Регистрация / Вход



ФАКТОР ВЕРЫ

Печать

 

 

Андрей ДЕСНИЦКИЙ

 

...Отец Голем,

или как Осоавиахим родил Досаафа

 

Есть много легенд о том, как мудрец или пытливый ученый создает и оживляет монстра – Голема, или же Франкенштейна (на самом деле Франкенштейн – фамилия самого ученого). Он могуч, он приносит пользу, да только… всегда ли он будет послушен своему создателю? Не натворит ли бед, вырвавшись на волю?

Есть на Урале мятежный монах и священник Сергий. Пересказывать то, что он говорит публично и распространяет по интернету, я не буду – там не одна статья уголовного кодекса, это откровенные призывы к мятежу и разжигание межнациональной розни (угадаете, против какой национальности?). И, что интересно, все наши доблестные правоохранители, которые моментально арестовывают одиночных пикетчиков и судят блогеров за картинки, спокойно оставляют его на свободе.

Соответственно, и нынешнее церковное руководство он поносит последними словами. А женский монастырь, в котором он был до недавнего времени духовником,– теперь осажденная крепость, навроде Соловков времен Раскола XVII в., где единственный закон – слово отца Сергия.

На этом этапе епископ, конечно, запретил ему публично выступать и совершать священнослужение, отправил под церковный суд. Только совершенно не понятно, кто его на этот суд доставит, кто заблокирует все его выступления на просторах интернета.

И я полагаю, что Сергий Романов – это как раз случай Голема и Франкенштейна. Нет, конечно, никто в патриархийных коридорах не старался создать его именно таким. Но ему таким стать легко позволили. И долго этот его стиль одобряли.

Начнем с того, что он никак не мог стать священником. Церковные каноны, которые у нас достаются из кармана при каждом удобном случае (и прячутся в него при каждом неудобном), однозначно запрещают быть священником человеку, который совершил убийство, пусть даже невольно, по неосторожности – например, в ДТП.

Человек, лишивший другого жизни, не может приводить других людей к Богу. Николай Васильевич Романов (так Сергия звали до пострига) отсидел больше 10 лет за убийство и разбой с отягчающими обстоятельствами.

Как это случилось? Очень просто. На дворе были девяностые, своей главной задачей церковные власти видели восстановление и строительство храмов. И вот в нижнетагильской колонии авторитетный заключенный активно участвует в строительстве храма… а после освобождения сразу поступает в духовную семинарию, одновременно становится послушником в монастыре. Уже в 2000-м году как опытный хозяйственник начинает руководить строительством нового монастыря на Ганиной яме (одно из главных мест, связанных с убийством царской семьи в 1918 г.). Успешно справляется с этой задачей, вскоре строит еще один монастырь, становится его духовником – там, собственно, и сидит теперь в осаде, никем особо не осаждаемый.

Монастыри, особенно знаменитые, такие как на Ганиной яме, куда каждое лето собираются многие тысячи паломников – это ведь не только молитвы. Это еще и деньги и власть, власть и деньги. Тем и другим монастырь делится с церковным священноначалием. И даже неизвестно, что тут ценнее: деньги или власть, власть или деньги. Депутат Госдумы Наталья Поклонская ездила к своему духовнику отцу Сергию, привозила важных людей, его самого выводила в свет. Мощный ресурс, кто же от такого просто так откажется!

Тревожные звонки были давно, и не только из этого монастыря. У нас давно уже устроено так, что едва ли не любой монастырь обладает фактической экстерриториальностью. С внешним миром он общается на собственных условиях, порядок внутри поддерживает собственными силами – и что, неужели при таком раскладе не найдется нигде маньяков-властолюбцев или просто бывших авторитетных заключенных, которые именно из лагеря и тюрьмы вынесли свои представления о правильном устройстве жизни?

И просачивалась информация то о детском приюте, где главным воспитательным средством стали телесные наказания за недостаточное благочестие, то о категорическом отказе от медицинской помощи для монахинь. Все это известно было и об обители Сергия, но как-то не доходили руки этим заниматься. Да и, в конце концов, зачем подавать врагам-либералам повод хулить церковь, лучше обойти это все как-нибудь молчанием… Опять же, ресурс слишком ценный!

Тут не обошлось и без своей особой идеологии, без учения о царе-искупителе. Согласно христианской догматике, людей искупил от греха и смерти Господь наш Иисус Христос. В этой новой версии – для русских некое новое, даже более важное искупление совершилось во время расстрела царской семьи в 1918 году. Соответственно, почитать ее нужно не в меньшей степени. А значит, все, что связано с российской империей, есть благо, все, что так или иначе возвращает нас к самодержавию, подобно возвращению Адама и Евы в утраченный рай. И надо всеми силами стремиться к единоначалию, проповедовать смирение, нестяжание, послушание. Для других, конечно. Всевластие и безнаказанность можно оставить для начальства. А на побочные эффекты можно пока не обращать внимания.

Удобно? Очень. До поры до времени.

Главную опасность все эти годы патриархия видела в церковных «либералах». Прещения и наказания сыпались тут же, стоило какому-нибудь священнику высказать вслух недостаточно патриотичные и восторженные мысли.

Руководствуясь старым водительским правилом «пропусти помеху справа», патриархия давала зеленую дорогу всем, кто выступал с позиций фундаментализма – сохраняя при этом формальную лояльность священноначалию. Опять-таки, до поры…

И вот времена изменились, Осоавиахим родил Досаафа (шутку, если что, придумал не я). Православные в форме, при орденах присутствуют на освящении Главного храма вооруженных… Впрочем, какие православные? Как легко можно убедиться, из них мало кто во время освящения крестился и уж совсем никто из людей в форме не подошел к Причастию. А в тех речах, которые обильно произносили по этому поводу, много было про подвиги предков и государственную мощь, но не нашлось повода упомянуть Иисуса Христа. Да и к чему, собственно? И так все отлично получается.

И тут случился коронавирус. Людям десятилетиями говорили, что главное, по сути дела, единственно важное для православного христианина – это регулярно участвовать в богослужении, остальное как-нибудь приложится. И тут им говорят: а вот сейчас в храмы не ходите, потому что мы боимся заражения. Как это?! Предательство!

Конечно, наложились на пандемию и связанные с ней ограничения, и общая усталость от этой бесконечной воинственной риторики на фоне снижения уровня жизни.

В прекрасной имитации Российском империи, начали догадываться люди, им отводится роль бессловесных крепостных. А мечталось о другом… И враг был указан: это нынешнее начальство, государственное и церковное, которое «предало наши идеалы».

В России есть очень разные монастыри и приходы, знаю по опыту. Есть такие, где любят людей и служат Богу. Но поверьте, что Сергий такой – не один. Он – выразитель настроений довольного широкого слоя консервативных православных, которые говорят ровно то же самое не в интернете, а в узком кругу за чаепитием. Пока в узком кругу. Но внимательно присматриваются к тому, что происходит на Урале.

Главная проблема патриархии с мятежным Сергием заключается в том, что он действительно верит во все, что говорит, – в отличие от многих его официальных оппонентов.

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал