Регистрация / Вход



ПОКА СТОЯТ КРЕЩЕНСКИЕ МОРОЗЫ

Печать

 

 

Александр БУЛГАКОВ

 

patrul Фрагмент из книги «Право - ли? – славие»

 

«Вопрос о том, верующий человек или неверующий, в России сводится к одному понятию: крещён или не крещён. По сути, даже о Вере люди чаще всего не говорят, а только уточняют, крестились или нет, – в этом вся вера россиянина. Крещён – значит всё нормально, и уже смотрят на тебя с недоумением, если в разговоре обнаруживается, что что-то нужно ещё помимо крещения. Ну да, посты есть разные, есть праздники, – а что ещё нужно?

"По меткому замечанию Н. Бердяева, Россия всегда совмещала в себе полярности: от активного богоискательства до крайнего равнодушия к Вере, отгородив себя – и тем самым себя успокоив – совершением обряда крещения. Наш народ – народ уникальный, и мы уже вспоминали мудрые слова Б. Окуджавы – «но из грехов нашей родины вечной не сотворить бы кумира себе». Россияне, похоже, чуть ли не в кредо превратили ходячее мнение «нас так учили, и мы люди русские». Хорошо, если говорить о национальном – будем говорить о национальном; если же говорим о христианстве хотя бы в общих понятиях, то причём здесь национальное?– ведь Христос принёс учение, единое для всех наций.

Мы уже говорили, что Христос был первым в христианскую эру, кто подлинно с уважением относился к человеку как богосозданному творению, имеющему право выбора. Мы отметили, что тот язык, на котором Спаситель обращался к людям, был уже выражением этой любви и уважения, – иначе Он разговаривал бы с ними на храмовом языке, не интересуясь, понимают Его или нет. Он хотел, чтобы человек на своём пути духовного возрождения понимал всё, чтобы сознательно делать выбор. Если бы путь последующих таинств как безоговорочных аксиом был верен, то можно с уверенностью было бы говорить, что Христос и апостолы всё это конкретно и чётко установили бы, – так что не пришлось бы последующему священноначалию «притягивать за уши» обоснования для различных таинств. Да и всего Нового Завета вместе с Евангелием вовсе не нужно было бы, – к чему? Проще было бы дать некую инструкцию: для крещения сделать такой-то обряд, для Причастия – такой-то, для погребения – такой-то… К чему, собственно, и свелось для многих всё христианство. В таинствах не требуется думать, а Слово сказано было и оставлено нам для того, чтобы человек думал и принимал решение. Хотя конечно: думать – всегда сложнее и проще всего – не думать, а передоверить себя таинствам. В данном случае – креститься.

Крещение – обряд ещё дохристианский, хотя он так не назывался. В водах Ярдена (Иордана) погружал людей Йоханан (Иоанн), прозванный "Погружателем" («баптистом» – на греческом). Он, в духе своих харизматических пророков, призывал людей к "тшуве", покаянию, что и доныне в синагогальных молитвенниках понимается как осознанное обращение к Богу с желанием жить по обновлённой совести. Какой же смысл вкладывали в крещение ранние христиане в лице своих учителей, Христовых апостолов? Понимали ли они этот обряд как некое магическое действо – таинство, которое, как некая инициация, делает человека христианином? Можем ли мы знать об этом? Полагаем, что можем, ибо на сей счёт есть совершенно чёткое пояснение ап. Петра, что крещение "...не плотской нечистоты омытие, но обещание Богу доброй совести...» (1 Петра 3:21).

Это символ уже к моменту самого крещения внутренне сложившегося взаимоотношения человека с Богом; это как бы внешнее оформление этих взаимоотношений. Здесь уместнее всего привести для наглядности оформление брачного союза между мужчиной и женщиной. Не приходится доказывать, что регистрация оформляет то, что уже ко дню бракосочетания определилось как сложившееся состояние: любовь между двумя любящими. Формальная роспись не обеспечивает любовь и соответственные из этого взаимоотношения. Мы этим примером вовсе не хотим выхолостить значение крещения, будто бы сводя это только к формальности. Мы просто хотим подчеркнуть, что крещение – даже если ему придать сакральное значение – это акт свободной воли («обещание Богу доброй совести»); совесть до этого для себя что-то решила. Но что решила? Что может решить младенец, которого крестят и миропомазуют, после чего считают членом Церкви? Что будет от всех тех браков, которые скреплены лишь росписью в загсе?

Хотя бы один пример: царедворец эфиопский, будучи паломником на земле библейской, приобрёл дорогостоящий свиток (список) пророка Исайи. Приобресть-то приобрёл, но трудно было ему кое-то понять. Однако пути Господни неисповедимы, и у него в спутниках оказывается апостол Филипп (Деян. 8:26-38), который и пояснил ему значение мессианского пророчества из 53 главы, которую по праву ныне называют ветхозаветным евангелием. Сколько они были в дороге, мы не знаем, но, видимо, времени было достаточно, чтобы слово благовестия дошло до души этого вельможи. И когда путники оказались у какой-то воды , то эфиоп спросил: «Вот вода, что препятствует мне проститься?» Филипп ответил: «Если веришь всем сердце, то можешь». После исповедания своей веры (конкретно в Кого, конкретно во что) совершилось крещение.

Всё просто и последовательно, и мы нигде не видим, чтобы крещение практиковалось огулом, чохом,– платились бы за крещение деньги. Неуклюже здесь звучат доводы, что детей крестят потому, что Христос возлагал на них руки, благословляя их. Разве благословение и крещение – одно и то же? И натяжкой в пользу крещения младенцев звучат доводы, что известны случаи из «Деяний», когда хозяин дома крестился сам и весь дом его. Видите, говорят, ведь там наверняка были и малые дети, и даже младенцы. Оспорить это невозможно, равно как и доказать; если конкретно ничего не указывается, то тут всяк может понимать по-своему. И в то же время мы показали конкретные места из Писания, и на них строим свои убеждения.

Обряд крещения как т.н. "таинства" сложился в последующие века. Примечательно, что Блаженный Августин (354-430 г.г.), крестился по личной вере только в 30-летнем возрасте, имея верующих родителей, которые уж конечно сумели бы его окрестить в младенческом возрасте.

Ещё – о крёстных. Эта милая уловка насквозь прошита белыми нитками. Ведь если апостольские наставления должны доходить непосредственно до индивидуума, чтобы породить в нём определённую духовную работу, то при чём здесь т.н. крёстные, о которых, во-первых, и намёка нет в раннем христианстве, а во-вторых, они и сами-то чаще всего люди неверующие (обряд крещения не в счёт). Чему же они будут учить младенца? Вы, читатель, часто видели таких крёстных, которые были бы духовными наставниками своих крестников? В лучшем случае, по приходе в гости – какой-нибудь подарок. И всё. К чему лукавить? И зачем профанировать святое?

Сам Христос воспринимал крещение как неизбежную дань традиции. Если бы крещение было нужно как необходимое условие, то Иисус делал бы это сам; но ап. Иоанн говорит: «… сам Иисус не крестил, а ученики Его». Да и какой спасительный смысл можно было вкладывать в этот образ, если самого спасения ещё не было совершено на кресте Голгофы?

И совсем иронично звучит признание ап. Павла: «Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гаия, чтобы не сказал кто, что я крестил во имя моё; Крестил я также Стефанов дом, а крестил ли ещё кого, не знаю; ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать…» (1 Кор. 1:14-17). Тон речи не оставляет сомнений: крещение для Павла было далеко не основополагающим делом,– если бы было наоборот, то он только крещением и занимался бы. А уж когда из этого сделали источник доходов, то кто же откажется из нынешних священников от этого «спасительного» таинства?»

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал