ТАИНСТВА БЕЗ ТАЙНЫ

Печать

 

 

Александр СОЛДАТОВ

 

Управделами МП напоминает: таинства - инструмент политики, а не предмет веры и богословия

 

bapt1Пару лет назад, когда московский Патриарх безуспешно пытался остановить предоставление Константинополем автокефалии Церкви Украины, в лексикон мирового православия вошел термин “евхаристический шантаж”. Он обозначает тактику, при которой отказ причащаться от единой Чаши возникает не в силу различий в вере или последовательных канонических решений, а как способ запугивания и “принуждения к миру”. Что, в свою очередь, уже на московском политическом языке означает принуждение к признанию гегемонии Кремля (или его маленького филиала в Чистом переулке) — будь то на постсоветском геополитическом пространстве, будь то в православном мире.

Импульсивные реакции Патриарха Кирилла (Гундяева), помноженные на чисто политическое, инструментальное восприятие Церкви как земной организации, приводят к тому, что решения, касающиеся важнейших мистических, сакраментальных вопросов, принимаются в современной РПЦ МП без всякого богословского объяснения и даже без подведения формально-канонической базы. Только под влиянием эмоций и в расчете на быстрый политический и пиар-эффект. Такие “игры в Церковь” дорого обходятся недальновидным игрокам, лишая их авторитета не только в мировом православии, но и среди собственной паствы, создавая питательную почву как для глобального раскола официального православия, так и для внутреннего духовного протеста, типа “движения схиигумена Сергия”.

Возвращаясь к “евхаристическому шантажу”, следует напомнить, что РПЦ МП скоро будет отмечать сомнительную дату - вторую годовщину разрыва общения с Константинопольским патриархатом. За эти годы даже на официальном уровне прозвучали обвинения бывших старших собратьев в ереси “восточного папизма”, предательстве Православия в обмен на доллары, шпионаже и агентурной работе на вражеские спецслужбы. На низовом уровне пиар-активисты Московской патриархии вообще окрестили Патриарха Варфоломея бесноватым, “антихристом”, а его таинства - “пищей бесов”. При всем при этом РПЦ МП продолжает спокойно сослужить, скажем, с Иерусалимским и Антиохийским патриархатами, Болгарской и Сербской Церквами, да и вообще практически со всем мировым православием, отнюдь не разрывавшим общения с Константинополем и не собирающимся этого делать. Что же получается, можно вместе причащаться с теми, кто покрывает ересь и приобщается к “пище бесов”? В православной традиции разрыв евхаристического общения означает, как минимум, предупреждение об опасности: у тех, с кем общение разрывается, может не быть таинств. В общем-то, представители РПЦ МП примерно так и говорят о нынешнем Константинопольском патриархате, но при этом продолжают состоять с ним в общении через другие поместные Церкви! И эта богословско-каноническая шизофрения, похоже, приобретает долгосрочный характер, ее никто даже не пытается внятно богословски объяснить.

Опубликованный сегодня циркуляр управляющего делами Московской патриархии об обязательном перекрещивании приходящих в РПЦ МП из Православной Церкви Украины либо из истинно-православных юрисдикций — симптом, свидетельствующий о том, что указанная выше болезнь прогрессирует. Сам жанр документа - “циркуляр” - подчеркивает, что решение, касающееся Предания Церкви, ее канонов и многовековой практики чиноприема, принимается в чисто административном порядке, как какое-нибудь назначение нового епархиального налога. Если в случае с “евхаристическим шантажом”, еще пытались, пусть и неубедительно (в парадигме мирового православия), говорить о его заблуждениях и преступлениях, то при нынешнем радикальном пересмотре канонического порядка приема в Церковь тех, кого Московская патриархия называет раскольниками, вообще не приводится каких-либо оснований!

Издревле при рассмотрении вопроса, который митрополит Дионисий так легко решил своим циркуляром, Церковь опиралась на богословие, изложенное, в частности, в 1-м правиле св. Василия Великого. Это правило делит все отпавшие от Церкви сообщества на три категории: ереси, расколы (“схизмы”) и самочинные сборища (“парасинагоги”). Исходя из того, что вне Церкви нет таинств, православное Предание все же констатирует, что у разных категорий отпавших имеется разная степень удаления от Церкви, что и служит основанием для применения к ним разной степени икономии (снисхождения) при возвращении в Церковь. Все очень разумно и очевидно: чем дальше отпавший ушел от Церкви, тем строже чиноприем назад, а чем меньше ушел — тем легче вернуться. Св. Василий пишет, что у еретиков имеется “явная разность [с нами] в самой вере в Бога”, а в отношении других категорий отпавших, с которыми такой разности нет, призывает к снисхождению, чтобы “не воспятити спасаемых строгостию отлагательства”. В случае с раскольниками и самочинниками св. Василий заповедует ограничиваться миропомазанием, которое в отдельных случаях заменялось покаянием. Так возникла традиция “трех чинов” отпавших от Церкви, которые принимались в нее, соответственно, через Крещение, миропомазание и покаяние.

Циркуляр митрополита Дионисия, навеянный, несомненно, “идеями” Патриарха Кирилла, совершенно разрушает эту многовековую традицию, переворачивая все с ног на голову. Во-первых, он вводит для раскольников более строгий чиноприем, чем для еретиков. Официально считающиеся в РПЦ МП еретиками дохалкидонские христиане (известные также как монофизиты) принимаются через миропомазание. По идее, к числу еретиков в православной традиции относились и католики, однако с 1960-х гг. об этом не принято говорить вслух. В любом случае, кем бы ни были католики для современной РПЦ МП, ясно, что их богословие и духовная практика гораздо больше отличаются от православных, чем богословие ИПЦ, которое от православного вообще ничем не отличается. Недавно епископат РПЦ МП пополнил епископ Домодедовский Симеон, который имеет только католическое крещение, а в православие был принят в 1979 г. через миропомазание. Во-вторых, если даже принять “ультраригористический” взгляд управделами на необходимость крещения для всех раскольников, ибо они “вне Церкви”, то возникает резонный вопрос: почему одних раскольников (ПЦУ и ИПЦ) надо крестить, а других (старообрядцев, включая беспоповцев, у которых вообще никакой иерархии нет!) - не надо?! Этому есть хоть какое-то богословское или формально-логическое объяснение?! Очевидно, что это чистая политика: ведь старообрядцы как бы сближаются сейчас с РПЦ МП и к ним лично ездит Владимир Владимирович Путин, а вот к ПЦУ или ИПЦ он точно не поедет. Кроме того, РПЦ МП, очевидно, считает ПЦУ и ИПЦ ближайшими своими конкурентами, которые, в отличие от старообрядцев, не создают вообще никаких субкультурных препятствий для желающих присоединиться к ним бывших чад Московской патриархии. Значит, тут таинства используются как инструмент еще и своего рода экономической конкуренции, направленной на удержание монополии на православную паству определенных территорий. Наконец, в-третьих, если РПЦ МП не признает крещение ПЦУ, которое признают Константинопольский и Александрийский патриархаты, да и, пожалуй, все остальные Церкви мирового православия, то как она может признавать крещение этих остальных Церквей? Ведь они исповедуют “едино крещение” с ПЦУ, а РПЦ МП исповедует “едино крещение” с ними! Пока ведь вроде не встает вопрос о перекрещивании всех крещеных, например, в Константинопольском патриархате? Если нет, то здравый смысл вновь ускользает из циркуляра. Более того, получается даже прямая хула на то “едино крещение”, которое признают Константинопольский патриархат, а за ним — Церкви мирового православия, с которыми РПЦ МП состоит в общении, то есть та самая хула на Духа Святого, поскольку Московский патриархат верит в Его благодатное действие в мировом православии!

Наверное, сказанного достаточно, чтобы заключить: приказ крестить отдельные категории “раскольников” невозможно объяснить в религиозной логике. Не то что в логике канонов или Предания, но и вообще в логике веры в Бога. Он объясняется лишь политической целесообразностью и - отчасти - вытекающими из нее экономическими интересами. Но как мы назовем организацию, которая сами таинства делает лишь послушным инструментом политики и бизнеса?

 

Источник

 

 

Комментарии: