Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 287 гостей и 3 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРАДИЦИЯ ПОДАВЛЕНИЯ СВОБОДЫ МЫСЛИ

Печать

Айдар СУЛТАНОВ

продолжение - ч.1, ч.2, ч.3ч.4, ч.5

...Эссе  о судебных процессах ограничения свободы выражения мнений и свободы совести, уроках истории и европейских стандартах.

 

 

 

6.3. Должны ли судьи и прокуроры читать оспариваемую литературу?

 

«–  А вы когда‑нибудь читаете книги, которые сжигаете?

Он рассмеялся.

– Это карается законом».

 Рэй Бредбери «451 градус по Фаренгейту»

 

Тот факт, что порой оценка – истолкование экспертов явно не соответствующие рассматриваемому тексту порождает сомнение в том, что инициаторы процесса и суд удосужились прочитать оспариваемую литературу.
Тот факт, что литература признается экстремисткой одним списком в один день (к сожалению, такие случаи не единичны), хотя просто прочтение всех книг из  списка страница за страницей, даже без анализа потребовало бы несколько месяцев, также порождает основание для того, чтобы сомневаться в том, что суд был знаком с содержанием книг, признанных им экстремистскими.
Надо отметить, что представители в данных процессах порой просто пораженные разрывом между содержанием оспариваемых текстов и выводами «экспертов», призывали прокуроров сравнить оспариваемый текст и высказать свое суждение
[i].  Каково же было их удивление, когда они узнавали, что прокуроры не только не читали оспариваемых материалов, но и не собираются знакомиться с ними даже в процессе… .

Данные факты трудно комментировать, поскольку трудно дать этому разумное объяснение. Суд обязан оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств (ст.67 ГПК РФ). Прокурор – «око государево», должен осуществлять свои действия также на основании своего внутреннего убеждения[ii], основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Можно ли предположить, что экстремизм в литературе настолько латентен, настолько скрыт, что простым прочтением его не обнаружить? Однако, не обнаружение признаков экстремизма при простом прочтении, сразу же ставит вопрос: а может экстремизм содержится лишь в толкованиях «эксперта»?

Или можно предположить, что прокурор, прочитавший оспариваемую литературу, может быть настолько безволен, а литература настолько сильна, что он может проникнуться изложенными идеями оспариваемой литературы, что уже не будет поддерживать заявления в суде. Либо прочитав, прокурор встанет перед дилеммой исполнения приказа поддерживать требования, которые противоречат истине, ведь, по сути, поддержание необоснованных требований ничем не отличается от лжесвидетельства. В этом случае непрочтение лишь способ снятие с себя ответственности, который, впрочем, больше напоминает позицию страуса, спрятавшего голову в песок. Ведь рано или поздно правда восторжествует и после очередного проигрыша в ЕСПЧ, прокурор тщательно не желавший ничего знать и лишь исполнявший приказ, может стать лицом обязанным возместить убытки федеральному бюджету в результате выплат по Постановлению ЕСПЧ.

Можно и далее продолжать, но мы все же полагаем, что сотрудники правоохранительных органов должны сами уметь отличать зерна от плевел, иначе они не смогут защищать от необоснованных  истолкований и клеветы. Сотрудники правоохранительных органов, так же как и все остальные люди наделены разумом и совестью ( ст.1 Всеобщей декларации прав человека),  и их деятельность связана с обязанностью признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека ( ст.2 Конституции РФ) и обязанностью защиты прав и свобод. В правовом государстве ситуация, когда должностные лица избегают знания фактов и действуют лишь на основе мнений, недопустима.

Но не только должностные лица, считают возможным не знакомиться с оспариваемой литературой, но и суды порой выносят решения так и не ознакомившись с книгами признаваемыми потом экстремистскими. Так в решении от 21 сентября 2010 года судья Железнодорожного районного суда г. Красноярска отклонил ходатайство об оглашении в судебном заседании текста оспариваемого печатного издания Саида Нурси по тем основаниям, что сам по себе печатный материал не является письменным доказательством по делу применительно к требованиям ст. ст.55, 71 ГПК РФ: данная книга является печатным материалом, который подвергался исследованию комиссией специалистов, заключения которых были оглашены… Суд также принимает во внимание, что в письменном заключении специалистов приведены множественные ссылки на тексты книги, содержание текстов буквально в виде цитат из книги изложено в заключении… Т.е судья выносил свое решение без непосредственного исследования оспариваемой книги, целиком положившись на заключение специалистов в нарушение ст. 67 ГПК РФ.

По российскому праву, которое отличается от средневекового инквизиционного, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Не исследовав оспариваемую книгу и тем самым исключив их перечня доказательств подлежащих исследованию, он также исключил ее и из объекта судебного исследования, то есть, суд уже не мог выносить суждения о книге и его решение могло быть только о признании экстремистским материалом не самой книги, а книги в истолковании комиссии специалистов.

В недавно вынесенном Определении Верховного Суда РФ от 5 октября 2010 г. N 5-В10-67[iii] дал оценку, ситуации, когда суд постановил решение, не ознакомившись с видеозаписями, а ограничившись результатами экспертизы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала, что статьей 195 ГПК РФ установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным. Суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении"). Решение является обоснованными тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости (п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23"О судебном решении"). Учитывая, что в силу ст. 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом первой инстанции в судебном заседании. При вынесении судебного решения недопустимо основываться на доказательствах, которые не были исследованы судом в соответствии с нормами ГПК РФ (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23). Принцип непосредственности исследования доказательств судом установлен и ч. 1 ст. 67 ГПК РФ, согласно которой суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Непосредственность судебного разбирательства - это принцип гражданского процесса, определяющий метод исследования доказательств судом и являющийся правовой гарантией их надлежащей оценки, установления действительных обстоятельств дела, формулирования правильных выводов и вынесения правосудного решения. Он заключается в том, что суд, рассматривающий дело, обязан лично воспринимать доказательства по делу, а судебное постановление должно быть основано лишь на исследованных в судебном заседании доказательствах. Исходя из этого принципа суд первой инстанции при рассмотрении дела, как того требует ч.1 ст. 157 ГПК РФ, обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи. В данном Определении Верховного Суда РФ был сделан вывод, что суд, рассматривая дело, не просмотрев ни одной видеозаписи…, ограничившись внешним изучением дисков (носителей информации), на которых программа была записана, тем самым заменил личное восприятие исследуемых первоначальных доказательств (видеозаписи телепрограммы ….) и их собственную оценку оценкой производных доказательств, то есть экспертных заключений, которые в силу прямого указания закона (ч. 3 ст. 86 ГПК) для суда не обязательны и не могут являться исключительным средством доказывания. Между тем из содержания ч. 3 ст. 185 ГПК РФ не следует, что назначение по делу в необходимых случаях экспертизы освобождает суд от обязанности соблюдать установленный нормами ч. 1 ст. 67 и ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принцип непосредственного исследования доказательств, как один из основных принципов судебного разбирательства, обеспечивающих вынесение законного решения по делу. Соответственно, суд не должен был класть в основу решения в нарушения принципа непосредственного исследования доказательств лишь производное доказательство (экспертное заключение).

Несоблюдение судом требований закона о непосредственном исследовании доказательств Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признает существенным нарушением норм процессуального права, повлекшим вынесение незаконного решения, так как в его основу положены не доказанные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела.

Христианский апологет[iv] 2-го века Августин-мученик, не имея возможности апеллировать к Конституции, ни международным договорам о защите прав и свобод человека, ни к Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, поскольку их просто не было, искал защиту в разумности и справедливости, так в своем письме императору Антонин Пию он писал: «Я подаю Вам записку не с тем, чтобы льстить Вам или говорить в Ваше удовольствие, но чтобы требовать у Вас справедливости, какую требует разум. Наша просьба ни неразумна, ни дерзка. Мы ничего не требуем, чтобы жалобы на нас строже исследовались и, если они будут основательными, наказывали нас как следует - строго; но если они окажутся не доказанными, то здравый разум не велит по одной молве оскорблять людей невинных, или лучше самих себя, когда Вы действуете не по справедливости, а по страсти. Наша обязанность объявлять о наших действиях и учении[v], чтобы мы не были ответственны за преступления, в которых нас обвиняет невежество и слепота; Ваша же обязанность, которую предписывает Вам разум, - это исследовать дело и поступать, как следует хорошим судьям. Властители, которые предпочитают пустые толки истине, тоже, что разбойники в пустыне»[vi].

 Наличие, в настоящее время, большего количества средств правовой защиты отнюдь не преуменьшает значения защиты, основанной на требовании справедливости и разумности.

Впрочем, без соблюдения требований разумности и справедливости, защита предоставляемая Конституцией РФ и международными договорами о защите прав и свобод человека может не срабатывать.

В 2009 году Комитет по правам человека, действующий на основе полномочий предоставленных Международным пактом о гражданских и политических правах (далее Пакта), рассмотрев шестой периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/SR.2681) принял  заключительные замечания, в которых обратил внимание на проблемные моменты применения Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности", рекомендовав в частности, на необходимость принять все меры по обеспечению независимости экспертов, на заключениях которых основываются решения судов, и гарантировать право обвиняемого на контрэкспертизу с привлечением альтернативного эксперта, т.е. обеспечить выполнение требований ст.14 Пакта[vii]

Но самое главное, на наш взгляд, не просто независимость экспертов, а добросовестность правоприменителей, которые должны оценивать факты и доказательства с учетом требований разумности и справедливости. Наверное был прав Р. Иеринг, утверждая, что юриспруденция есть осадок здравого разума в вопросах права[viii].

Здравомыслие - это лучший инструмент для разрешения споров и отправления правосудия.

 

Продолжение следует...

 

 


[i] Автор интервьюрировал несколько адвокатов и юристов, участвовавших в процессах о признании книг экстремистскими.

[ii] Наличие такого убеждения избавит от принятия ошибочных действий, основанных на распоряжениях руководства, данных без должной информированности.

[iii] На момент написания эссе не опубликовано, предоставлено компанией «Гарант».

[iv] Апологет -  от греческого слова απολογία, что означает «в защиту», - активный сторонник и пропагандист какого-либо мнения или теории. Христианские апологеты адресовали свои произведения  римским императорам с целью защитить христианство от обвинений, выдвигаемых против него во II веке. Их деятельность не была бесполезна, так апологии способствовали принятию императором Андрианом (117-138) мер для обуздания неистовств толпы против христиан, они должны подвергаться судебному разбирательству и только по признанию вины наказываться. См. Талберг Н. История христианской церкви. М.1991. С.25-26

[v]Однако, христианские общины долгое время запрещали посвященным показывать свои книги и тем более их выдавать, тем кого они называли мирянами. Как пишет Вольтер, в 305 году произошел раскол, когда епископы, священники, дьяконы передали евангелия государственным чиновникам. Их назвали предателями священных книг, от чего и произошло слово «предатель». См. Вольтер. Бог и люди ( Из философского словаря). М. 2010. С.257-258.

[vi] Цит. по книге Прокошев П. Церковное судопроизводство в период вселенских соборов и влияние на него римско-византийского процессуального права. Казань. 1900. С.72-73

[vii] URL: http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrc/docs/CCPR.C.RUS.CO.6_ru.doc (дата обращения 15.08.2010)

[viii] Иеринг Р. Юридическая техника. СПб. 1905. С.15.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100