Регистрация / Вход



СВОБОДА БЫТЬ СОБОЙ

Печать

 

 

Станислав КУЛОВ

 

espch freedБаланс между свободой религии и убеждений и свободой выражения мнений в последних решениях Европейского суда по правам человека*

 

Практика Европейского суда по правам человека по делам, касающимся соотношения свободы выражения мнений и свободы религии, создает впечатление «двойных стандартов». Безусловно, свобода самовыражения, часто входит в противоречие с представлениями религиозных объединений об их сакральном пространстве, религиозных символах и в целом с представлением о священном. Однако в последних решениях Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) присутствует некая двусмысленность в зависимости от того, являются ли оскорбленные верующие христианами или мусульманами, членами большинства или меньшинства. Данный факт не может не вызывать беспокойства, поскольку более десяти лет назад в одной из своих Резолюций ПАСЕ отмечала: «Общая цель должна состоять в том, чтобы сохранить многообразие в обществах, являющихся открытыми и никого не исключающих, на основе прав человека, демократии и главенство закона с помощью развития коммуникаций и улучшения знаний и навыков, необходимых для мирной и конструктивной жизни внутри европейских обществ, с другими странами Европы и с регионами, соседствующими с Европой». [Freedom of expression and respect for religious beliefs, Resolution 1510 (2006)]. Насколько хорошо сегодня у Европейских институтов получается выстраивать модель баланса свобод и интересов различных групп и объединений? Очевидно, что сбалансированный взгляд на ситуацию, характеризующуюся столкновением точек зрения, сам по себе является проблемой. С одной стороны, выступают защитники либеральных представлений о правах человека, демократии и главенстве закона, а с другой - неоднородный и для многих малоизвестный мир религий, включающий разные традиции и системы ценностей. С одной стороны — правовые нормы, рассматриваемые как универсальные, а с другой - религиозные сообщества и религиозные практики с их приоритетами и конкретными особенностями. Однако даже в выстраивании сбалансированных позиций ЕСПЧ успел за последние годы «наломать дров». В подтверждение тому будет правильным сравнить некоторые решения, касающиеся свободы выражения мнений и свободы религии, проанализировав правовые позиции ЕСПЧ и причины сделанных судом соответствующих правовых выводов.

В 2018 году ЕСПЧ было вынесено постановление по делу Компании «Секмадьенис ЛТД.» против Литвы (жалоба №«69317/14) [CASE OF SEKMADIENIS LTD. v. LITHUANIA, (Application no. 69317/14) JUDGMENT, 2018], имеющее важное значение для понимания основополагающих принципов, которыми руководствуется суд. В сентябре и октябре 2012 года компанией-заявителем Sekmadienis Ltd. была проведена рекламная кампания с использованием фотографий, на которых модели были изображены с ореолами, мужчины были в джинсах и с татуировками, женщины - в белых платьях. Рекламные объявления содержали подписи «Иисус, какие брюки!», «Дорогая Мария, какое платье!» И «Иисус [и] Мария, какие наряды!». Несколько человек пожаловалось на рекламу в Государственный орган по защите прав потребителей (SCRPA). Всего в Орган защиты прав потребителей было отправлено около 100 жалоб на рекламу. Последний сначала запросил мнение Литовского рекламного агентства (LAA), органа саморегулирования, состоящего из специалистов по рекламе. LAA заявило, что «религиозные люди всегда очень чутко реагируют на любое использование религиозных символов или религиозных деятелей в рекламе» и что реклама нарушает Кодекс рекламной этики. Орган по защите прав потребителей направил это мнение и жалобы в Государственную инспекцию непродовольственных товаров. Инспекция постановила, что «в рекламе используются религиозные символы неуважительно и ненадлежащим образом» и что это может противоречить национальному закону о рекламе. Впоследствии Орган защиты прав потребителей обратился к Литовской конференции епископов, территориальной власти Римско-католической церкви в Литве, которая заявила, что «унижение и искажение религиозных символов путем преднамеренного изменения их значения противоречит общественной морали, особенно когда это делается для достижения коммерческой выгоды».

Компания-заявитель пояснила, что ссылки на «Иисуса» и «Марию» в рекламных объявлениях использовались как эмоциональные междометия, распространенные в разговорной литовской речи. Также утверждалось, что в отсутствие государственной религии в Литве интересы одной группы - католиков - не могут быть приравнены к интересам всего общества. Тем не менее, в марте 2013 года Орган по защите прав потребителей установил, что реклама противоречит общественной морали и, следовательно, является нарушением Закона о рекламе. Компания-заявитель получила штраф в размере 2000 литовских литов (приблизительно 580 евро). Государственный орган указал, что «ненадлежащее изображение Христа и Марии в рассматриваемой рекламе поощряет легкомысленное отношение к этическим ценностям христианской веры и способствует образу жизни, который несовместим с принципами религиозного человека», и пришел к выводу, что «уважение к религии, несомненно, является моральной ценностью. Соответственно, неуважение к религии нарушает общественную мораль».

Последующая жалоба компании-заявителя в региональный административный суд была отклонена, как и ее жалоба 2014 года в Высший административный суд, который постановил, что «символы религиозного характера занимают значительное место в системе духовных ценностей личности и общества, а также их ненадлежащее использование унижает их и противоречит общепринятым морально-этическим нормам». [SEKMADIENIS LTD. v. LITHUANIA, (Application no. 69317/14) JUDGMENT]. После принятия этого окончательного решения председатель Высшего административного суда подал ходатайство о пересмотре дела на основании того, что, возможно, имело место незаконное или несоразмерное ограничение свободы выражения мнений компании- заявителя. Однако суд отказался возобновить производство по делу.

ЕСПЧ единогласно постановил, что имело место: нарушение статьи 10 (право на свободу выражения мнений) Европейской конвенции о правах человека.

Разрешая вопрос о необходимости вмешательства в демократическом обществе ЕСПЧ указал, что свобода выражения мнения применима не только к «информации» или «идеям», которые благосклонно или равнодушно принимаются и считаются безобидными, но также и к тому, что оскорбляет, шокирует или вызывает беспокойство... «<...> Свобода выражения мнения подлежит ограничениям, которые должны толковаться строго, а необходимость таких ограничений должна быть убедительно обоснована». [Тимофеев М.Т., Секретарева Н.М., с. 836-839. ]

Судом также отмечено, что все визуальные элементы рекламных объявлений, взятые вместе, создали несомненное сходство между изображенными на них лицами и религиозными фигурами. Однако суд акцентировал внимание на том, что хоть все национальные решения упоминали «верующих людей», единственной религиозной группой, с которой проводились консультации в рамках процесса на национальном уровне, являлись представители Римско-католической церкви, несмотря на существование других христианских и нехристианских групп и сообществ в Литве.

Суд установил, что несмотря на то, что действия заявителя вызвали ряд жалоб, рекламные объявления не были явно оскорбительными и не вызывали ненависти. Национальные власти также не предоставили достаточных обоснований того, почему такое использование религиозных символов противоречило общественной морали. Соответственно, национальные власти не смогли найти справедливый баланс между, с одной стороны, защитой общественной морали и правами религиозных людей, и, с другой стороны, правом компании-заявителя на свободу выражения мнения. Формулировки решений, национальных органов свидетельствуют о том, что национальные власти отдают абсолютный приоритет защите прав верующих без надлежащей оценки права заявителя на свободу выражения мнения.

ЕСПЧ также нашел нарушение статьи 10 в деле «Марии Алехиной и другие против России». Дело «Мария Алехина и другие против России» (заявление № 38004/12) [Case of «Mariya Alekhina and others v.Russia» (Application № 38004/12)] касалось осуждения и тюремного заключения трех членов панк-группы Pussy Riot за попытку исполнить одну из своих протестных песен в московском соборе в 2012 году. Суды приняли решение в частности, что их выступление было оскорбительным и запретило доступ к видеозаписям, которые они впоследствии загрузили в Интернет, поскольку они были признаны «экстремистскими» [Берсенева А., Загвоздина Д.]. В решении по делу ЕСПЧ постановил: шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) Конвенции из- за переполненности условия транспортировки членов группы в зал суда и обратно для участия в слушаниях по их делам, а также из-за того, что им пришлось подвергнуться унижению постоянного присутствия в стеклянной кабине во время слушаний в окружении вооруженных полицейских и сторожевой собаки, несмотря на то что очевидного риска для безопасности не было; единогласно, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 (право на свободу и безопасность) Европейской конвенции, поскольку национальные суды указали только стереотипные основания для содержания их под стражей в ожидании суда в течение пяти месяцев; единогласно, что имело место нарушение подпункта (с) пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство / право на юридическую помощь по собственному выбору), поскольку меры безопасности в зале суда, а именно стеклянная кабина и усиленная охрана, помешали членам группы общаться со своими адвокатами, не давали в полной мере реализовать свое право на защиту, препятствовали восприятию происходящего во время их месячного судебного разбирательства; шестью голосами против одного, что имело место нарушение статьи 10 (свобода выражения мнений) из-за осуждения трех членов группы и тюремного заключения.

Суд согласился с тем, что реакция на нарушение правил поведения в местах религиозного культа могла быть оправданной. Тем не менее, он установил, что приговор их к тюремному заключению за простое ношение одежды ярких цветов, махание ими и ногами вокруг и использование сильного языка, не анализируя текст их песни или контекст их исполнения, были исключительно суровыми; и, единогласно, что имело место еще одно нарушение статьи 10 из-за запрета доступа к их видеозаписи в Интернете. Национальные суды не обосновали, почему запрет был необходим. Они просто одобрили общие выводы лингвистического экспертного заключения, не проводя собственного анализа.

С такими выводами ЕСПЧ согласны оказались не все, в частности, некоторые эксперты отмечали предвзятость и идеологическую мотивированность ЕСПЧ, выразившихся в его Постановлении по делу Алехина против России в принципиальном оправдании антихристианских экстремистских акций, в противоречие своим правовым позициям в постановлениях по ранее рассмотренным сопоставимым делам. [Понкин И.В.]. Представители Русской православной церкви (РПЦ) в Страсбурге заявили, что подобное решение ЕСПЧ «можно интерпретировать как поддержку проведению акций нерелигиозного характера в местах религиозного поклонения без согласия общин, которые этими местами владеют» [Игумен Филипп (Рябых)]. Представители РПЦ считают, что вместо поиска баланса ЕСПЧ защитил свободу небольшой группы граждан за счет свободы миллионов других граждан.

Не согласилась с принятым решением по делу и судья от Испании, принимавшая участие в рассмотрении российского «дела Алехиной» Мария Элосеги, которая представила свое особое мнение. В частности, она подчеркнула, что христиане имеют право свободно совершать молитвы и богослужения без страха стать жертвами враждебного или даже агрессивного протеста в пределах своих храмов. Согласно принципу пропорциональности, цель заявительниц (выразить их политическую позицию) не оправдывает те средства, которые они для этого избрали, считает испанская судья. Кроме того, по ее мнению, выступление заявительниц в кафедральном соборе унижало достоинство православных христиан, оскорбляло их, а потому защита свободы слова не распространяется на подобные случаи поведения в церкви и в других культовых сооружениях. [PARTLY DISSENTING OPINION OF JUDGE ELOSEGUI, Case of «Mariya Alekhina and others v.Russia»]

Совершенно иначе ЕСПЧ оценил факты и обстоятельства в деле Е.С. против Австрии (жалоба № 38450/12). [CASE OF E.S. v. AUSTRIA App. No(s). 38450/12]. Заявитель Е.С., гражданка Австрии, родилась в 1971 году и живет в Вене (Австрия). В октябре и ноябре 2009 года г-жа С. провела два семинара под названием «Основная информация об исламе», на которых она обсуждала брак между пророком Мухаммадом и шестилетней девочкой Аишей, который, как утверждается, был совершен, когда ей было девять лет. В частности, на семинаре гражданка С. заявила, что Мухаммаду «нравилось делать это с детьми» и «... 56-летний и 6-летний?». Как мы это называем, если это не педофилия? ».

15 февраля 2011 года Венский областной уголовный суд установил, что эти заявления подразумевают, что Мухаммад имел педофильные склонности, и осудил г-жу С. за оскорбление религиозных доктрин. Ей было приказано заплатить штраф в размере 480 евро и расходы на разбирательство. Г-жа С. подала апелляцию, но Венский апелляционный суд оставил в силе решение в декабре 2011 года, в основном подтвердив выводы суда низшей инстанции.

Просьба о возобновлении разбирательства была отклонена Верховным судом 11 декабря 2013 года.

Ссылаясь на статью 10 (свобода выражения мнения), г-жа С. жаловалась на то, что национальные суды не рассмотрели существо оспариваемых заявлений в свете ее права на свободу выражения мнения. Если бы они сделали это, они бы не квалифицировали их как простые оценочные суждения, а как оценочные суждения, основанные на фактах. Кроме того, ее критика ислама происходила в рамках объективной и оживленной дискуссии, которая способствовала публичному обсуждению и не была направлена на клевету на Пророка. Наконец, г-жа С. утверждала, что религиозные группы должны терпеть даже жесткую критику.

Суд отметил, что те, кто решит воспользоваться свободой исповедовать свою религию в соответствии со статьей 9 Конвенции, не могут рассчитывать на освобождение от критики. Они должны терпеть и принимать отрицание другими своих религиозных убеждений. Только в тех случаях, когда выражения в соответствии со статьей 10 выходят за пределы критического отрицания и, разумеется, когда они могут спровоцировать религиозную нетерпимость, государство может на законных основаниях считать их несовместимыми с уважением свободы мысли, совести и религии и принимать соразмерно ограничительному характеру, меры. Суд также отметил, что предмет настоящего дела носил особенно деликатный характер и что (потенциальные) последствия оспариваемых заявлений в определенной степени зависели от ситуации в соответствующей стране, где были сделаны заявления, времени и контекста, в которые они были сделаны. Соответственно, он счел, что в данном случае национальные власти имели широкую свободу рассмотрения, поскольку они могли лучше оценить, какие высказывания могут нарушить религиозный мир в их стране. Суд повторил, что в своей прецедентной практике он проводил разграничение между утверждениями о фактах и оценочными суждениями. Он подчеркнул, что истинность оценочных суждений не поддается доказыванию. Однако оценочное суждение без каких-либо фактических оснований для его поддержки может быть чрезмерным. Суд отметил, что национальные суды всесторонне объяснили, почему они посчитали, что показания заявителя могли вызвать обоснованное негодование; в частности, они не были сделаны объективным образом, способствующим обсуждению общественных интересов (например, по вопросу о детских браках), но могли быть поняты только как направленные на демонстрацию того, что Мухаммад не достоин поклонения. Он согласился с национальными судами, что г-жа С. должна была знать, что ее показания были частично основаны на ложных фактах и могли вызывать негодование у других. Национальные суды установили, что г-жа С. субъективно присвоила Мухаммаду клеймо педофила, утверждая то, что это его сексуальные предпочтения и что она не смогла нейтрально информировать свою аудиторию об историческом прошлом, что, следовательно, не позволило провести серьезную дискуссию по этому вопросу. Следовательно, ЕСПЧ не усмотрел оснований для отклонения от квалификации национальных судов оспариваемых заявлений как оценочных суждений, которые они основывали на подробном анализе сделанных заявлений.

Суд пришел к выводу, что в настоящем деле национальные суды тщательно сбалансировали право заявителя на свободу выражения мнений с правами других на защиту своих религиозных чувств и сохранение религиозного мира в австрийском обществе.

Суд далее постановил, что даже поданные в мягкой форме подобные заявления не становятся приемлемыми, поскольку превышают допустимые пределы свободы выражения мнения.

Наконец, поскольку г-же С. было приказано уплатить умеренный штраф, и этот штраф находился в нижней части установленного законом диапазона наказания, уголовное наказание не могло считаться несоразмерным. В этих обстоятельствах и учитывая тот факт, что г-жа С. сделала несколько компрометирующих заявлений, ЕСПЧ счел, что австрийские суды не выходили за рамки своей широкой свободы рассмотрения и в целом, нарушения статьи 10 не было.

Дело было обжаловано в Большую Палату ЕСПЧ, которая подтвердила принятое ранее решение. Чем были продиктованы решения национальных судов и фактически поддержавшего их ЕСПЧ? Возможно взвешенными правовыми позициями и многолетней практикой, а возможно, страхом перед общественными волнениями и манифестациями отдельных религиозных направлений.

Заслуживает внимания также относительно новое дело Ассоциации христианских юристов против Испании, по которому решение пока не вынесено, жалоба коммуницирована 20 июня 2019 правительству Испании. [ASOCIACION DE ABOGADOS CRISTIANOS c. ESPAGNE, App. No(s). 22604/18].

Религиозные группы судятся с испанским художником из-за его последней выставки, где на одной из инсталляций, освященными гостиями[i] выложено слово «педофилия».

Выставка под названием «Похоронен» испанского художника Абеля Азкона вызвала споры с момента ее открытия. Выставка рассказывает истории людей, которые были расстреляны и которые исчезли во время гражданской войны в Испании, а также ретроспективу работ Азконы, которая включает в себя несколько произведений, подвергающих критике испанское общество и религию, включая произведение «Аминь», в котором из 242 освященных гостий на асфальте собрано слово «педофилия».

Художник Азкона притворившись верующим католиком, более 200 раз участвовал в обряде евхаристии, таким образом он собирал гостии, которые используются в Римско­католической церкви во время евхаристии. Выставка серьезно всколыхнула испанскую общественность, за короткий срок петиция против выставки и художника Азконы собрала более 100 000 подписей.

Религиозные объединения достаточно жестко отреагировали на выставку; «Испанская ассоциация христианских юристов» подала иск о закрытии выставки, утверждая, что огромное количество человек протестовали против нее, что выразилось как в массовых акциях на улицах городов Испании, так и в Интернет-пространстве. Художника также обвиняют в краже гостий и вменяют ему преступление против религиозных чувств верующих, а также оскорбление их религиозных убеждений; за данные категории преступлений испанским уголовным кодексом предусмотрена ответственность.

Организаторам выставки вследствие общественного резонанса пришлось закрыть часть выставки, представленную художником Азконой. Если ЕСПЧ подтвердит бездействие испанских властей, он предоставит всем антихристианским группировкам карт-бланш на использование этих новых форм ненависти и нетерпимости.

Совершенно очевидно, что подобные коллизии между двумя важными свободами: совести и выражения, будут возникать в будущем. Национальные суды государств участников Европейской конвенции, не только стараются соблюсти единообразие внутренней судебной практики, но и часто следуют сформированной внутригосударственной политической парадигме, в свою очередь право критиковать религии, религиозные организации и объединения, неотъемлемая часть свободы слова и свободы выражения мнения. Поэтому свобода выражения мнений должна быть ограничена в случаях оскорбления верующих или подстрекательства к насилию, но не из-за страха перед реакцией тех или иных групп, которые не поддерживают критику своей религии.

В современном правовом и политическом контексте не хотелось бы, чтобы ЕСПЧ из правового инструмента превратился в инструмент политического давления. ЕСПЧ должен более ответственно относится к поиску критериев для определения границ допустимого и недопустимого при реализации права на свободу слова. Каждое решение ЕСПЧ по вопросам соотношения свободы вероисповедания и свободы слова, свободы выражения мнений имеет свою специфику и является очень индивидуальным, однако, в силу действия правила правового прецедента, каждое такое решение имеет влияние на правовое поле во всех странах Совета Европы.

 

Библиографический список:

Берсенева А., Загвоздина Д. Экстремистские пляски. Суд признал четыре ролика Pussy Riot экстремистскими, за их распространение грозят штрафы, 2012 г. // [URL] https://www.gazeta.ru/social/2012/11/29/4872449.shtml

Дело «Мария Алехина и другие против России» (заявление № 38004/12) [Case of «Mariya Alekhina and others v.Russia» (Application № 38004/12) / Judgment of the European Court of Human Rights (ThirdSection) of 17 July 2018] // [URL] http://hudoc.echr.coe.int/ eng?i=001-184666

Дело «Секмадьенис ЛТД.» против Литвы (жалоба №69317/14) [CASE OF SEKMADIENIS LTD. v. LITHUANIA, (Application no. 69317/14) JUDGMENT, 2018 // [URL] https://hudoc.echr.coe.int/eng#{%22itemid%22:[%22001-180506%22]}

Дело Ассоциация христианских адвокатов против Испании, [ASOCIACION DE ABOGADOS CRISTIANOS c. ESPAGNE, App. No(s). 22604/18 // [URL] http://hudoc.echr. coe.int/eng?i=001-194551

Дело Е.С. против Австрии (жалоба № 38450/12). [CASE OF E.S. v. AUSTRIA App. No(s). 38450/12 // [URL] http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-187188

Игумен Филипп (Рябых): Решение суда наносит удар по правовой защите религиозной свободы в Европе // [URL] https://ruskline.ru/news_rl/2018/12/05/igumen_filipp_ryabyh_ reshenie_suda_nanosit_udar_po_pravovoj_zawite_religioznoj_svobody_v_evrope/

Понкин И.В. Заключение на Постановление Европейского суда по правам человека от 17.07.2018 по делу «Мария Алехина и другие против России» // [URL] http://www>. state-religion.ru/files/Ponkin_17-09-2018.pdf

Тимофеев М.Т., Секретарева Н.М. (отв. ред.). Постановление от 30 января 2018 года по делу Компания «Секмадьенс Лтд., против Литвы, SEKMADIENIS LTD. v. LITHUANIA, (Application no. 69317/14) JUDGMENT // «Совесть Европы» в действии: 350 решений Европейского Суда по правам человека: Компендиум практики Европейского Суда по правам человека. М.: Институт права и публичной политики, 2019. С. 836-839.

Freedom of expression and respect for religious beliefs, Resolution 1510 (2006) // [URL] https://assembly.coe.int/nw/xml/XRef/Xref-XML2HTML-en.asp?fileid=17457&lang=en

PARTLY DISSENTING OPINION OF JUDGE ELOSEGUI, Case of «Mariya Alekhina and others v.Russia» // [URL] [URL] http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-184666

______________________________________________________________

Евхаристический хлеб в католицизме латинского обряда

 

* Светскость, секуляризм, религиозность: исторические, юридические и философско-мировоззренческие аспекты. Бишкек,2020.стр. 203 - 215 (материалы Международной научно-практической конференции 23-25 октября 2019, Бишкек (Кыргызстан).

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал