Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 192 гостей и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРАДИЦИЯ ПОДАВЛЕНИЯ СВОБОДЫ МЫСЛИ

Печать

Айдар СУЛТАНОВ

продолжение - ч.1, ч.2, ч.3ч.4, ч.5, ч.6

...Эссе  о судебных процессах ограничения свободы выражения мнений и свободы совести, уроках истории и европейских стандартах.

 

 

6.4. Уроки Европейского Суда по правам человека.

 

Настанет день, когда ты, Франция, ты, Россия, ты, Италия, ты, Англия, ты, Германия – все вы, все нации и континенты, не утрачивая ваших отличительных черт и вашего великолепного своеобразия, все неразрывно сольетесь в некоем высшем единстве и образуете европейское братство… Настанет день, когда единственным полем битвы будут рынки, открытые для торговли, и умы, открытые для идей…»

Виктор Гюго Речь на открытии конгресса мира в Париже 1849 г.

 

7 мая 1992 г. Россия еще до принятия Конституции направила заявку о вступлении в Совет Европы. Проект Конституция РФ разрабатывался с учетом будущего участия в Совете Европы и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Проекту Конституции РФ в 1993 году были посвящены три пленарных заседания Европейской комиссии за демократию через право» (Венецианской комиссии Совета Европы[i] и не удивительно, что многие положения Конституции РФ совпадают с положениями международных договоров, к которым Россия была намерена присоединиться.  При обсуждении проекта  федерального закона о присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы официальный представитель Президента Российской Федерации, первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, председатель Межведомственной комиссии по подготовке к вступлению Российской Федерации в Совет Европы И.С. Иванов отметил, что «целая глава российской Конституции о правах и свободах человека и гражданина составлена на основе именно Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод»[ii].

Вступив в Совет Европы, подписав и ратифицировав Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция), Россия взяла на себя не только обязательство по защите прав и свобод человека, гарантируемых Конвенцией, но и признала обязательность толкований Европейского Суда по правам человека (ст.1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" и п. 32 Конвенции в редакции Протокола №11).

Конституционно-правовое толкование Конвенции и Постановлений ЕСПЧ было дано в  пункте 2.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П [iii]:

«… Конвенция о защите прав человека и основных свобод, решения Европейского Суда по правам человека - в той части, в какой ими, исходя из общепризнанных принципов и норм международного права, дается толкование содержания закрепленных в Конвенции прав и свобод, включая право на доступ к суду и справедливое правосудие, - являются составной частью российской правовой системы, а потому должны учитываться федеральным законодателем при регулировании общественных отношений и правоприменительными органами при применении соответствующих норм права».

Учитывая, что права и свободы человека являются непосредственно действующими ( ст.18 Конституции РФ), то толкования ЕСПЧ являются средством лучшего понимания того, как правильно защищать права и свободы человека. Знание практики ЕСПЧ позволяет прогнозировать последствия того или иного вмешательства в права и свободы человека.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2010 года №4-П усилил ранее выработанные подходы к значению правовых позиций, содержащихся в постановлениях ЕСПЧ, указав, что содержание конституционных прав и свобод следует определять во взаимосвязи с корреспондирующими им положениями Конвенции[iv].

Что порождает обязанность всех правоприменителей учитывать правовые позиции ЕСПЧ. Надо отметить, что ЕСПЧ уже имеет обширную практику в области защиты свободы выражения мнений[v]. Из Постановления в Постановления ЕСПЧ «напоминает, что свобода выражения мнения составляет одну из основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса. С учетом положений пункта 2 статьи 10 она распространяется не только на "информацию" или "идеи", которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно "демократическое общество" (см. Постановление Европейского Суда от 7 декабря 1976 г. по делу "Хэндисайд против Соединенного Королевства" (Handyside v. United Kingdom), Series A, N 24, § 49; и Постановление Европейского Суда от 23 сентября 1994 г. по делу "Йерсильд против Дании" (Jersild v. Denmark), Series A, N 298, § 37)»[vi].

Статья 10 Конвенции защищает, в том числе, особый, критический взгляд члена религиозной организации, на борьбу и злоупотребления властей в отношении религиозных сект (Постановление ЕСПЧ по делу «Патюрель против Франции» от 22.03.2006[vii]).

Но Конвенция не защищает призывов к насилию, в качестве примера подтверждения этого утверждения приведем одно из дел рассмотренных ЕСПЧ.

 

 

6.4.1 Урок ЕСПЧ – дело о нарушении свободы совести - «97 членов Глданской общины религиозной организации «Свидетели Иеговы» и четверо других заявителей против Грузии».

 

Конвенция, как разъяснил ЕСПЧ, возлагает позитивные обязательства на государства по защите от возбуждения   религиозной   ненависти   с   использованием   средств   массовой   информации   и   осуществлением  насильственных действий на религиозной почве. Наиболее подходящим примером такого толкования может явиться Постановление ЕСПЧ по делу «97 членов Глданской общины религиозной организации «Свидетели Иеговы» и четверо других заявителей против Грузии» от 2 мая 2007[viii].

По данному делу заявители жаловались на то, что экстремисты из числа православных верующих под предводительством, лишенного сана священника учинили погром собрания иеговистов, избивали и всячески их унижали, сжигали принадлежащую им литературу. При этом как утверждают заявители, в связи с актами насилия и вандализма в отношении иеговистов правоохранительные органы проявили пассивность и практически потворствовали погромщикам; не было проведено эффективного расследования по жалобам потерпевших, и нападавшие не были привлечены к ответственности, то есть государство не приняло мер, чтобы предупредить акты насилия на религиозной почве и наказать виновных. В постановлении ЕСПЧ было отмечено, что «Одному  из  заявителей   полицейский  сказал,  что  он  «еще  и не то бы устроил» свидетелям   Иеговы.   Один  из  участников  нападения  производил  видеосъемку.   Запись,   на   которой   можно   было   опознать   ряд  нападавших,   транслировалась   государственным   телеканалом,   их   имена  были   сообщены   властям   потерпевшими».   Но в дальнейшем надлежащего расследования так и не было произведено. В данном деле ЕСПЧ установил не только нарушение ст. 3 Конвенции, но и ст. 9 Конвенции. По   поводу   соблюдения  требований  Статьи  9  Конвенции.  На   заявителей  было  совершено  нападение,  они были унижены и жестоко   избиты  по  мотиву  их  религиозных  убеждений. Нападавшие отобрали  религиозную  литературу  заявителей  и  сожгли  ее у них на глазах.  Одному   из   заявителей  обрили  голову  в  качестве  религиозного   наказания.    В   дальнейшем   заявители   столкнулись   с   полным   безразличием  и  бездеятельностью  со  стороны  властей, которые не   предприняли   каких-либо   мер   по   их   жалобам   вследствие  их   принадлежности  к  религиозной  общине,  воспринимаемой  как угроза   православной   церкви.   Будучи  лишены  средств  правовой  защиты,  заявители  не  могли  добиться  реализации  своих  прав  на свободу религии в судах страны. Поскольку нападение представляло собой   первый акт широкомасштабной агрессии против членов религиозного   сообщества  свидетелей Иеговы, небрежность со стороны властей   способствовала  распространению  насилия  по религиозным мотивам со   стороны  той  же  группы  по всей Грузии, что заставляло заявителей   бояться  нового  нападения на последующих религиозных мероприятиях.   В  данных  обстоятельствах  власти  не  выполнили  свою обязанность принять   необходимые  меры  для  обеспечения  того, чтобы группа радикально настроенных приверженцев православия терпимо относилась к религиозной общине заявителей и позволяла им свободно    осуществлять право на свободу религии. 

В данном деле ЕСПЧ установил также факт дискриминации ( нарушение ст. 14 Конвенции, взятой вместе с ст. 3 и ст. 9 ) поскольку отказ полиции своевременно вмешаться был в значительной степени обусловлен   религиозными убеждениями заявителей.  Комментарии и позиция должностных лиц,  получивших сообщение   о   нападении   или   впоследствии   назначенных  вести  расследование,  были  несовместимы с принципом равенства всех перед законом.  Государство-ответчик позволило зачинщику нападений    и    далее    возбуждать   религиозную   ненависть   с   использованием   средств   массовой   информации   и   осуществлять   насильственные   действия   в  сопровождении  сторонников,  дав  им   основания  полагать, что они пользуются неофициальной поддержкой со стороны  властей.

Основной урок данного дела заключается в том, что власти стран-участниц Конвенции, а не только Грузии, обязаны   принимать   необходимые  меры  для  обеспечения  того, чтобы группа радикально настроенных приверженцев той или иной религии терпимо относилась к другим религиозным общинам и не препятствовала  им в  свободном осуществлении право на свободу религии. 

 

Окончание следует…

 



[i]  Об экспертизе в Европейской комиссии за демократию через право (Веницианской комиссии Совета Европы) проекта и текста Конституции РФ можно прочитать в Справочном томе (т.21) «Конституционное Совещание. Стенограммы, материалы, документы». М. 1996. С. 81-100

[ii] Стенограмма заседания Государственной Думы РФ 21 февраля 1996 года, на котором обсуждался  проект федерального закона о присоединении Российской Федерации «О проекте федерального закона о присоединении Российской Федерации к Уставу Совета Европы».

[iii] Постановление Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан"

[iv]Голубок С.А. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации: начало петербургского периода и несколько слов в защиту периода московского // Сравнительное конституционное обозрение. 2009. №6(73). С. 156; Голубок С.А. Постановление Конституционного Суда России от 26 февраля 2010 г. № 4-П: есть ли суд после Суда?// Сравнительное конституционное обозрение. 2010. №3(76). С.162.

[v] Более подробно о практике ЕСПЧ по ст. 10 Конвенции см. Стандарты Европейского Суд по правам человека и российская правоприменительная практика. Под ред. Воскобитовой М.Р. М.2005. С. 364-420; Свобода выражения мнения в правовых позициях Европейского Суд по правам человека. Под ред. Берестнева.Ю.Ю. М. 2004. Том 1, 2;  Комментарий к Конвенции о защите прав и основных свобод человека и практике ее применения. под ред.Туманова В.А., Энтина Л.М. М.2002. С.164-186; Мигеле де Сальвиа Прецеденты Европейского Суда по правам человека. СПб. 2004. С.619-687; Кучин М.В. Прецедентное право Европейского Суда по правам человека. Екатеринбург. 2004. С. 307-352; Нешатаева Т. Н. Уроки судебной практики о правах человека: европейский и российский опыт. М. 2007. С. 147-155; Круг П., Свонн П. Статья 10 Европейской Конвенции по правам человека в прецедентом праве Европейского Суда по правам человека. URL: http://www.medialaw.ru/article10/5/6.htm  (дата обращения 15.08.2010); см. также  и другие статьи на сайте Института проблем информационного права: Поляков Ю.А. Европейский процесс и средства информацииБрагина А. “Статья 10”; Коливер С. Сравнительный анализ законодательства о прессе в европейских и других демократических государствах ; Жан-Поль Косто Свобода выражения мненияОсновные международные нормы, относящиеся к свободе выражения мнений ; Свобода выражения своего мнения и информации: Статья 10 Статья 10 Европейской Конвенции о правах человека (как ее трактует Европейская Комиссия по правам человека) доступных в сети Интернет по адресу URL:  http://www.medialaw.ru/article10/5/index.htm (дата обращения 15.08.2010); а также на сайте Центра Защиты Прав СМИ URL: http://www.mmdc.ru/european-court/map  (дата обращения 15.08.2010).

[vi] Цит. по п.35 Постановления ЕСПЧ от 8 октября 2009 г. по делу "Романенко и другие (Romanenko and Others) против Российской Федерации" (жалоба N 11751/03)

[vii] Цит. по книге Маранов Р.В. Практика Европейского Суда по правам человека по делам о свободе совести. М.2009. С.134.

[viii] Перевод Постановления ЕСПЧ по делу «97 членов Глданской общины религиозной организации «Свидетели Иеговы» и четверо других заявителей против Грузии» от 2 мая 2007 на русский язык опубликован  в журнале Права человека. Практика Европейского Суда по правам человека. №9-10, 2008; см также Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2007 год. под  ред.: Берестнев Ю.Ю., Руднев В.Н. М.2009. С. 66-68, 209.

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100