатывают – их дело. Георгий Эдельштейн в своем селе зарабатывает одним способом – лекции о православии в разных странах читает на своем прекрасном английском. Другие и на селе могут хорошо зарабатывать, потому что они на селе делают все что хотят в плане духовных практик, что не могут делать в городе. Церковь – сложный в этом плане инструмент. И все эти люди входят в «либеральную партию РПЦ».

 

- Как взвесить долю этой партии внутри РПЦ МП?

- Невозможно. Письмо подписали 400 человек. Из них примерно 25% - европейцы, то есть священники из стран ЕС. В Голландии целые приход ушел из состава Московской патриархии после начала войны. Но для российских регионов - это очень немного людей. Однако среди интеллектуально настроенных священников это довольно заметное явление. Но при этом консервативно и фундаменталистски настроенных священников - намного больше. И да, подписанты – это те, кто не побоялся. Я знаю достаточно тех, кто полностью разделяет и сочувствует, но не стал создавать себе дополнительных проблем.

 

- То есть нельзя сказать, что война расколола церковь?

- Нет. Потому что раскол этот был всегда. Как минимум, с начала 80-х годов прошлого века. На более современное, либеральное, что называется, «меневское православие» (протоиерей РПЦ Александр Мень был убит в 1990 году в возрасте 55 лет – прим.ред.), и на тех, кто является русскими националистами внутри церкви. Не скажу, что война подарила кому-либо больше сторонников. Резко в поддержку войны выступает небольшая группа. Это откровенные фашисты. И Патриарх – фашист по своим политическим симпатиям. Но при этом осторожный человек. Он возглавляет церковь. Он не может действовать прямо против украинской части церкви, которая осудила войну.

 

- Разве его реплики о том, что Россия «никогда ни на кого не нападала» в своей истории, это осторожная реплика?

- Это аккуратная пропаганда. Очень аккуратная. И до этой пасхальной проповеди он вообще молчал. Пресс-служба его просто умерла. Гундяев занял позицию полного внешнего нейтралитета. В Украине расценили это молчание, как отсутствие внимания к ним. Последовало письмо Сумской епархии и сумского митрополита. «Мы думали, что ты нам отец, Кирилл, а ты оказался жестоким отчимом, поэтому прекращаем тебя поминать…».

При этом, как минимум 30% епархий официально отказались от поминания Кирилла. И часть духовенства православного в Украине потребовала канонической автокефалии (независимости). Только после этого обидевшийся патриарх Кирилл написал очень резкий ответ сумскому митрополиту. Начали потихоньку в отдельных проповедях высказываться. С главой Росгвардии вот вышел прокол, когда патриарх Золотова благословил, а тот начала рассказывать, что, теперь-то его бойцы выполнят все задачи. Сам патриарх этого не говорил. Но было опубликовано интервью воронежского митрополита про однозначную поддержку войны.

Надо понимать, что правление в РПЦ все-таки соборное. Официальное решение принимает не Кирилл. Официально от лица церкви говорит Священный Синод РПЦ. Священный Синод может поправить Архиерейский собор РПЦ. А Священный Синод принимал заявления исключительно о мире, молитвах за мир и так далее.

 

- РПЦ сидит и ждет, если по-простому?

- Да. Заняли позицию демонстративного нейтралитета. И я пока не видел, что кого-то наказывали за антивоенную позицию на уровне самой церкви. Есть реакция на уровне светских властей. Та же Кострома и приход Георгия Эдельштейна, где нынешний настоятель Иван Бутрин получил штраф за антивоенную проповедь. Но внутри РПЦ прямых наказаний за антивоенную позицию нет. Был литовский кейс, когда часть священников заявила, что их митрополит недостаточно радикален в осуждении войны, и надо переводить общины в прямое подчинение Константинопольского патриархата. И трех священников там за это выгнали. То есть их выгнали не за антивоенный настрой, а за попытку общины из РПЦ перевести в конкурирующую церковную организацию.

Случаев светского вмешательства за антивоенную позицию священников было буквально несколько всего. За сбор подписей пока не наказывают. Выступить от своего имени – совершенно другой тип акций со стороны российского законодательства. Вообще, есть сайты, которые аккумулируют такого рода выступления и наказания за них, типа «Ахилла». По сути. всем сказали – заткнуться. Помалкивают. Как и все российское общество.

Церковь абсолютно не отличается от всего российского общества. На высшем уровне демонстрируют некую солидарность с властями. Но в РФ есть гораздо более четкие институции, которые за войну, чем РПЦ. Те же самые старообрядцы. Но их заявления вообще никого не интересуют. Или российские театральные деятели вешают на свои здания букву «Зю». Но Московская патриархия в этом плане аккуратна. Да, Кирилл со второй половины апреля достаточно четко за политику Путина. Объяснял папе Римскому причины и про «подлетное время».

 

- В этом смысле эстонская митрополия к кому ближе?

- Было официальное осуждение в составе единого обращения руководителей религиозных организаций. Там Митрополит эстонский Евгений (Решетников) подписался, что он осуждает войну.

 

- И это священник, который близок к патриарху Кириллу?

- Вы пытаетесь все это измерить привычными светскому человеку категориями. Но есть официальная позиция. Он осудил войну? Осудил. Кто к кому ближе, уже про другое. И, кстати, прежний эстонский митрополит Корнилий (скончался в 2018 году - прим.ред.) входил в тот самый неформальный клан питерско-эстонского духовенства, в котором варились и Алексей Ридигер (патриарх РПЦ МП в 1990-2008 годах – прим.ред.), и Кирилл Гундяев (патриарх Кирилл – прим.ред.). Корнилий был старшим товарищем Кирилла. Нынешний Евгений же никакой близости к Кириллу не имеет в принципе. Специфический персонаж, но точно не кирилловский.

 

- Вы вспомнили про папу Римского. Как в церковном мире восприняли его слова про Гундяева, что он «алтарничек Путина»?

- Понятно, что в российских или украинских СМИ это обсуждалось. А в церковном мире есть длинный список претензий к Кириллу. В РПЦ в целом его не любят, на самом деле. Он слишком беспокойный и нервный товарищ, который всех задергал со своей церковной бюрократией. Его политическая и церковная позиции многих раздражают. Его либерализм и дидактичность раздражает огромное количество духовенства и епископата. С другой стороны, его боятся. Он непредсказуем в кадровой политике. Склонен менять епископов часто, особенно в ближнем окружении. Его не любят. Многие не любят сильно. В УПЦ его просто ненавидят.

 

- А импичмент ему устроить реально сейчас? Были коллективные воззвания на этот счет после начала войны.

- Сейчас в РПЦ 500-600 епископов. Это много. Когда было 100, то крупные партии внутри этой сотни между собой договориться еще, наверное, могли бы. Чтобы сколупнуть, нужен поместный собор. Должны быть выдвинуты абсолютно железобетонные аргументы. А аргументов по теме войны нету. Гундяев аккуратный в этом плане. В каноническом плане к нему особо не подкопаешься. Поэтому то письмо, которое замутил украинский священник Пинчук, не имеет под собой канонических оснований. Пинчук опирается на мнение собравшихся где-то зарубежных богословов. Но всем понятно, что это все игры между Вселенским патриархатом и Московской патриархией. Они друг друга обвиняют в ереси этнофилитизма. Я с теологами обсуждал письмо Пинчука. Невозможно привязать культурологическую концепцию «русского мира», от которой Кирилл де-факто отказался и давно не использует в риторике, к обвинениям. Не выстраиваются из этого серьезные обвинения.

 

- Чисто технически, сколько епископов должны быть «за» увольнение Гундяева?

- Две трети. Это нереально ни с какой из сторон. Степень раздражения им совершенно не обязательно приведет к каким-то организационным выводам. Кроме того, другой фигуры на его место, которая бы пользовалась какой-то популярностью внутри РПЦ, нет даже близко.

 

- Насколько сила Гундяева зависит от Владимира Путина? Если нынешний лидер РФ уходит, как быстро уходит патриарх Кирилл?

- Он остается на своем месте пока будет жив. Так заведено, и никакой Путин на это повлиять не может. Другой вопрос насколько у самого Кирилла хватит здоровья. Но тут можно только гадать.

 

- «Духовник Путина», нынешний шеф Печорского монастыря и Псковской епархии митрополит Тихон (Шевкунов) действительно один из возможных Патриархов РПЦ? Он вроде бы тоже аккуратен по этой войне.

- Не думаю. Он слишком тесно связан с ФСБ и светским миром. А в РПЦ этого не любят. Поэтому несмотря на его несомненный интеллект и организаторские способности, умение работать с властями и СМИ, он всегда с большим запозданием получал церковные должности. Он не смог создать серьезного клана в епископате. И сейчас он находится на должности исключающей попадание в тот список из трех архиереев, претендующих на патриаршество. Замечу, что спекуляциям о его выдвижении в патриархи уже лет десять, но дело так и стоит на месте.

 

- Как в церкви отреагировали на слова Гундяева, что война была нужна, чтобы не допустить гей-парад в Донецке? Он же это говорил вслух публично.

- Никак. Риторика Кирилла внутри церкви никого не интересует. Мы обсуждаем с вами эффект светских медиа. А светские медиа любят яркие цитаты. Находят. Раскручивают, что это ужасно, или хорошо. Но структуры, которые подчиняются первому церковному лицу, живут собственной динамикой. Этим структурам до этих цитат по барабану. Не интересно. Есть более серьезные вещи у них. Например, когда-то московская патриархия приняла «основы социальной концепции РПЦ». Документ, про который московская патриархия часто говорит. А на местах эти основы так никто и не читал. На епархиальном уровне это никому не интересно. Живут, как живется. А что там в очередной раз ляпнул Кирилл, ей Богу, никому не интересно.

 

- Текущая позиция РПЦ по войне к каким неминуемым последствиям приводит дальше? Кроме тех единиц переходов из под одного крыла к другому в странах ЕС.

- Война не закончилась. Как она будет продолжаться, никто не знает. Рано считать потери московской патриархии. Сейчас УПЦ, которая медленно принимает решения, все-таки созвала на 27 мая совещание с обсуждением текущих проблем церковной жизни. Главный вопрос – надо ли истребовать каноническую автокефалию. А если да, то куда с этой независимостью идти. Понятно, что Москва полную независимость не даст, а будет выгрызать те приходы и епархии, которые захотят остаться в подчинении Москвы. Тем более, что есть проблемы с епархиями УПЦ на оккупированной РФ территории. Это и Крым, и Донбасс, теперь и Херсон, и юг Запорожья.

 

- Можно сказать, что там, где закрепились российские войска, и священники на стороне Москвы? Опальный дьякон Андрей Кураев уверен, что священники встроятся в ту реальность, которую подарит светская власть.

- Абсолютно нет. Позиция официальная, в том числе донецких и крымского митрополитов – помалкивать на эту тему. Все духовенство отстроено так, что никто не ничего не скажет ни за, ни против. Те, кто занимал откровенно проукраинскую позицию, уехали с этих территорий в другие части Украины. В Херсоне живет бывший пресс-секретарь донецкой епархии, отец Георгий Гуляев. Он занимал откровенно проукраинскую позицию. В Донецке оставаться не могут. Уехал в Херсон. Оставался при своих убеждениях. Начались обыски ФСБ и все прочее. Сейчас он выведен за штат с правом перехода в другую епархию. С началом войны не было ни одного священника на оккупированных территориях, которые публично поддержали российскую армию.

 

- То есть нет никакой поддержки войны со стороны РПЦ на Украине?

- Это сознательная ксенофобия, раздуваемая украинскими медиа и политическим классом. Удобно перекладывать ответственность за предательства, которые есть на самом деле, на церковь. На самом деле в Херсонской области российскими агентами оказалось СБУ. Верхушка СБУ и областное руководство, которое, вполне возможно, участвовало в предательстве области. Сейчас, по словам советника Зеленского Арестовича, с этим всем разбираются. Но факт остается фактом, что там ровно перед началом боевых действий разминировали Чонгар (полуостров на границе с Крымом по дороге на Мелитополь и Мариуполь – прим.ред.), дали возможность российской армии быстро захватить территорию Херсонской области. А до этого в этой области в 2021 году нашли сеть из правоохранителей - агентов ФСБ. В 2020 году задержали замначальника общеукраинского центра антитеррористического СБУ, полноценного генерала - тоже как агента ФСБ. Чиновничество украинское массово предавало Украину, военные массово предавали, и на Юге Украины с ВСУ активно воюют крымчане, некогда служившие Киеву. При этом массовом предательстве публичные обвинения сыплются на голову духовенства УПЦ. Там тоже есть люди, к кому есть претензии, но, по официальным подсчетам на 2018 год, таковых было 30 священников всего. При том, что в этих епархиях служили не меньше 1000 священников. Капля в море по сравнению с тем, что 50% луганского СБУ осталось служить ЛНР. Глава ЛНР – полковник СБУ. И так далее. Но именно на священников вылили общественную ярость. Удобно же. Молчат же в ответ. Не ввязываются в светские конфликты.

 

- Главное удивление этих трех месяцев?

- Радости в этой истории нет никакой… Неожиданно владыка Иона Черепанов (викарий Киевской епархии – прим.ред.), который корнями из Архангельской области, самый прорусский епископ был в Киеве, занял четко антивоенную позицию. Это было очень показательно. В человеческом измерении он очень образованный человек. У него огромная община, в которую до 2018 года входил и Петр Порошенко. Он всегда был более открыто, иногда более закрыто, но прорусский архиерей. Что само по себе нормально. В Киеве много русских, у которых есть церковное чувство. И владыка Иона, как только началась война, четко высказался против. И УПЦ в целом очень быстро отреагировала. Пресс-секретарь митрополиии протоиерей Николай Данелевич, четко заявил, что войну они осуждают. Через четыре часа после начала войны против нее и в поддержку ВСУ выступил уже и митрополит Онуфрий, который ранее занимал примиренческую позицию. Синод УПЦ все подтвердил. То, что УПЦ сходу заняла антивоенную позицию, это было знаково.

А если поискать негатив, то можно сказать, что в Украине полностью игнорируется законодательство на местном уровне. Что делают сейчас власти в Ивано-Франковской области, Конотопе, Житомире, Хмельницкой областях. Силком переводят людей, закрывают, разоряют храмы. УНИАН публикует репортаж, где боевик радостно рассказывает, как захватил приход, а все, что там было из продовольствия, заготовленного к Пасхе, отправили на фронт, с призывом делать так по всей Украине. То есть полное нарушение законодательства. Полное нарушение той линии, которую ранее заняли Зеленский и Сафранчук, как глава Верховной Рады, отказавшись от запрета церкви. На местном уровне, особенно там, где правят политики от праворадикальной «Свободы» это делается. Это очень печально. А в Москве меня лишь удивила сдержанная позиция патриархии. Это говорит о том, что они сами оказались в шоке. И еще была тяжелая история, когда бежавшие из Украины священники продонбасские начали угрожать священникам УПЦ из Москвы. Тем, что и их денацифицируют. Были прямые угрозы передать информацию о них в ФСБ, чтобы им было плохо при зачистке Киева. Тоже показатель степени распада отношений внутри РПЦ.

 

- Это внутренняя война лишает церковь будущего?

- РПЦ будет существовать в любом случае. Будет ли в ней УПЦ? Сомневаюсь. По итогам войны, скорее всего, УПЦ выйдет из состава. Но часть епархий, приходов, достаточно заметных внутри Украины, возможно перейдут в состав РПЦ. Или организуют экзархат РПЦ в Украине, что тоже возможно из рассматриваемых вариантов. В любом случае, ситуация не будет прежней уже точно. Внутри РФ что может измениться? Абсолютно нереально ждать, что там кто-то скажет громко - «доколе». РПЦ всегда сильна была тем, что она большая. Большая – много опций. Много опций – больше инструментов заинтересовать людей. Зачем раскалываться, что от этого будет хорошего? У старообрядцев 200 приходов всего. Тощие общинки с постоянным уменьшением количества верующих. Бедно и культурно, и интеллектуально, и финансово. Смотрят на ПЦУ. И что там? Та же бедность, поскольку последователей не так много, во всяком случае за пределами Галичины. Высокий уровень идеологизации религии. И поэтому зачем делать что-то свое маленькое? От этого все проиграют. Такая логика духовенства в РПЦ внутри РФ.

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал