Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас 358 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



ТРАДИЦИЯ ПОДАВЛЕНИЯ СВОБОДЫ МЫСЛИ

Печать

Айдар СУЛТАНОВ 

продолжение - ч.1, ч.2, ч.3ч.4

 

rel-zakonЭссе  о судебных процессах ограничения свободы выражения мнений и свободы совести, уроках истории и европейских стандартах.

 

 

6. Урок начала  ХХI века.

 

Прокурор Северного административного округа г. Москвы   обратился в суд с представлением о ликвидации и запрете деятельности «Религиозной общины Свидетели Иеговы в г. Москве».

В обоснование представления прокурор ссылался на то, что в литературе, печатных изданиях, распространяемых Московской общиной, содержатся признаки разжигания религиозной розни, то есть действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности; вовлекают подростков и несовершеннолетних детей в деятельность организации и т.д.

Суд, рассмотрев данное представление, пришел к следующим выводам: «каких-либо фактов умышленного разжигания религиозной розни, фактов призывов к дискриминации, вражде или насилию, принуждению к разрушению семьи, посягательства на личность, права и свободы граждан… прокурором не представлено и судом не установлено…  Суд приходит к выводу о том, нет никаких оснований для ликвидации и запрета деятельности религиозной общины Свидетелей Иеговы в г. Москве, т.к. не было установлено, что данная община в г. Москве нарушает Конституцию РФ и законы РФ, разжигает религиозную рознь, принуждает к разрушению семьи, посягает на личность, права и свободы граждан; склоняет к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии».

Но по протесту прокурора 30 мая 2001 года Московский городской суд отменил решение от 15 июля 2001 года и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда. Московский городской суд указал, что районный суд дал неверную оценку обстоятельствам дела, и следовало назначить повторную комплексную судебную экспертизу для устранения имеющихся противоречий.

При новом рассмотрении Головинский районный суд г. Москвы от 26.03.2004 г. вынес решение, в котором, в частности, было указано, что «…по заключению религиоведов Овсиенко Ф.Г., Галицкой И.А., членов экспертной комиссии, составивших комплексное заключение, литература, распространяемая религиозной общиной г. Москвы, содержит взгляды и идеи, подрывающие уважение к другим религиям.   Наличие в литературе критических высказываний в адрес других конфессий подтвердили и другие религиоведы, в частности Гордиенко Н.С., Шабуров Н.В., специалисты Института религии и права, Иваненко С.И. [i]  В результате анализа содержания и понимания текстов психолингвист и лингвисты пришли к выводу о том, что в представленной на экспертизу литературе деятельность существующих религиозных организаций оценивается отрицательно…   В то же время суд не установил доказательств, подтверждающих факты каких-либо конфликтов на религиозной почве, спровоцированных членами религиозной общины Свидетелей Иеговы г. Москвы.   В соответствии со ст. 17 Конституции РФ и традиционно сложившимся многоконфессиональным укладом в России гарантируется право человека выбирать, исповедовать выбранную им религию, убеждать окружающих в правильности своей веры, свободно выражать свое мнение по поводу других религиозных предпочтений.  Суд находит недоказанным наличие в деятельности религиозной общины в г. Москве признаков экстремистской деятельности в форме разжигания религиозной розни с призывами к насильственным действиям».

Суд, хотя и был, подвигаем инициаторами процесса к вынесению суждения об экстремизме религиозной литературы Свидетелей Иеговы, все же в отсутствие, каких-либо фактов  подтверждающих наличие конфликтов на религиозной почве, спровоцированных членами религиозной общины Свидетелей Иеговы г. Москвы, не стал выносить суждения об экстремизме, что, однако, не помешало ему принять решение о ликвидации религиозной организации и о полном запрете ее деятельности.

Надо отметить, что данное решение явилось основанием для обращения в Европейский Суд по правам человека и  судебного разбирательства в ЕСПЧ, закончившегося вынесением важного Постановления ЕСПЧ[ii], которое будет прокомментировано чуть ниже.

 

6.1. «Последствия» данного решения.

 

«…Убить хорошую книгу значит почти тоже  самое, что убить человека. Кто убивает человека, убивает разумное существо,  подобие Божие; тот же, кто уничтожает хорошую книгу, убивает самый разум,  убивает как бы зримый образ Божий. Многие люди своею жизнью только обременяют  землю; хорошая же книга — драгоценный жизненный сок творческого духа,  набальзамированный и сохраненный как сокровище для грядущих поколений. Поистине,  никакое время не может восстановить жизнь, да в этом, быть может, и нет большой  потери; но длинный ряд веков часто не в состоянии пополнить потерю отвергнутой  истины, утрата которой приносит ущерб целым народам».   Джон Мильтон «Ареопагитика».

 

Полагаем, что изменение законодательства можно в определенной степени назвать «последствиями» данного решения, поскольку, последующая практика подтверждает предположение, что изменение законодательства и последующая практика преследования Свидетелей Иеговы имеют определенную взаимосвязь. В Федеральном законе от 27.07.2006 N 148-ФЗ, которым были внесены изменения в федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности" понятие экстремизма было расширено: в предложении, в котором давалось определение экстремисткой деятельности, как  «возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни» было удалено  «связанной с насилием или призывами к насилию».

После того, как из закона исчезло упоминание, что деятельность, относимая к экстремисткой, должна быть связана с насилием или призывами к насилию, сразу же возникло предположение, что утверждение об истинности религиозного учения, и ошибочности других религиозных учениях может быть истолковано,  как проявление экстремизма.

Тем более, что исключив из критерия отнесения деятельности к экстремисткой фактов призыва к насилию и фактов насильственных действий, возникла угроза отнесения к экстремистской деятельности не на основе фактов, а на основе субъективных мнений.

То, что в головинском суде дважды не признавалось экстремизмом, стало легко признаваемым экстремизмом после этих изменений[iii].

Внесенные федеральным законом от 24.07.2007 N 211-ФЗ предоставили прокуратуре возможность обращаться в суды с заявлением о признании материалов экстремистскими, а суды стали обязаны рассматривать такие дела.

После этого, федеральный список экстремистских стал сильно пополняться  и религиозная литература в нем занимает значительное место.

Причем порой процесс о признании книг экстремистскими превращался в процесс над книгами. По меткому выражению одного монаха: «обвинительной стороне в этом случае проще. Книга - ответчик безответный, неодушевленный - в свою защиту выступить не может и какого бы то ни было соблюдения процессуальных норм не требует. Ей даже адвокат не положен - суди ее, как хоти. С автором, аргументировано отстаивающим свою позицию, было бы труднее...»[iv].

Зачастую религиозные книги даже признавали экстремистскими целым списком…

 

 

6.2. Как иногда рождается «экстремизм».

 

«На мою свободу слова Льют … свободу лжи».    

Юрий Шевчук  «Ларек (Бородино)»

 

Но было бы неправдой утверждать, что все процессы о признании религиозной литературы были без привлечения заинтересованных лиц. Однако, даже прошедшие сравнительно открыто судебные процессы свидетельствуют о том, что существует проблема в разрешении данных споров. Первая проблема на наш взгляд, заключается в том, что после изменения законодательства процесс выявления экстремизма перестал иметь дело с фактами, а стал процессом по истолкованию.

В Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год[v] было упомянуто решение Коптевского районного суда г. Москвы, признавшего "экстремистскими" ряд трудов исламского богослова Саида Нурси. В докладе было указано, что «творчество С. Нурси имеет высокое духовное значение для современного исламского мира, а сам автор входит в число виднейших знатоков и толкователей Священной книги мусульман Корана. Его сочинения издаются во всех мусульманских странах, а также в России. Обращает на себя внимание, что исходное в этом деле обращение прокуратуры Республики Татарстан в Коптевский районный суд (2006 г.) инкриминирует гражданам в качестве нарушения Конституции Российской Федерации и законов просто сам факт их собрания на частных квартирах для ознакомления с религиозной литературой, в том числе с богословскими трудами С.Нурси. Эти труды были признаны судом экстремистскими только на основе заключения социально-психологической и психолингвистической экспертизы, проведенной сотрудниками Института языкознания и Института психологии РАН. Представленные же стороной защиты многочисленные экспертные заключения российских и международных религиозных центров и богословов, светских научных центров и религиоведов были судом проигнорированы. В своем обращении в Коптевский районный суд Уполномоченный просил отнестись с особым вниманием и осторожностью к решению вопроса, затрагивающего религиозные права и свободы граждан и законно действующих религиозных организаций. Обращение Уполномоченного было также оставлено судом без внимания».

Возможно, испытывая внутреннее несогласие[vi] с необходимостью толковать книги, а не факты, некоторые судьи стали прикрываться экспертными заключениями. Причем порой единственная оценка  экспертизы заключается в высказывании, что «у суда не имеется оснований не доверять заключениям специалистов, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ»[vii].

Надо отметить, что болезнь некритичного отношения к экспертизам была еще в советское время и в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР №1 от 16 марта 1971 года было обращено внимание на «необходимость устранения некритического отношения к заключению эксперта» и оценки экспертизы, как и всех иных доказательств[viii]. Будь суды вышестоящих инстанций более внимательны к некритичному отношению к экспертизам нижестоящих судов  может быть не было бы ситуаций когда экстремизм появился на свет лишь в результате толкования экспертов.

Широко известен случай, когда слова «миру мир», написанные на здании военкомата были экспертизой истолкованы, как проявление экстремизма[ix].

Не менее курьезные моменты экспертных заключений приведены на сайте Свидетелей Иеговы[x]. В качестве примера  приведем цитату из оцениваемой книги «Внимайте пророчеству Даниила» и затем как она была истолкована экспертами[xi]:

Цитата: «Гитлер вошел „в соглашение с отступниками от святого завета“. Кто были эти отступники? Очевидно, руководители христианского мира, которые утверждали, что находятся в завете с Богом, но перестали быть учениками Иисуса Христа. Например, он [Гитлер] заключил конкордат с папой римским» (с. 265). «После войны главы церквей старались сохранить эту дружбу, хотя держава проводила политику атеизма» (с. 272)».

Истолкование экспертов: Эксперт-религиовед: «Книга на с. 272 содержит высказывание, которое является негативной оценкой деятельности Русской Православной Церкви… Несмотря на то, что в тексте нет упоминания РПЦ, фотография православных епископов, размещенная на соседней странице, приводит к мысли о РПЦ. Впрочем, на фотографии изображены сербские епископы, то ли по незнанию, то ли по связи с событиями на Балканах» (с. 16 экспертизы)». Эксперт-лингвист: «Высказывания, которые с точки зрения современного носителя русского языка можно истолковать как приписывание всем представителям христианского духовенства негативных действий» (с. 65 экспертизы)».

В заметке «В России православие признают экстремизмом»[xii] приведены не менее курьезные пассажи экспертов. В заметке вначале воспроизведены цитаты из оцениваемой литературы, а затем ее оценка экспертами:

«Цитата: «У Русской православной церкви есть всё: знание об Истине и Истинном Боге, огромный исторический и духовный опыт, миллионы искренне верующих людей; наконец – хорошо управляемая структура и дисциплинированная организация, построенная по иерархическому принципу».

Вывод «эксперта»: Высказывание представляет собой простое предложение с однородными подлежащими (знание, опыт, миллионы верующих, хорошо управляемая структура) при обобщающем слове «всё». Утверждение о том, что у Русской православной церкви есть знание об Истине и Истинном Боге, можно рассматривать как пропаганду ее исключительности.

Цитата: «Двигать горы может только вера, родившаяся из чувства. Но верное чувство в России может развиться только на Православном фундаменте».

Вывод «эксперта»: В данном предложении утверждается, что чувство в России может развиться только на православном фундаменте. Употребление ограничительной частицы «только» свидетельствует о том, что в России может быть исключительно православие. Такую информацию можно рассматривать как пропаганду исключительности православия.

Цитата: «Все мы знаем также, что нам, православным христианам, безусловно суждена победа и на земле, и на небе».

Вывод «эксперта»: Утверждение о том, что православным христианам суждена победа и на земле, и на небе, можно рассматривать как пропаганду исключительности православных христиан. Т. к. слово «суждена», связанное в сознании носителей русского языка с представлением о неизбежности того, что должно произойти, в сочетании со словом «победа», обозначающим «полное поражение противника», и с данным словом со значением уверенности, «безусловно» свидетельствует о том, что победа православия над остальными религиями заранее предрешена.

Итоговый вывод «эксперта»: «Представленное на исследование печатное издание «Знамя русской победы» направлено на возбуждение ненависти и вражды по признакам национальности и отношения к религии, на унижение достоинства человека либо группы…

И еще один вывод «эксперта»: Слово «истинный» в русском языке имеет значение «действительный, настоящий, несомненный». Следовательно, в анализируемых высказываниях утверждается, что православие – это настоящая религия, все остальные религии – ненастоящие. Содержание печатного издания «Третий Рим» направлено на возбуждение ненависти и вражды по признакам национальности и отношения к религии»[xiii].

Действительно, верующие почти каждой конфессии заявляют, что именно их религия дает правильные ответы на вопросы жизни и мироздания, что, исповедуя только их религию, можно достичь своих целей. Но причина этому не желание кого-либо дискриминировать. Человек, познав то, что помогло ему, хочет также помочь другим и хочет их уберечь от ошибок и заблуждений. Разве такое желание может быть порицаемо? Осуждаемы, могут быть только насильственные действия и такие, которые призывают к насилию.

Поэтому, когда читаешь некоторые подобные экспертизы, а их все больше и больше становится доступными для широкой публики, то иногда приходишь к мысли, что экстремисткой является не анализируемая  религиозная литература, а ее истолкование экспертом. Однако, экстремистской признают литературу, называя ее информационным материалом, а не ее истолкование экспертом. Хотя, по логике, именно экстремистское истолкование и должно быть запрещено.

 

Продолжение следует…

 


[i] Надо отметить, что суд весьма кратко воспроизвел выступления религиоведов, использовав, лишь только то,  что, по всей видимости, по мнению суда, ложилось в канву судебного решения.

[ii] Постановление ЕСПЧ по делу «Религиозная община Свидетелей Иеговы в г. Москве против Российской Федерации» (Жалоба № 302/02) от 10 июня 2010 года доступно в сети Интернет по адресу URL: http://www.sclj.ru/news/detail.php?ID=2923  (дата обращения 15.08.2010)

[iii] Что подтверждается судебными актами по делу №41-Г09-29 «О ликвидации и признании экстремистской Местной религиозной организации Свидетели Иеговы "Таганрог", запрете деятельности, осуществлении государственной регистрации в связи с ликвидацией, признании литературы экстремистским материалом и ее конфискации, включении в федеральный список экстремистских материалов, обращении имущества в собственность РФ»(решение Ростовского областного суда от 11 сентября 2009 г., определение ВС РФ 8.12.2009) и др.

[iv] Из надзорной жалобы  монаха Афанасия (Усенко Евгения Анатольевича)…

[v] «Российская газета» от 14.03.2008.  URL: http://www.rg.ru/2008/03/14/doklad-dok.html (дата обращения 15.08.2010)

[vi] Некоторые коллеги утверждают, что данное суждение слишком великодушно, но мы полагаем, что человек всегда осознает, что правильно, а что неправильно, и лишь иногда он не желает знать правды и ищет оправдание этому.

[vii] Решение Бугурусланского городского суда Оренбургской области  от 6 августа 2007 года по делу  №2–554/07 ; решение Сургутского городского суда от 26.03.2010 по делу № 2-752/2009 и др.

[viii] Цит по книге Смирнова С.А. Судебная экспертиза на рубеже XXI века. СПб. 2004. С.704

[ix] См. URL:  http://buryat-mongolia.info/?p=1082 (дата обращения 15.08.2010)

[x] URL: http://www.jw-russia.org/sudebnyeprotsessy/rostov/publications.htm

[xi] «Заключения экспертов по комиссионной комплексной судебной экспертизе» от 15 июля 2009 года, г. Ростов-на-Дону.

[xii] Рудницкий Л. «В России православие признают экстремизмом» URL: http://news.km.ru/v_rossii_pravoslavie_priznayut_e (дата обращения 15.08.2010)  

[xiii] Во избежание истолкования воспроизведения вышеуказанных цитат, как точки зрения автора, заявляем, что данные цитаты воспроизведены лишь с целью показать несостоятельность выводов некоторых «экспертов» и опасность вынесения правоприменительных решений на основе не фактов, а истолкований.

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100