Регистрация / Вход



ЦЕРКОВЬ И ДИКТАТУРА

Печать

 

 

Екатерина ЩЕТКИНА

 

minsk cath«Церковь вне политики» по-белорусски или страшный сон Лукашенко

 

Несмотря на то, что события в Беларуси воскрешают в памяти сюжеты о гонениях на христиан, лозунг «церковь вне политики» не только не теряет актуальности, но даже приобретает особую звонкость. Это настолько привычное клише, что даже на баррикадах нередко его повторяют.

Но тут же на баррикадах обнажается его суть: в наших палестинах за этим слоганом скрывается сговор элит – светских и церковных, который выводит светскую власть из-под действия моральных оценок, «патент» на которые сохраняется за Церковью. В результате «церковь вне политики» оборачивается круговой порукой и одновременно обезвреживает Церковь, сокращая круг ее авторитетных суждений до вопросов семейной жизни. «Гендер» оказывается более страшным злом, чем пытки и убийства.

Когда власть навязывает церкви такой договор – она знает, что делает. Или хотя бы догадывается. О силе церковного авторитета и способности единоверцев к солидарности белорусский диктатор Лукашенко, если и не знал, то имел возможность убедиться в том, что такое есть и оно «работает».

 

Грозная тень Костела

Лукашенко быстрым и уверенным ударом снес головы двум «главным» церквям Беларуси. Этот удар должен был запугать недовольных, а также сделать церкви более лояльными.

Впрочем, случай архиепископа Кондрусевича этими двумя соображениями не исчерпывается.

Свое решение не пускать главу белорусских католиков в страну диктатор, напомню, объяснил тем, что архиепископ якобы ездил в Польшу за инструкциями о том, как совершить государственный переворот.

Это была не единственная блажь из уст Лукашенко – чего стоят заявления о «группе захвата НАТО». Но не спешите крутить пальцем у виска. Мифическими «польскими инструкциями» он не столько объясняет свои решения, сколько выбалтывает свои страхи.

Католическая Церковь в Беларуси весьма многочисленна: около 14 % белорусских христиан — католики. Авторитет католической церкви в обществе довольно высок. Чему одно время способствовал и сам Александр Григорьевич – то папу римского приглашал в Минск, то рассказывал об укорененности современной Беларуси в Великом княжестве Литовском.

Но в истории можно найти буквально что угодно. И если Великим княжеством Литовским легко бравировать, то опыт польского сопротивления коммунистическому режиму, который нашел точку опоры в Костеле – это уже куда менее удобный факт для белорусского диктатора.

«Польский сценарий» — страшный сон Лукашенко. Даже более страшный, чем «украинский сценарий». И когда в воздухе запахло мирным протестом, который к тому же поддерживает Костел, «последний диктатор Европы» не мог не увидеть аналогии. И не мог больше спать спокойно, даже несмотря на то, что аналогия хромает на обе ноги. Все его дальнейшие действия в отношении церквей – не только католической, христианства вообще — продиктованы, в первую очередь, этим иррациональным страхом перед «польским сценарием».

Лукашенко, впрочем, боится католиков не только из-за призрака мирного протеста, поддержанного Костелом. В католической церкви он не может так же эффективно хозяйничать, как в православной церкви Беларуси. Первый Рим – не Третий. Святой Престол способен и готов на компромиссы – но не каждый день и не со всеми. У Ватикана колоссальный опыт общения диктатурами. А также помощи в ликвидации диктатуры. И белорусский диктатор не так наивен, чтобы надеяться на поддержку, тем более – легитимацию собственных властных притязаний с этой стороны.

У самого Лукашенко опыт содействия с мировыми христианскими центрами весьма ограниченный. Чтобы не сказать – специфический, поскольку его главным «соработником» до сих пор была и остается Русская православная Церковь, очень склонная к симфонии с властью. С «неугодными» же церквями он до сих пор «общался» единственным образом – запретом. Но этот способ, очевидно, в случае с Католической Церковь не сработает.

Что же остается, учитывая скудность политического инструментария и, главное, воображения диктатора? Только брать на испуг.

Это у него, правда, тоже получается так себе. Несмотря на упрямство Лукашенко, Ватикан пока так и не «сдал» архиепископа Кондрусевича – он остается главой белорусских католиков «в экзиле». К тому же папа Франциск в своих обращениях поддерживает жертв полицейского произвола в Беларуси. А когда с католиками Бог и папа – кто против них?

 

Сломанная «вертикаль»

Иная ситуация в православном лагере. Тут верные, которые выходят на протест, делают это на свой духовных страх и риск — их никак не поддерживают владыки. Знаменитая «вертикаль», на которую опирается Католическая Церковь, и которую так любит Московский патриарх, что даже попытался у себя дома такую смастерить, не работает. То ли не с того места строили, то ли вообще до конца не поняли, что такое «вертикаль» в Католической церкви. Католическая «вертикаль», как мы можем убедиться, – это не только армейское безоговорочное подчинение «снизу доверху» (и бесперебойное поступление денежных средств по тому же маршруту), как, возможно, думал (или мечтал) патриарх Московский. Это еще и ответственность «сверху донизу».

Вот с этим в православной церкви оказалось плохо. На фоне белорусских протестов и гонений мы видим, что «вертикаль» разорвана. Белорусский кейс демонстрирует колоссальное сословное расслоение в официальном православии. На «верхи», — князей церкви, которые в византийской традиции никогда не выступят против власти, потому что сами хотя бы отчасти являются ею. И «низы» — клириков, которые в большей степени совпадают с паствой, чем с собственным начальством.

Это, конечно, не ново. Но бывают моменты, когда это расхождение становится слишком болезненным – настолько, что проклятые вопросы срываются с губ сами собой.

Это как раз и происходит сейчас в белорусском православии, где нижнее звено церкви в лучших традициях имперского Рима избивают на площадях, а «официальный Храм» совершает предательство в отношении своей паствы. Молчание православных владык – и белорусских, и московских — едва ли не самая ужасная деталь этой исторической драмы.

Но других владык у белорусских православных нет. В отличие от Украины, где можно было сменить конфессию, не расставаясь с православием, в Беларуси у РПЦ нет конкурентов. В частности, благодаря усилиям Бацьки, который запретил деятельность Белорусской автокефальной церкви. Белорусам, недовольным политикой своего священноначалия, уходить, по сути, некуда. Если уходить, то придется расставаться с православием – менять конфессиональную принадлежность или разрывать отношения с Церковью в принципе.

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал