ШПРИЦА НА НИХ НЕТ

Печать

 

 

Александр СОЛДАТОВ

 

antivaxПочему среди православных нарастают страхи вакцин и QR-кодов, а патриархия не может четко сформулировать свою позицию?

 

Эсхатологическая паника

Госдума приступает к рассмотрению резонансных законов о тотальном введении QR-кодов в России. Сейчас они проходят стадию обсуждения в региональных парламентах. На этом фоне заметно растут протестные настроения, и во многом идеологию этого протеста формируют православные — иерархи, священники и простые миряне, которые опираются на богатую традицию сопротивления техническим новшествам в контексте пророчеств Апокалипсиса. К тому же, в опубликованных проектах законов религиозные объекты не исключаются из перечня мест, для доступа в которые потребуются QR-коды. И вот, например, в лавке у Вознесенского собора Твери весь ноябрь против законов собирали подписи, которых якобы набралось несколько тысяч. Они переданы в заксобрание области…

Лютеранский епископ, служащий в Подмосковье, и профессиональный политолог Игорь Князев связывает недовольство верующих QR-кодами с высоким уровнем эсхатологических ожиданий, нагнетаемых российской пропагандой. «А конец света не предусматривает заботы о продолжении нормального течения жизни, — говорит он. — Когда телевидение постоянно разоблачает всемирный заговор, говорит о неизбежности войны, то растут социальный пессимизм и ожидание вселенской катастрофы. А Россия — страна атеистическая, большинство, называющее себя православными, исповедует разного рода суеверия, повышающие восприимчивость к идеям наступившего конца мира. В России этим охвачены десятки миллионов людей».

…В московской гостинице «Измайлово», в официально арендованном большом зале, без соблюдения каких-либо противоковидных мер, под лозунгом «Остановим цифрофашизм!» 21 ноября состоялся многолюдный Собор православных мирян. Это неформальное объединение насчитывает несколько тысяч последователей и имеет отделения в субъектах РФ. Собор не противопоставляет себя РПЦ и взаимодействует с «людьми из окружения патріарха», пытаясь участвовать в большой церковной политике. У него нет регистрации, но в состав Собора входят официальные общественные организации — например, отделения «Народного Собора» или общество «Много деток — хорошо». Вел Собор православный общественник, многолетний помощник депутата Милонова Анатолий Артюх, а в числе выступавших были рок-музыкант Константин Кинчев (заочно) и популярные среди антиваксеров доктора медицинских наук Александр Редько и Владислав Шафалинов.

«Провокация гражданской войны… Дискриминация здоровых людей… Глобальный цифровой фашизм» — самые мягкие обвинения, которые предъявили соборяне власти. Артюх связал ковидные процессы с обострением борьбы за патриарший престол в РПЦ, по сути, призвав защитить Кирилла от митрополитов Тихона и Илариона (об их позиции подробнее — ниже). Артюх объяснил отказ патриарха от проведения в конце ноября Архиерейского собора реальной опасностью смещения Кирилла. «Лучшим иерархом РПЦ» соборяне признали Киевского митрополита Онуфрия (Березовского), который полностью устранился от кампании по вакцинации, а саму эпидемию назвали «биологическим оружием».

Они осудили учение (вообще-то, официально принятое синодом РПЦ) о том, что через иконы и крест может передаваться вирус, а причастие, принимаемое после стерилизации лжицы, признали кощунственным.

 

Антиглобалисты на службе РПЦ

Страхи, связанные с вакцинацией и QR-кодами, нашли в РПЦ хорошо удобренную почву. Еще в 90-е протестные настроения в этой церкви канализировались в стихийное, но очень популярное движение против ИНН. На эту тему принимались двусмысленные определения синода и проводились научно-богословские конференции, а храмы украшали целые стенды под броскими заголовками типа «ИНН — печать Антихриста!» В начале «нулевых» к первоначальному движению добавился новый мотив — штрих-коды и чипы (электронно считываемые элементы) в паспортах. Нехитрая аргументация идеологов движения убеждала доверчивых православных: ИНН заменяет цифрами имя, данное человеку при крещении, штрих-коды содержат три полоски, в которых зашифрованы три шестерки (апокалиптическое «число зверя»!), а невидимый чип лишает нас контроля над личными данными и позволяет тайным силам следить за каждым шагом. Синод при Алексии II, с одной стороны, урезонивал паству, призывая «хранить трезвомыслие», а с другой — требовал от властей «уважать чувства верующих» и не навязывать цифровизацию.

Очень популярной в РПЦ лет 15–20 назад стала тема бегства — из городов в села, из мира в монастырь, из интернета в реал.

Иногда бегство приобретало радикальные формы — более полугода в земляных пещерах в Пензенской области просидели последователи о. Сергия (Кузнецова), «пензенские сидельцы».

В самом центре Москвы, напротив храма Христа Спасителя, бастионом антиглобалистов стал храм св. Николы на Берсеневке, с которым власти безрезультатно судились из-за отказа принять ИНН и ОГРН. А осужденный 30 ноября этого года к 3,5 года лишения свободы среднеуральский схиигумен Сергий (Романов) лет 20 произносил проповеди «против номеров». Постепенно такие православные движения сблизились и отчасти переплелись с обществами «граждан СССР» (подобное общество в Краснодаре признано судом экстремистским), также отказывающихся от документов «с чипами». Правоохранительные органы стали обнаруживать, что паспорта некоторых монашествующих и радикально настроенных мирян утратили способность считываться электронными устройствами.

Православные открыли способ «обезвредить» чип, облучив паспорт в микроволновке.

Официальная позиция РПЦ по этим вопросам была сформулирована в последние годы патриаршества Алексия II Синодальной богословской комиссией. Ее главный довод: нельзя человека подчинить антихристу «механически», без «сознательной измены Христу», следовательно ИНН и штрих-коды — не печать антихриста. В этом же духе высказался чтимый «старец» Иоанн (Крестьянкин), которого в Псково-Печорском монастыре посещал Путин. Тем не менее никого отлучать или как-то наказывать за проповеди против ИНН и цифровизации синод не стал.

Создается ощущение, что руками православных «антиглобалистов» церковное руководство сопротивляется попыткам сделать финансовую систему РПЦ более прозрачной. Ведь в храмах нет кассовых аппаратов, плата за требы и прочие церковные «гонорары» почти никак не оформляются, и налоги с них почти не уплачиваются. Чем больше «цифры», тем меньше пространства для финансовой непрозрачности. И вот, выступая против «карточек», патриарх Кирилл патетически восклицает: «А если вдруг в какой-то момент исторического развития доступ к этим карточкам будет открываться в ответ на вашу лояльность?». Конечно, церковь не может допустить такого попрания прав человека!

 

Вакцинные митрополиты

Практически с самого начала пандемии церковно-медийное поле захватили два влиятельнейших митрополита, считающихся основными кандидатами на патриаршество после Кирилла. Находящийся в Москве митрополит Иларион (Алфеев) вещает через федеральный канал «Россия 24» и обращается преимущественно к чиновникам либо малоцерковной аудитории. А переехавший с Лубянки во Псков митрополит Тихон (Шевкунов) апеллирует к «глубинному» церковному народу, пытаясь «напрямую» работать со страхами и недовольством, циркулирующими в этой среде. Показательно в этом плане его свежее «вирусное» видео, на котором он прерывает торжественную проповедь, чтобы строго выговорить какую-то монахиню, посмевшую войти в храм без маски.

В свойственном ему харизматическом духе, Тихон взял на себя «личную ответственность» за каждую прививку, возглавив прививочную кампанию в своей епархии и Псково-Печорском монастыре.

Иларион лично ничего такого не возглавляет, но предупреждает антиваксеров, что грех гибели зараженных ими людей «придется отмаливать всю жизнь». Жесткости митрополита не выдержала даже администрация Instagram, которая минувшим летом заблокировала его аккаунт за враждебную риторику в адрес непривившихся. Разумеется, сегодня Иларион — горячий сторонник QR-кодизации, утверждая, что нужны самые крайние меры, когда страна теряет «целый полк» ежедневно.

 

Патриаршие антиваксеры

Сегодня позиция патриарха выглядит невыразительно. Уйдя в длительную (с октября прошлого года) самоизоляцию, которую он покидает крайне редко, Кирилл вроде бы поддерживает вакцинацию и даже как будто сам вакцинировался (соответствующие фото не публиковались), но в реальности мало влияет на информационную повестку. А вот «правозащитный центр» возглавляемого патриархом Всемирного русского народного собора (не путать с Собором православных мирян!) в прошлом году сделал реверанс в сторону антиваксеров, попросив генпрокурора и главу СК провести расследование причастности фонда Билла и Мелинды Гейтс к пандемии. Якобы этот фонд активно финансирует разработку вакцин. Значит, является «выгодоприобретателем» от всемирной вакцинации.

Близкий к РПЦ кинорежиссер Никита Михалков в одном из выпусков своей программы «Бесогон» пугал аудиторию, что через вакцинацию в тело человека может внедряться пресловутый «микрочип». Российское телевидение не допустило этот выпуск в эфир, но в интернете он набрал сотни тысяч просмотров.

На сторону Михалкова встал бывший пресс-секретарь патриарха, православный писатель о. Владимир Вигилянский, а протоиерей Андрей Ткачев, которого патриарх называет своим «любимым проповідником», пугал зрителей телеканала «Спас» все теми же чипами, коварным Биллом Гейтсом и технологией 5G. Правда, это было год назад, сейчас видео удалено, и о. Андрей, как ни в чем ни бывало вещает на том же канале, что прививка менее опасна, чем укол ботокса.

В официальный дискурс РПЦ (на уровне епископата) мифологию с Биллом Гейтсом и технологиями 5G ввел в мае прошлого года епископ Бельцкий и Фалештский Маркелл (Михэеску). Спустя год патриарх наградил его саном архиепископа. Маркелл не благословил своей пастве прививаться, потому что «вместо вакцины людям вживляют чип».

Вскоре эту позицию повторил в своем официальном заявлении синод Молдавской митрополии Московского патриархата.

На сторону антиваксеров этим летом встал — ни больше, ни меньше — викарий патриарха Кирилла, наместник Соловецкого монастыря епископ Порфирий. По его словам, вакцины от ковида разработаны в рекордные сроки, поэтому мы слабо представляем их действие, и есть опасность, что они будут «редактировать геном человека» и, значит, «повредят образ Божий в человеке».

По требованию патриархии, проповедь была удалена из интернета, но наказания епископ не понес.

Более того, его опасения дали повод официальному спикеру патриарха Владимиру Легойде наконец сформулировать позицию РПЦ: «Прививаться или нет — личное свободное решение каждого человека», оно никак не связано с «религиозными мотивами».

Тем не менее люди типа Маркелла и Порфирия более убедительны для «глубинной» паствы РПЦ, чем патриархийный официоз. Движение «Сорок сороков», в прошлом прославившееся борьбой с москвичами за храмы в скверах и парках, а теперь обеспечивающее порядок на патриарших богослужениях, запустило кампанию «против обязательной вакцинации экспериментальными препаратами» и готовит соответствующие иски в суд. «Экспериментом, от которого люди могут умирать», называет вакцину митрополит Рязанский Марк (Головков) (в прошлом заместитель Кирилла в Отделе внешних церковных связей), а в Екатеринбурге на «царские дни» этого года (16–17 июля) два митрополита и два епископа РПЦ возглавили многотысячный крестный ход, хотя губернатор настойчиво просил этого не делать (на «царские дни» как раз съезжаются православные антиваксеры и антиглобалисты).

 

«Рука Запада» и энергия протеста

Несмотря на чистую убежденность православных антиваксеров, что они стоят за Русь святую и против антихристова Запада, основные нарративы их учения пришли именно оттуда. По данным «Би-би-си», одну из первых как бы научных публикаций о связи коронавируса с технологиями 5G сделал бельгийский доктор Крис ван Керкховен, после чего по Европе прокатилась волна поджогов вышек для оборудования связи нового поколения (например, в Бирмингеме и Ливерпуле).

Как пояснила «Новой» доктор филологических наук, культуролог Елена Волкова, антиваксерское движение в России — результат «эффекта переноса: люди переносят свои страхи с государства на вакцину, поскольку не доверяют государству, которое эту вакцину одобрило и навязывает».

Таким образом социальный протест, который опасно высказывать открыто, подменяется как бы медицинским и приобретает черты массового психоза. «В церкви, — продолжает Волкова, — эти процессы обволакиваются традиционным недоверием к современной науке, которую демонизируют. Это характерная черта архаичного массового религиозного сознания». Правозащитная проблема, связанная с QR-кодами, по мнению ученой, кроется не в технологии, а в специфике нынешних российских властей, которые «используют любые катаклизмы для усиления контроля над обществом».

В общем, по этой же причине (хотя не высказываемой столь прямо) официальная РПЦ пока не готова «топить» за QR-коды. По словам и.о. пресс-секретаря патриарха Легойды, вакцинация и введение QR-кодов — «две очень разных темы… Введение и использование QR-кодов относится к сфере реализации прав человека, например, на свободу передвижения, на тайну личной жизни и т.д.». Его коллега, замуправделами патриархии епископ Савва (Тутунов), настроен еще более «правозащитно».

«QR-код, — пишет он в своем телеграм-канале, — технология поголовного контроля и возможности всеобъемлющих ограничений… [Она] позволяет в перспективе собирать большие данные о буквально каждом шаге человека, … расширяет возможности для навязывания людям поведения или запрета им тех или иных действий».

«Третий путь», призванный помирить православных антиваксеров и сторонников вакцинации «под портретом вождя», предлагает «Ассоциация православных экспертов» РПЦ, знаменитая прямолинейностью своих формулировок.

«Пока у власти Путин, — успокаивает «Ассоциация», — это все лишь черные квадратики. Но если Путин и силовики падут, то QR-коды станут антихристовым глобалистским орудием нашего подавления».

 

Грузины и греки

А что говорят православные за пределами РФ? Некоторые поместные церкви сформировали более внятную позицию, нежели РПЦ. С резкой критикой «принудительной вакцинации» выступила в самом конце ноября Грузинская патриархия. Ее аргументация чисто правозащитная: «У каждого должна быть свобода выбора и это нерушимое право, данное Всевышним». Несколько месяцев назад, в ответ на требование властей, синод в Тбилиси не взял на себя ответственность в отношении пропаганды вакцинации против коронавируса и опроверг слухи о намерении католикоса-патриарха всея Грузии Илии II вакцинироваться. При этом патриархия осуждает клириков, которые проповедуют против вакцинации.

В отличие от своего грузинского собрата, первый по чести в мировом православии Константинопольский патриарх Варфоломей, наоборот, привился перед камерами, а глава Кипрской архиепископии, имеющей государственный статус в Республике Кипр, Хризостом заявил, что не желает пускать на заседания синода иерархов, которые не привились от коронавируса.

Дальше всех пошла Элладская архиепископия — государственная церковь Греции. 28 ноября ее представитель — митрополит Павел (Апостолидис) — призвал власти страны прекратить платить зарплаты непривившимся священникам и направить сэкономленные средства медикам. Государственная зарплата клириков в Греции составляет от 678 до 2600 евро в месяц.

 

Насколько страшен омикрон?

Ученые опасаются, что недавно обнаруженная версия коронавируса может нести человечеству новые проблемы. Объясняет молекулярный биолог Ирина Якутенко

 

***

Облеченная в религиозные ризы православная антиваксерская кампания имеет социально-политическую природу. И хотя церковное руководство всячески демонстрирует свою лояльность Кремлю, считаясь важной «скрепой» режима, «глубинный» церковный народ, к которому принадлежат и многие иерархи РПЦ, настолько этому режиму не доверяет, что готов рисковать жизнью и здоровьем, лишь бы не исполнять «преступный приказ». А таковым без разбору считаются любые, даже благие, распоряжения власти в сфере внутренней политики.

 

Илл: Церемония прощания с митрополитом Казанским и Татарстанским Феофаном, фото РИАН

 

Источник