Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 1720 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ДИАЛОГИ О "МНОГОИПОСТАСНОСТИ"

Печать

Елена ВЕРБЕНИНА

Дом Русского зарубежья им. А.СолженицынаСвященникам, публицистам, философам, писателям, было предложено четыре основных вопроса, в ходе ответов на которые предполагалось проведение дискуссии:

1. Какие стереотипы связаны с современной Церковью? Что остается за рамками этих стереотипов?

2. В какой мере и как церковная реальность зависит от стереотипов?

3. Опыт преодоления стереотипов

4. В чем значимость опыта протоиерея Александра Шмемана в этом контексте?

* видеозапись

Участники круглого стола были почти единодушны в том, что нынешнему человеку, даже считающему себя глубоко воцерковленным, не хватает духовной грамотности и не всегда служители церкви этот пробел могут разглядеть, чтобы должным образом восполнить.

 

Протоиерей Вячеслав Перевезенцев в своем выступлении говорил о порождении стереотипов: «Человек, только попадающий в Церковь, иногда сознательно, а иногда и вовсе неосознанно отрезает какие-то внешние связи. Становится угрюмым и мрачным. Но нужно понимать, что в церковной истории есть путь аскетический, монашеский со своими особенностями, со своей глубиной, но есть место и другим людям, открытым миру, культуре, у которых свой путь к Богу. Плохо, когда мы говорим, что только одна сторона правильная, а другая – нет. Культура, история, сама мирская жизнь не запрещены Церковью. Необходимо выработать умение видеть и совместить эти разные стороны». Отец Вячеслав отметил, что сама природа Церкви сложна и многообразна, потому что это сама жизнь. В ней нельзя рубить сплеча указующим перстом. «Нам может показаться, что церковная реальность полна проблем и сложностей – и это наше заслуженное представление, имеющее право на существование. Но кто-то Церковь может видеть совсем по-другому. Опасность стереотипов возникает тогда, когда мы свой взгляд, свой опыт считаем единственно возможным, а взгляды других людей не готовы принять. Мне кажется это важно, чтобы Церковь была более осторожной в своих суждениях о тех или иных явлениях. Нужно уметь различать разное, другое, непохожее, стараться это понять и быть предельно честными и открытыми».

В пример отец Вячеслав привел выдержки из дневников Александра Шмемана, где автор не боялся сомнений и говорил: «Я не знаю, прав я или не прав, но для меня важно быть честным». «И таких суждений, – считает священник, – в нашей жизни действительно не хватает».

Публицист Александр Архангельский затронул тему «кризиса молодежи» в Церкви, виной которому – те же когда-то услышанные и принятые за истину стереотипы. «Молодежь не чувствует, что Церковь может ответить на их вопросы, – говорит Александр, – поэтому они воспринимают Церковь извне, как силу, существующую непонятно зачем. Также немало мнений по поводу того, что Церковь – это структура, ориентирующаяся на государство, а не на общество». Такие стереотипы, по мнению писателя-публициста, нужно развенчивать примерами истинного служения и любви. «Студенты – люди достаточно свободолюбивые, ориентированные на участие в жизни России. Если бы они прочитали книгу о. Петра (Кучера) «Господа офицеры» не думаю, что это равнодушие не перешло бы к вражде».

Игумен Петр (Мещеринов) подчеркнул, что сама Церковь не зависит от стереотипов, она зависит от того, что люди носят в себе. «Необходимо общение конкретного священника с конкретными людьми – это единственный путь преодоления всевозможных заблуждений», – считает отец Петр.
Также игумен Петр отметил, что Александр Шмеман тоже не боялся поднять тему церковных стереотипов от которых нужно избавляться. Например, о том, как презирают старые воцерковленные эмигранты новых американцев, приходящих в церковь. «Его опыт простой, это опыт трезвости и радости. Опыт трезвой радости, которая постоянно с тобой».

Также отец Петр затронул острую тему сословности в церковной среде: «Когда говорят, что все народное проникает в Церковь, то нужно и учитывать, что Церковь принимает этот дух, в том числе и негативный. Сословность, ложь и нечеловеколюбие могут цвести пышным цветом на каком-нибудь приходе. Но это не значит, что сама Церковь таковой является. Необходимо Евангелизировать народ, это значит, знать и соблюдать три вещи: противостоять складывающейся сословности, воспитывать христианскую солидарность и уважение к личности. Воспитывать христианский гуманизм. Это задача и Церкви, и культуры. Клерикализм, разделение людей в церкви – неприемлемы. Необходимо противостоять лжи: лжи исторической, патриотической, да и духовной, когда Церковь превращается в сказки и кликушество. Церковь – это сила общественная и нравственная. В Церкви низшие должны жить за счет помощи высших».

Библеист Андрей Десницкий рассказал о своем видении как положительных сторон, так и проблем нынешней Церкви. «Я часто задаю себе вопрос, почему пришел в Церковь? Потому что в ней я однажды увидел смыслы, которых не было в остальном пространстве, – поделился журналист, – все остальное не бросалось в глаза, с этим можно было сосуществовать. Но постепенно от всех минусов нужно избавляться, а скорее, кое-кому меняться кардинально. К примеру, бывают люди, которые спешат все пространство своей жизни обязательно наполнить церковными маркерами, демонстрируя показательно православное поведение, всем видом своим говоря: «Мы церковные, вы – не с нами, вам до нас далеко». И такие люди – бич современности, которым нужно открывать глаза, дабы они не стали экспонатами тех самых стереотипов о которых люди еще сомневающиеся с содроганием рассказывают друг другу.

Этой же проблемы коснулся в своем выступлении Александр Боженов, сотрудник Патриаршего центра развития детей и молодежи при Свято-Даниловом монастыре. «Человеку просто нужно понять, что если он приходит в Церковь – он вовсе не становится инопланетянином. Он остается жить на этой же земле, где можно и нужно жить благочестиво, но не враждебно к миру». Одним из наиболее неприятных из внешних стереотипов Александр считает восприятие народом Церкви, как неким комбинатом ритуальных услуг, а властные структуры довольно часто хотят видеть в Церкви структуру, выполняющую идеологическую функцию. И чтобы не превратиться в эти желаемые для кого-то структуры, необходимо этому противостоять.

Игумен Виталий (Уткин) затронул проблему интеллигентских церковных стереотипов. «Мы говорили сегодня об интеллигентском просвещенческом стереотипе – тьме власти,  но ведь существует такое явление, как власть тьмы». Отец Виталий отметил, что при изучении истории русского религиозного самосознания нужно обращать внимание на русское мистическое сектантство. Он подчеркнул, что такие явление, как хлысты – всегда были внутрицерковными, внутриприходскими явлениями, и эта поврежденность сознания никуда не делась. Такие воззрения, как царебожие, – это инфернальность, которая сдерживалась властью, и которая в отсутствие власти может вырваться наружу. Игумен Виталий возразил против жонглирования словами «сергианство», «организационная машина» и напомнил, что помимо позитивных катакомб 20 века, был опыт негативных катакомб, когда наружу вырвалось все то, что веками было сокрыто в русском религиозном сознании. При безвластии и отсутствии иерархии, сектантские внутриправославные настроения могут возрастать.

По окончании дискуссии, участники круглого стола пришли к мнению, что все, что происходит сейчас в нашей Церкви – это процесс определенной ступени, роста, взросления. Мы должны знать как достоинства, так и свои минусы, чтобы, наконец, прийти к той мудрости, которой учит Церковь с древнейших времен.

 

Источник: Православие и мир 

 

Комментарий RP: Судя даже по краткому репортажу нетрудно заметить, что беседа действительно была интересной. Прежде всего, разными стереотипами восприятия церкви, смешивание которых в большинстве случаев ведет к путанице, когда участники диалога говорят на "разных языках".

Вероятно, в какой-то мере это имело место и на круглом столе, но именно такое "механическое", а не реактивное смешивание и было наиболее ценным результатом мероприятия. Потому что, например, понимаемая протоиереем Вячеславом Перевезенцевым "церковь" - как "сама жизнь", окажется понятием методологическим – то есть, не каким-то исключительным, а всего лишь одним из многих равноценных в ряду воззрений на мир, где упомянутая в цитате из Шмемана честность, оказывается условием высшего порядка, нежели церковность. Но далее речь идет уже о совершенно другой "церкви". Следующий - уже внутрицерковный стереотип, хорошо проиллюстрирован предложением журналиста Александра Архангельского "развенчать" стереотипы восприятия церкви, как извне действующей на мир религиозной организации и структуры, ориентирующейся "на государство, а не на общество". Понятно, что открытие людьми для себя иных аспектов понятия "церковь" способствует внутреннему обогащению, но существующих реалий бытия религиозной организации это не аннулирует.

Мнение игумена Петра (Мещеринова), конечно, ближе всего к позиции Шмемана – с восприятием Церкви, как реальности, зависящей от самой личности. Ближе всего оно, соответственно, и к "интимности", "индивидуалистичности" религиозного восприятия мира вообще. В свете того, игумен совершенно справедливо оговаривается о недопустимости смешивания разных восприятий воедино и предлагает видеть в евангелизации воспитание "христианского гуманизма", что является задачей отчего-то обособленных в данном контексте "церкви" и "культуры". Хотя, от определения им церкви, как силы "общественной и нравственной" остается лишь один шаг до того, чтобы увидеть в этой ее ипостаси одну из сторон Культуры в широком смысле.

Еще один внутрицерковный стереотип оказался озвучен игуменом Виталием (Уткиным), для которого церковь представляется институтом со свойством носителя особого типа религиозности, где все прочее отторгается, как бесспорный негатив. Ясно, что такая позиция напрочь исключает любые "подозрения" на сервильность церкви по отношению к власти, отчасти оправдываемую Архангельским, как лишь один из аспектов более многогранного явления.

Таким образом, у церкви, которая рассматривалась в контексте российской православной традиции, обнаружилось сразу несколько разных, не вызывающих сомнений в своей реальности проявлений. Они, как и все явления, в полной мере содержат свои "плюсы" и "минусы", которые весьма относительны. Поэтому, один из выводов встречи о том, что "нынешнему человеку, даже считающему себя глубоко воцерковленным, не хватает духовной грамотности и не всегда служители церкви этот пробел могут разглядеть, чтобы должным образом восполнить", вероятно, справедлив. Однако, лишь при условии обладания тем, чем полезно "восполнять".

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100