К ВОПРОСАМ РЕЛИГИОГЕНЕЗА

Печать

 

 

Андрей МЕЛЬНИКОВ

 

...Капитулирует ли РПЦ перед «патриотическим богословием»

Духовный синкретизм главного воинского храма стал искушением для Московского патриархата

 

Мозаика с изображением Сталина так и не появится в главном храме Вооруженных сил России в подмосковном парке «Патриот». Панно поместят в музее на территории комплекса. Об этом журналистам сообщил глава Экспертного совета РПЦ по церковному искусству, архитектуре и реставрации протоиерей Леонид Калинин.

Министерство обороны объявило о завершении строительства воинского собора 9 Мая, в День Победы. В тот день храм должен был быть освящен, однако из-за пандемии коронавируса обряд отложен на неопределенное время. Минувшей осенью закладной камень культового сооружения освящал патриарх Московский и всея Руси Кирилл в присутствии президента Владимира Путина. Нет сомнений, что и торжественный ритуал в построенном ударными темпами соборе тоже должен совершить глава РПЦ на глазах у высших должностных лиц государства и военачальников. Однако убранство храма вызвало разногласия среди духовенства, и «выносом» Сталина здесь не обойтись.

Новации, которые привнесли в оформление сакрального пространства функционеры оборонного ведомства, стали искушением для верующих. Первым делом всех изумили планы поместить в храме два панно – уже упоминавшуюся композицию с портретом Сталина, а также мозаику с Путиным, где запечатлено присоединение Крыма к России. Вторую волну недоумения вызвали некоторые особенности исполнения традиционных христианских образов. Прежде всего композиция торжествующего Иисуса Христа на апсиде. Многим она напомнила образы Будды Майтрейи, позаимствованные из другой мировой религии. Ну и «вишенкой на торте» оказались многочисленные витражи с орденами времен Великой Отечественной войны, на которых, разумеется, присутствует коммунистическая символика: серп и молот, пятиконечная звезда, красное знамя.

Если крымский сюжет быстро ушел с информационного поля, то споры об уместности портрета вождя атеистического СССР в православном святилище шли вплоть до 16 мая. Патриарх Кирилл, правда, этот вопрос не поднимал. Однако косвенно он затронул тему отношений церкви со сталинским государством 15 мая, накануне объявления Калинина об отказе от мозаики. Речь патриарха была приурочена ко дню памяти патриарха Сергия (Страгородского), с именем которого связано возрождение РПЦ из пепла репрессий в 1943 году. Сергий, сказал нынешний патриарх, «столкнулся с вызовом, с которым не сталкивался ни один глава Русской православной церкви, — он столкнулся лицом к лицу с властью, которая поставила своей целью уничтожение Русской церкви». «Святейший патриарх, конечно, должен был идти на какие-то компромиссы. Но эти компромиссы никогда не простирались на веру, на церковное устройство, то есть на те фундаментальные истины, на которых и зиждется жизнь православной церкви, – заявил также Кирилл. – Ну, а что касается отношений с властью, то, конечно, в тех условиях не было другого пути, чтобы сохранить церковь».

Самый представительный священнослужитель, высказавший свое мнение конкретно о проблеме «сталинистской» мозаики в храме, – председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион (Алфеев). «Я думаю, что, конечно же, изображения Сталина в православном храме не должно быть, потому что Сталин был гонителем церкви, на его совести кровь миллионов людей, в том числе новомучеников и исповедников церкви Русской», – сказал митрополит в своей телепередаче на канале «Россия 24». Кроме того, храм – это не то место, где должны изображаться парады. Алфеев признал, что воинский храм служит еще и местом поминовения, поэтому в нем могут быть изображения, связанные с военными действиями. «Но они не должны быть политизированными, они не должны вызывать разделение или разногласия. И, конечно, в храмах не должно быть портретов гонителей церкви», – подчеркнул Алфеев. Видимо, эти слова, прозвучавшие на государственном телеканале, были призваны донести до публики официальную позицию верхушки РПЦ.

Вопрос в том, с кем полемизируют противники реабилитации сталинизма. Ведь Сталину сочувствуют как в военном ведомстве, так и церкви. Митрополит Петрозаводский и Карельский Константин (Горянов) опубликовал на сайте митрополии поздравление с 75-летием Победы, где отметил, что «Сталин, если можно так сказать, объединил красных и белых, людей разных социальных взглядов и национальностей в одном порыве – в деле защиты Отечества». По мнению митрополита, на протяжении войны «происходило духовное преображение» тирана. «Сталин послушал старицу Матрону и остался в Москве, хотя правительство было эвакуировано. Таким образом, если Гитлер и высшие эсэсовцы получали энергетическую подпитку от общения с демоническими силами, то Верховный главнокомандующий и многие из генералитета обращались к Богу, Пресвятой Богородице и православным подвижникам», – убежден митрополит из Карелии, где в последнее время власти активно противодействуют местному «Мемориалу».

Тот самый протоиерей Калинин, который с явной неохотой сообщил о том, что Сталин не попадет в храм, ранее неоднократно обещал не допустить «выноса» вождя из церкви. «Победа никому не интересна, интересно одно – будет Сталин или нет. Будет. Будет! А скажут убрать – пусть убирают, но я таких команд отдавать не буду. Я не имею прав и полномочий вырывать страницы из книги истории… Как историческая фигура Верховный главнокомандующий, генералиссимус Сталин – он все равно останется, кто бы этого хотел или нет. Это история нашей страны, и все маршалы Победы работали под его непосредственным началом», – говорил священнослужитель еще недавно агентству «Интерфакс-религии».

Подобные мнения отражают достаточно популярную в глубинных слоях церковного народа концепцию «православного сталинизма». Вот и в эти майские дни в соцсетях распространялся видеоролик, созданный силами Среднеуральского женского монастыря, где подвизается в качестве духовника известный своими радикальными проповедями схиигумен Сергий (Романов). Группа монахинь, собравшись в лесу, поет «Волховскую застольную», где есть такие слова: «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина, выпьем и снова нальем!»

Сторонники концепции «правсталинизма», как оказалось, есть и в Министерстве обороны, которое выступает заказчиком воинского храма. Начальник Главного военно-политического управления Вооруженных сил РФ генерал-полковник Андрей Картаполов в интервью «Комсомольской правде» объяснил появление вождя СССР среди христианских святых так: «Иосиф Виссарионович – это наш Верховный главнокомандующий, председатель Совета народных комиссаров. Он на себе вынес всю тяжесть войны, принимал самые ответственные решения. Да и религию, в общем-то, вернул. Почему мы должны его стыдиться? Из-за того, что какие-то господа из-за бугра велят нам это делать? Мы сами разберемся, кого нам чтить, кого изображать на фресках».

В том же интервью Картаполов предлагает довольно своеобразный «символ веры» патриота. «Воин должен верить – в правоту своего дела, в то, что даже если он погибнет, и для себя, и для всех окружающих он будет героем, – убеждает журналиста главный политрук. – Жизнь каждого человека бесценна, но если ее приходится отдавать, надо это делать ради чего-то очень высокого и важного. Чем является свобода и независимость нашей Родины – матушки-России».

Критики концепции храма в парке «Патриот» обнаружили многочисленные признаки замещения и искажения главного объекта христианской веры, что и отразилось в эстетике сооружения. Как его только не называли! Храмом Марса, языческого бога войны – намекая на очертания собора, напоминающие установку с баллистическими ракетами, и его камуфляжную расцветку, и идею сплав трофейной техники времен войны использовать для создания металлических элементов сооружения. Колкости касались и образа матери-Родины, который нашел отражение в скульптурном изваянии рядом с храмом.

Особые претензии – к изобразительным приемам храмостроителей. Протоиерей Леонид Калинин еще в ноябре 2018 года рассказывал в интервью сетевому журналу «Армейский стандарт» о том, откуда коллектив художников черпает вдохновение: «Многие художественные идеи предложены лично министром обороны Сергеем Шойгу... Как профессионал, как художник по образованию могу сказать, что у него есть чувство вкуса и меры. Он, например, предложил на фоне ночного неба изобразить восходящую фигуру Христа. На высоте примерно 12 м от пола. То есть высоко над всеми. Она будет хорошо видна от входа в храм благодаря направленному освещению. На темной мозаичной вогнутой поверхности апсиды будут изображены звезды, символизирующие звезды небесного и духовного небосклона».

В то время не обратили особого внимания на творческие планы храмостроителей Минобороны. Но когда Христос предстал перед зрителями, многие были шокированы отступлениями от канона, который позволили себе иконописцы. Злые языки сразу начали обсуждать на все лады тот факт, что коллективом художников руководит Даши Намдаков. Обсуждался бэкграунд этого мастера, творчество которого насыщено бурятскими и буддийскими мотивами. Работы Намдакова украшают некоторые дацаны в Бурятии. В частности, он изваял маленького Будду, спящего на спине льва. Приводилось немало сравнений росписи воинского храма с тибетскими, бурятскими и тувинскими танками – священными буддийскими изображениями.

Однако не стоит все сводить к индивидуальному вкусу чиновников Минобороны. В этом синкретизме, сочетающем не только христианскую и советскую символику, но и элементы эстетики из нехристианских культур, можно усмотреть зримое воплощение концепции «духовных скреп». Это выражение означает некий сплав из нравственных и культурных традиций, которыми живет Россия. В одном из своих программных обращений к россиянам Владимир Путин говорил: «В нашем разнообразии – наша красота». Он также пояснял, что духовные ориентиры современной России сформировались по итогам Великой Отечественной войны. В пасхальном обращении 19 апреля с.г. Путин, что удивило многих, предположил, что люди иных религий присоединяются к празднику Воскресения Христа. Он также назвал Пасху торжеством жизни. Как отметили догматически настроенные христианские публицисты, подобное можно было бы сказать и о дне весеннего равноденствия, и о языческом торжестве проведения первой борозды на пашне. Своеобразный «символ веры» президента – патриотизм, служение родине, о чем он сказал 10 мая в передаче «Москва. Кремль. Путин».

При этом происходит все более заметное замещение религиозных ритуалов и обычаев подобными обрядами, имеющими отношение к гражданским формам почитания национальных святынь. Своеобразным аналогом традиции принесения из Иерусалима Благодатного огня на Пасху можно счесть раздачу частиц Вечного огня у Могилы Неизвестного Солдата в разных городах России. В поздравлении с 75-летием Победы Путин сказал: «Наши ветераны сражались за жизнь против смерти».  Эти реплики созвучны словам из пасхального Послания, сделанного тремя неделями раньше. День Победы подспудно отождествляется с Пасхой. «Духовное, нравственное значение Дня Победы остается неизменно великим, а наше отношение к нему – священным», – заявил президент.

Вообще кажется странным, что в мемориальном комплексе, посвященном подвигу народов Советского Союза и России, выстроен только православный храм. На Поклонной горе в Москве есть церковь, мечеть, синагога. Обещают построить, но все никак не завершат буддийский храм. Даже если предположить, что мемориал на Поклонной предназначен для общегражданского почитания Победы, а парк «Патриот» – духовно-просветительский центр вооруженных сил, все равно остается противоречие. Российская армия в наши дни – вовсе не «христово воинство», туда набирают молодых людей из разных регионов по призыву. В войсках пусть во многом номинально, но есть не только православное, но и мусульманское, иудейское и буддийское духовенство. Можно лишь предположить, что создатели главного храма вооруженных сил попытались сгладить противоречие между сугубо христианским предназначением собора и задачей создать святилище общероссийской воинской славы. Остался один шаг, чтобы подобный подход был принят Московским патриархатом. Уйдет эпидемия, и к вопросу освящения храма – без Сталина, но все еще с символикой, вызывающей толки, – неизбежно придется вернуться.

 

Источник

 

 

Комментарии: