Регистрация / Вход



В ОБХОД "СВЕТА МИЛОСТИ"

Печать

 

 

Олег ГЛАГОЛЕВ

 

cerk aksumО тебе, моя Африка, шепотом в небесах говорят Серафимы

Хочется посмотреть на уходящий год через оптику последних заседаний Синода, прошедших 28 и 29 декабря

 

Русская православная Африка

Самая экзотическая новость прошедшего Синода – что 102 клирика из 8 стран Африки попросились в Русскую церковь из-за несогласия служить под омофором Александрийского патриарха, признавшего новообразованную Православную церковь Украины. Теперь их епископом будет глава Патриаршего Экзархата Африки архиепископ Леонид с титулом Клинский, временно управляющий ещё и Ереванско-Армянской епархией. В новом экзархате будет две епархии – Северо-Африканская и Южно-Африканская, объединяющие почти сорок стран. 

Не надо понимать в церковной политике, чтобы дать неутешительный прогноз этому действию Московской патриархии: провал неминуем. Благородный порыв взять ответственность за всё мировое православие должен быть чем-то подкреплён. Я вижу, что у Русской церкви сегодня нет сил, средств, знаний, человеческих ресурсов, чтобы нести православную миссию на целом континенте, переживающем ужасные войны, эпидемии, голод. В России полно беднейших приходов в небольших городках, посёлках и сёлах, где священники едва сводят концы с концами и нет никакой миссии, потому что нет вдохновения на тех, кто живёт рядом, а иногда и на самих себя. Из чьего кармана это будет оплачено, это ведь очень дорогостоящий проект? Из государственного? Из церковной кружки? Заповедь о десятине-то, очень конкретную, у нас не соблюдают ни епископы, ни священники, ни миряне, кроме ничтожного меньшинства. Или достаточно документально африканцев оформить русскими православными и там не появляться – благодатная сила «канонической» юрисдикции всё совершит и без нашего участия? А что станет с богослужебной, аскетической, канонической, административной и прочими православными традициями в Африке, где история христианства в некоторых странах древнее нашей более чем на восемьсот лет?

Давайте трезво посмотрим на происходящие присоединения к нашей юрисдикции отколовшихся в XX веке ветвей русского православия – сначала РПЦЗ, а затем Западноевропейского экзархата. Много ли мы сделали, чтобы Русская церковь стала по-настоящему единой? Срослись эти части некогда единой церкви, разорванной в результате Гражданской войны и эмиграции? Нет, и настоящих не политических, а духовных усилий для подлинного объединения мы не видим. Есть ли общение приходов, миссионеров, катехизаторов, богословов или хоть иерархов РПЦЗ, Западноевропейского экзархата и постсоветской МП? Нет, и главное, не очень заметно стремление это общение начинать. Мы предложили провести выставку о замученной в Равенсбрюке святой преподобномученице Марии Парижской у нас, в Екатеринбургской епархии. Месяц епархиальное руководство думало, наконец написали резолюцию, что не против, но проведут сами. На самом деле это означает, что с огромной вероятностью ничего не произойдёт. Испугались. В музее Екатеринбурга проходила пару месяцев назад выставка о екатеринбургской семье Клепининых, из которой вышел священномученик Дмитрий Клепинин, погибший в Бухенвальде. Был кто-то из представителей епархии на этой выставке? Нет. В Екатеринбурге несколько лет жил католический священник-иезуит Алексей Стричек, участник Сопротивления, учёный-русист, учившийся у выдающегося церковного историка Антона Владимировича Карташёва, последнего обер-прокурора Синода, выпускника нашего Екатеринбургского духовного училища. Из епархии, насколько я знаю от самого отца Алексея, к нему не подходил ни один человек. 

А ведь воссоединение расколотой Русской церкви – разве это не мечта всех русских изгнанников и всех оставшихся на нашей земле исповедников? Разве раскол православной церкви на Украине лечится в Африке и Сирии, а не на Украине и не в России? Я неоднократно писал об этом, но не грех повторить. Та юрисдикция будет благодатной, то есть признанной не каким-то патриархатом, а, простите, Богом и Христом, которая повернётся лицом к людям, а не будет вечно «заносить хвост» правительству и богатым. Та, которая решится молиться на русском языке в храмах, а не делать лукаво вид, что понимает древний церковнославянский. Которая начнёт готовить людей ко крещению – тщательно, качественно, свободно, умно – на деле, а не в отчётах.

 

Миссия

Об этом, кстати, – миссии и катехизации, – на прошедшем Синоде тоже вспомнили не пятнадцатым пунктом, как в недавние времена, что обнадёживает. Правда, цели миссии видятся членам Синода более направленными вовне: Крайний Север, Дальний Восток, зарубежье, на набившую оскомину борьбу с сектами, которая у нас превращена в контр- или антимиссию. Но главная-то миссия должна быть в Москве и других русских городах-миллионниках, хоть и провинцию нельзя ни в коем случае забыть. Верующих во Христа и тем более в Церковь у нас очень мало и среди «простого народа», и среди непростого: я говорю об образованном слое, а не о правительстве и чиновниках, стоящих в храмах на Рождество и Пасху. Тут – как видно из всё более агрессивной внутренней политики и сервильности представителей крупного бизнеса – совершенно ясно, что миссия церкви властям в очередной раз провалилась полностью, что уроки XX века, с жестокостью подтвердившего несоединимость кесарева и Божьего, не усвоены.

Руководителя миссионерского отдела Московской патриархии, митрополита Белгородского Иоанна поблагодарили за понесённые двадцатипятилетние труды и назначили нового руководителя миссионерами РПЦ – игумена Евфимия (Моисеева), клирика Московской епархии. Понимая, что большого числа миссионеров в епархиальных отделах он не отыщет, на Синоде приняли похвальное решение – «считать полезным учреждение Православного миссионерского общества как добровольного содружества священнослужителей и мирян, готовых послужить делу миссии». Две мысли борются в моей голове. Первая – дай Бог! Именно это – «добровольное дружество готовых послужить» – и нужно. Надо молиться об этом. Вторая – это уже было! Осенью 1993 года такие люди нашлись и среди них известнейшие живые и ушедшие: академик Сергей Аверинцев, протоиереи Владимир Воробьев, Дмитрий Смирнов, священники Всеволод Чаплин, Георгий Кочетков, диакон Андрей Кураев, режиссёр Никита Михалков… Теперь Синоду игумен Евфимий должен представить принципы деятельности этого добровольного общества, и тут я бы не открывал Америки, а глянул в проект устава 1993 года. Да, это уже было и провалилось, несомненно благодаря усилиям чекистов, расколовших в очередной раз Русскую церковь в девяностые – сигналом к расколу стала гнуснейшая конференция, цинично названная «Единство церкви». После этого и миссию Русской церкви, и её единство пока восстановить не удаётся. Хотя, подводя итоги года нельзя не вспомнить новое осмысление и отчасти явление этого единства на богословском форуме Свято-Филаретовского института, который собрал в одном зуме на мирную и конструктивную беседу богословов, исследователей. священников и мирян самых разных конфессий и юрисдикций: католиков, евангелистов, представителей Константинопольского патриархата, а также православных из Русской и Украинской церкви Московского патриархата и многих других.

 

Единство и ковид

Про ситуацию с реальным единством церкви моя сестра, искренне любящая православное богослужение, сказала мне: «Если понимать Церковь как тело, то в этом теле в разных точках слишком разная температура – где-то как у трупа, где-то тёплая, где-то доведена до кипения. А самое грустное для меня, что у этого тела как будто нет головы, я не вижу, чтобы все имели “те же мысли, что во Христе Иисусе”».

Эту разобщенность мы знали и раньше, но за два ковидных года она достигла апогея. Людей в храмах стало меньше по весьма сдержанным оценкам патриарха Кирилла на 30%, а те, что остались, не знают не то что происходит в соседнем приходе (этого они и раньше не знали), а о том, куда исчезло от трети до половины прихожан. Кто-то умер от ковида. Но об этом лучше не знать. Подавляющее большинство приходов РПЦ не соблюдает мер. И не собирается. Похоже, патриарху неведомо, что инструкция по антиковидным мерам игнорируется повсеместно, он просит «потерпеть» ещё «неприятное» ношение масок и прочие вызванные пандемией неудобства. Но большинство архиереев, в том числе некоторые члены Синода масок не носят и никаких (!) мер на богослужении не соблюдают. Всех причащают из одной чаши одной лжицей безо всякой обработки.

О чём это свидетельствует? Во-первых, о том, что людей не жалко. Знакомый настоятель из крупного сибирского города, преподаватель сравнительного богословия в местной семинарии, сказал моим друзьям: «Причастие не может переносить инфекцию, а если и умрут – значит, такова воля Божья». А во-вторых, что богословие таинств у нас не православное, а магическое, такой уровень богословия и пастырской заботы о людях не может устраивать ни Россию, ни православную Африку.

 

Печалование

И последнее, но не менее важное. Синод весьма символично проходил в дни суда над признанным иноагентом «Мемориалом». Тут стоит вспомнить о, может, самом большом достижении Русской церкви в этом году – признании Дня памяти жертв советских репрессий 30 октября днём общецерковного поминовения. Церковь откликнулась на многолетнее усилие народной памяти о погибших соотечественниках выразившееся в чтении имён погибших и молитвы о них в разных городах России.

Так вот о «Мемориале»* никто на заседаниях Синода не сказал, а во многом трудам этой организации мы обязаны тем, что знаем имена людей, за которых теперь молимся 30 октября.

Один из самых серьезных духовных и репутационных провалов РПЦ в этом году – устранённость из общественной повестки, которая становится, как видим, всё более напряженной и репрессивной.

Я думаю, почувствуй себя патриарх на минуту наследником печальников земли русской Феодосия Печёрского и митрополита Филиппа (Колычева), выскажись он в пользу православного христианина Юрия Дмитриева, которого осудили на 15 лет самыми простыми словами: «помилуйте, берём на поруки собрата, если по-вашему он и виноват», все совестливые люди России расправили бы плечи, скажи добрые слова наш предстоятель за иноагента «Мемориал» и заступись за получивших большие сроки адептов нехристианской секты Свидетелей Иеговы, наречённых экстремистами – Свет милости Христовой пробьёт тьму. Пока не случилось. 

 

* признан иностранным агентом

 

Илл: православная церковь в парке Северной Стелы Аксума в Эфиопии. Фото: RudiErnst / Shutterstock

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал