Регистрация / Вход



ПАМЯТИ ИСПОВЕДНИКА

Печать

 

 

men mesto gibeliТридцать лет тому назад, 9 сентября 1990 года был зверски убит знаковый для православия в России священник и исповедник христианства протоиерей Александр Мень. Причины этой «ликвидации» официально остались неустановленными, однако после его гибели уже ничто не мешало определению вектора дальнейшего развития православной церковности в постатеистический период ...

 

 

Александр БУЛГАКОВ

 

Размышления в связи с убиением о. Александра

 

Словом нужно дорожить - тем более, если хочешь сказать об одном из своих учителей, которым был для меня долгое время протоиерей о. Александр Мень. 9 сентября будет уже тридцать лет, как сатанистской рукой он был убит, - и уже не узнать, кто конкретно убил и кто был заказчиком. За все эти прошедшие годы столько было заказных убийств, и ни одно «громкое Дело» не было раскрыто – вплоть до дней нынешних. Но то злодеяние оказалось знаковым, хотя смысл этого знака многими так и остался непонятым.

 «…Ты не узнал времени  посещения твоего» (евангелие от Луки 19:44, Синодальный перевод). На современном языке звучит более доходчиво:

 «…не узнал ты время, когда Бог предлагал тебе спасение» (перевод Российского Библейского  Общества).

   И для более объёмного понимания – добавим перевод Давида Стерна:

   «…ты упустил возможность, которую предоставил тебе Бог»

Это не преувеличенная патетика. В теперь уже далёкие атеистические годы, годы стагнации коммунистического правления мне, тогда молодому верующему, попала в руки, - пути Господни неисповедимы, - книга Андрея Боголюбского «Сын человеческий». Не могу сказать, что она была для меня чем-то особенно значимой; по сути своей, это был вольный пересказ Евангелия, адаптированный под восприятие среднего советского человека, в руках которого самого ТЕКСТА не было и в помине. Но я-то его к тому времени читал уже неоднократно: из семьи верующих, всё ж таки;  в среде евангельских христиан читать Библию было нормой. Вскоре – по тем же неисповедимым путям – я мог прочитать уже другого автора – Эммануила Светлова «Истоки религии». Это было  «нечто»! Ведь мы тогда были затюканы коммунистической идеологией, которая с детского сада внушала всем, что мы – отсталые, дремучие люди, не знающие передовой мысли науки. А эта книга давала такое воодушевление: да! есть в мире иной взгляд на мир, на человека и его настоящее высшее достоинство!   Сейчас всё это видится уже наивностью, в добром смысле этого слова, ибо в последующие годы прочитано было много и на более глубоком уровне, - но тогда!..  Что мы тогда могли читать для своего духовно-интеллектуального просветительства? Мало, а для кого-то и ничего. Помнится, некто привёз лекции по истории христианства, и мне пришла в голову  идея, что это было бы полезно почитать в среде христианской молодёжи. А что, не политика же? Но после двух посиделок в приватной компании за чтением оных лекций мне была устроена встреча с человеком из «конторы», служащие которой, как всем известно, имели горячие сердца, холодные умы и, прошу извинить, чистые руки. Рука-то мне подана не была, но к носу моему был поднесён совсем не в переносном смысле здоровенный кулак. Чтения по истории пришлось свернуть.

«Истоки религии» я зачитал, как говорится, до дыр;  экземпляр этой книги, кстати сказать, зачитали бесследно. Её содержание было в несложной форме естественно-научным подходом в понимании мироздания, поисков личностного духовного бытия. Это был какой-то щедрый глоток свежего воздуха! Трудно удержаться, чтобы не снять некую интригу с «неисповедимыми путями»: обе книги мне дал «напочитать» один партийный работник. Какого он был там чина, не знаю, - для нас, верующих, это был совсем иной мир, атеистический. Да вот поди ж ты: этот партиец, работавший на областном уровне, почему-то счёл возможным ознакомить меня с этими книгами.

То были 70-е годы прошлого века…

Прошли годы, и во время «перестройки» стало звучать имя московского священника, который собирал аудитории на свои лекции-беседы, выступал на радио и телевидении. То было неслыханным явлением и – для многих – решающим в жизни. Сейчас принципиальные грани почти стёрты, а тогда это было сродни Гамлету: «быть или не быть?» Мне, провинциалу, многие труды о. Александра были неведомы, они стали известны потом. А когда его убили,  лишь тогда  я узнал, что знаком с ним достаточно давно, - но тогда он был «Андреем Боголюбским», «Эммануилом Светловым»…  Уже с указанием настоящей фамилии были изданы восьмитомник «В поисках пути, истины и жизни» и другие его работы. В первые годы после смерти А. Меня я ездил в Москву на Конференции в его память, которые проходили в Библиотеке иностранной литературы, стараниями директора Екатерины Гениевой. Впрочем, о нём сказано и написано достаточно много, - я же хочу вернуться к евангельским словам, чтобы попытаться – всего лишь попытаться – сделать осмысление прожитого тридцатилетия.

«…ты упустил возможность, которую предоставил тебе Бог»

Провидением Свыше духовный Храм, про который тогда заговорили после фильма «Покаяние» (режиссёр Тенгиз Абуладзе), был заложен на крови, крови еврейской, - чтобы ни говорили о матери-нееврейке. Сын народа Книги, о. Александр нёс её Свет как язычникам, так и евреям, - и особенно наиболее отсталому в этих вопросах племени под названием «советская интеллигенция», по меткому определению академика Сергея Аверинцева.  Ради Света духовного  о. Александр стал жертвой.

Но сейчас последуют возражения: да какая там жертва? разве уже нельзя было безбоязненно «веровать»? – вон и тысячелетие Крещения Руси в 1988 году отметили так прилюдно, что до этого не могло даже присниться самим верующим. Само руководство страны, ещё пока не очень-то православное, но всё ж присутствовало на торжественных мероприятиях! Да и свободы было сколько: говори, проповедуй, проводи духовно-просветительские общения с народонаселением и, заметим кстати, без нынешнего иезуитского законотворческого словоблудия, когда уже от конституционной свободы на право БЕСПРЕПЯТСТВЕННО делиться своими религиозными убеждениями остаются «рожки да ножки».

Да, свидетельствую как очевидец и активный участник в том духовном процессе. И я много провёл просветительских встреч, был автором статей, радио и телепередач. Стоит только вспомнить лекции-беседы «Евангельские чтения» в университете, собиравшие полную аудиторию. Подобное по многим городам  давало добрые результаты, и это вселяло надежду на духовное возрождение страны. Однако уже тогда появлялись тревожные симптомы: гражданские власти усиленно насаждали титульную конфессию, препятствуя хотя бы малой  её критике. Вчерашние советские граждане хотели иметь информацию не только сусальную, но и объективную, - ведь история началась не со вчерашнего дня. Но за «титульной и традиционной» числилось достаточно тёмного прошлого, а нужен был современный миф о «древлем благочестии», чтобы в походном порядке им заменить прогнивший коммунистический. Впитавшийся в кровь инстинкт «следовать по курсу», а проще сказать – холопская бесхребетность вновь проявила себя, и население стало определяться уже не по личному, индивидуальному духовному самоопределению, а как усиленно пропагандировала светская власть.

Отец Александр Мень подвизался на нелёгком поприще: человек, согласно Евангелию, должен личностно приходить к Богу, делать это осознанно. Но ведь тогда будет не стадо, а сознательный народ, который и свои гражданские права захочет отстаивать. Такое совсем не было в интересах светской власти, и ей здесь крупно повезло с населением: оно и не захотело подлинной духовной свободы. Населению захотелось – прямо по похвальбе Великого инквизитора – быстро сложить свою свободу к ногам власти, светской и церковной, а в обмен получить индульгенцию на вход в Царствие Небесное. Что за чушь, скажет кто-нибудь. Но ведь это можно и проиллюстрировать, посетив любой погребальный обряд с «отпеванием»: вполне можно быть  бандитом и не заморачивать себе голову какими-то вопросами о нравственности, - ни к чему вся эта чушь, если всё равно над твоим прахом благополучно покадят (за щедрое пожертвование) и в хладные руки вложат «пропуск», чтобы ТАМ не усумнились; «святой землицей» посыплют тебя с троекратным «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный помилуй мя», и спи спокойно, дорогой товарищ. Удобно и не хлопотно, верно ведь? На шее – крестик, в душе – нолик.

Народонаселение быстренько стало верующим, полагая, что этим оказало великую услугу Богу. И к чему там нудные слова апостолов, что «вера без дел мертва»? Главное, совесть освободить от духовного искания, а индульгенция – вот она, без проблем. Оттого-то граждане России проглатывают любую гадость, которой брезговали даже в советское время; тогда было просто неприлично по ТВ обсуждать, кто с кем спал сегодня, а с кем – вчера; осуждалось подглядывание в замочную скважину за личной жизнью другого, перетряхивание чужого грязного белья. Сейчас это смакуется, и в этом активно участвуют многомиллионные зрители, ибо спрос определяет предложение. Непорядочность в этом влечёт непорядочность и в остальном, и растленность духа привело к параличу гражданскому, чему подтверждение – тотальное согласие со всем, что предложат к следующим «выборам». А если кто допустит «разговорчики в строю», то церковная номенклатура, на радость светской, здесь же напомнит о смирении и терпении.

Так библейские добродетели превращаются в свои противоположности. Если всё время культивировать смирение ради смирения, то на подсознательном уровне накапливается опасный запас агрессии, - об этом знают психиатры, - и вот мы уже рукоплещем по-бандитски отжатому «крымнашу», и для нас вполне нормально, что мы подлым образом вторглись в дела соседнего, ещё вчера братского, государства. Интернет полон ежедневными смакованиями о брачных разводах, о судах над вчерашними кумирами, - но четырнадцать тысяч убитых нами украинцев нас не тревожат, как не тревожат осиротевшие дети погибших на этой гибридной войне, разорённые семейные очаги, разрушенные семьи, поломанные судьбы. На очереди – Беларусь, где опять мы же хотим стать «миротворцами», уже внедрив там свою пропагандистскую машину. Нам неведомо понимание ПРАВА других людей на самоопределение, ибо и от своего ПРАВА отказались, - иначе мы не жили бы унизительно бедно, когда пенсионеров, проработавших всю жизнь, власть  одаривает нищенской пенсией. Депутаты получают заоблачные, в сравнении с обычными зарплатами, деньги, - но каждый день по ТВ людей призывают «скидываться»  на лечение тяжелобольного ребёнка. Это портрет наш - почти поголовно покрестившихся. И мы всё это терпим, потому что нравственно оказались бесплодными.

Так не упустили ли мы возможность, данную нам Богом? 

 

Илл: место гибели протоиерея Александра Меня. Фото - Олег Данилов.

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал