Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 169 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



В ДЕЛЕ "О ВЕРЕ" ВИДНЫ ПРИЗНАКИ ЗАКАЗА

Печать

...В очередной, 7-ой день судебного заседания по уголовному делу в отношении Александра Калистратова, продолжалось заслушивание в  суде свидетелей со стороны защиты.

Первой допрошенной оказалась верующая, сообщившая о том, что присоединилась к религиозной организации Свидетелем Иеговы в 1998 году. Именно тогда она начала регулярно посещать богослужебные встречи, поскольку испытывала симпатию к отзывчивости и доброжелательности людей, которые уважают законы государства, соотечественников и буквально на глазах меняются в лучшую сторону: перестают злоупотреблять спиртным, а затем и вовсе оставляют это дело, с пониманием и сочувствием относятся к наркозависимым больным, но с отвращением к самим наркотикам.

Свидетельница сообщила, что с Александром Калистратовым она познакомилась значительно позднее, рассказала о том, что в ее семье вероисповедания Свидетелей Иеговы придерживаются лишь она и ее мама. Отец и брат не являются последователями ее веры, но отношения в семье очень хорошие и прочные. "У меня крепкая и дружная семья. Я люблю своих родителей и брата,— говорила девушка, - Папе нравится мой образ жизни и он гордится тем, что я Свидетель Иеговы". Впрочем, в семьях, где их члены достаточно воспитаны и моральны для того, чтобы уважать право верующего родственника на свободу вероисповедания, раздоров на религиозной почве не бывает. Подобное можно наблюдать в России во многих семьях, где люди придарживаются разных мировоззрений, в том числе и Свидетелей Иеговы. Поэтому не удивительно, что и пример приведенный свидетельницей в данном случае стал еще одним аргументом, который подтверждает лживость мифов о разрушении семей верующими этой конфессии.

Когда свидетельницу спросили, как она относится к представителям других конфессий, то ею прежде были процитированы слова Иисуса: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга; По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою". Пояснив, что она воспринимает эту заповедь, как руководство в жизни, свидетельница предложила тем кто ее слушал подумать, может ли она, будучи верующей и верящей Христу, относиться к людям по-другому? Далее добавила, что несмотря на случаи столкновения с грубостью посторонних – в том числе, и служителей православной церкви, благодаря своей вере она научилась преодолевать обидчивость, и относится к подобным людям спокойно, как к ошибающимся, уважая в них человека, как образ и подобие Бога.

Отвечая на вопросы, свидетельница сообщила, что во время проведения богослужебных встреч Калистратов всегда отличался особой тактичностью и доброжелательностью, стремясь побуждать слушающих к уважению к другим людям, независимо от уровня их интеллекта и принадлежности к религии или неверию, что является сутью учения Иисуса Христа.  Кроме того, как и другие, она сочла нелишним пояснить суду, что Калистратов не является "лидером" среди Свидетелей Иеговы в Горно-Алтайске, где все верующие их религиозной организации абсолютно равны.

На вопрос о том, знает ли она что детское издание «Моя книга библейских рассказов» признана «экстремистской», свидетельница ответила: «Да, и это меня очень сильно удивляет. После каждого вывода эксперта, мне становилось всё более непонятно, на каком основании они так считают. Меня искренне удивили их выводы». Такое же недоумение она высказывала и в отношении других религиозных публикаций Свидетелей Иеговы. Для примера она процитировала следующую выдержку из брошюры «Что требует Бог?», которую признали «экстремисткой» на основании выводов экспертов: «Люди поклоняются многому. Но в Библии говорится, что есть лишь один истинный Бог». Затем девушка недоуменно отметила: «Я не понимаю как из этой фразы можно прийти к выводу, что "проводятся сравнения, невыгодно преподносящие религии, отличные от учения Свидетелей Иеговы". Затем добавила: "Мне не понятно еще, почему Свидетелей Иеговы судят за то, что они считают свою религию истинной? Почему православному человеку или католику, или иудею можно считать свою религию истинной, а Свидетелю Иеговы нельзя? Почему такая избирательность?"

Во время допроса она сообщила, что, рассказывая другим о Библии, она лично слышала много слов благодарности в ее адрес за эту деятельность. Она сама убедилась в пользе публикаций Свидетелей Иеговы, которые она начала читать в юности. Так, например, книга "Вопросы молодежи" в школьные годы помогала ей хорошо учиться. С помощью этой же книги ей случилось помочь своей однокласснице наладить общение с родителями. По ее словам, на следующий же день после того, как она поделилась книгой с однокашницей, та пришла вместе с мамой к ней домой и они обе благодарили за книгу. Кроме того, материалы из публикаций Свидетелей Иеговы помогали ей самой правильно организоваться в подготовке докладов и рефератов во время учёбы, за что она получала высокие отметки.

Поскольку обвинение опиралось на "психолого-лингвистическую религиоведческую экспертизу", выполненную сотрудниками Кемеровского государственного университета (Л. Араевой, М. Яницким, М. Осадчим), в качестве основания для уголовного преследования Калистратова, то сторона защиты ходатайствовала о допросе в суде специалиста в области лингвистики. Прокурор категорически возражал, но судья после 10-минутного перерыва, использованного для принятия решения, удовлетворила данное ходатайство.

Нельзя не отметить, что в ходе судебного процесса буквально на каждом заседании многими указывалось на псевдонаучный характер экспертизы.. Те, кто хорошо знаком с религиозными текстами Свидетелей, заявляли о своем несогласии с выводами экспертов. В данном случае, в качестве специалиста в суде была допрошена профессиональный лингвист Нина Обелюнас.

Эксперт рассказала о том, как должна быть организована и в какой форме обазана проводиться лингвистическая экспертиза, перечислила суду условия, которым обязаны отвечать эксперты при их отборе. Она подробно перечислила и прокомментировала каждый из существующих методов научно-лингвистического исследования. Так, в частности, она отметила недопустимость при лингвистической экспертизе таких идеологически окрашенных выводов, основанных на личных убеждениях эксперта-лингвиста, как, например, "направленности текста на разжигание вражды и ненависти". Продолжая ознакомление суда с особенностями экспертных технологий она рассказала об обязательном наличии в экспертизе контекстуального подхода (установления обстоятельств и особенностей смысловой композиции текста /контекст/, без чего невозможно установить жанр текста, его смысловую направленность), о невозможности для лингвиста делать выводы о противоречии каких-либо вероучений друг другу, что относится к компетенции религиоведения, , а также о невозможности специалиста в области лингвистики давать заключение о принадлежности категорий граждан к определённым социальным группам, так как это прерогатива социологии.

После судебного перерыва на обед лингвист Обелюнас приступила к исследованию экспертизы, имеющейся в материалах дела. При этом, ею были отмечены: - изначально некорректные формулировки вопросов, поставленных перед экспертом-лингвистом, что было обязано неизбежно повлиять на степень достоверности выводов; - полное отсутствие в присоединенной к делу экспертизе контекстуального метода, что ставит под серьезное сомнение объективность её выводов. "Лингвист, проводивший экспертизу, вышел за рамки своей компетенции",— заключила Обелюнас. Кроме того, в документе, ставшем основанием уголовного дела, по мнению лингвиста, отсутствуют научные обоснования, а в заключении не дается ни одного ответа на вопросы, сформулированные судом по каждой из публикаций. Анализируя данную экспертизу, лингвист сделала вывод о том, что выводы субъективны и не аргументированы.

Таким образом, допрос первого же специалиста в судебном заседании стал первым профессиональным подтверждением факта ненаучности экспертизы Кемеровского государственного университета, положенной в основу обвинительного заключения. Интересно, что на основании этой же экспертизы были признаны «экстремистскими» 18 религиозных публикаций  Свидетелей Иеговы. Эти обстоятельства, вкупе с показаниями свидетелей со стороны обвинения и защиты, дают основания для предположений о заведомо неправомочном возбуждении уголовного дела по обвинению верующего в совершении преступления. Подобное оказывается возможным лишь в результате юридической некомпетентности, либо заведомо преступных намерений инициаторов таких актов. Опасная перспектива такого рода "недоразумений" видится в том, что они могут стать "детонатором последующих нарушений прав человека в России".  Именно так деликатно сформулировал ранее представитель Уполномоченного по правам человека в РФ Михаил Одинцов известное всем россиянам понятие "п р о и з в о л".

 

ReligioPolis

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100