Регистрация / Вход



ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГИБКОСТЬ

Печать

 

 

Милена ФАУСТОВА   Андрей МЕЛЬНИКОВ

 

kir put20 3Коронавирусная фронда РПЦ быстро сменилась послушанием

Как повлияет на церковь решение присоединиться к строгому карантину

 

Московский патриархат недолго выдерживал «стойкость в вере» перед требованиями властей закрыть храмы для верующих. 29 марта Патриарх Московский и всея Руси Кирилл обратился с призывом к верующим воздержаться от посещения церквей. В это же самое время на сайте Псковской митрополии выложили видеоролик с проповедью правящего митрополита Тихона (Шевкунова), который также призвал местных прихожан не участвовать во время карантина в богослужениях. Если патриарх долгое время сохранял молчание, не вмешиваясь в спор тех, кто чуть ли не силой готов противостоять запретам на посещение церквей, и тех, кто считал приоритетом здоровье людей, то Тихон уже давно закрыл для паломников Псково-Печорский монастырь.

«Церковь призывает до жертв в наших семьях принять на себя обязательство строго исполнять все те предписания, которые сегодня предлагаются санитарными властями в России», – заявил глава РПЦ в воскресной проповеди в московском храме Христа Спасителя. «Я призываю вас, мои дорогие, в ближайшие дни, пока не будет особого патриаршего благословения, воздержаться от посещения храмов», – внушал Кирилл. «Я как псковский епископ благословляю всех вас молиться дома. Сейчас пришло это время», – в свою очередь, сказал Шевкунов.

«А всякие другие проповеди, в том числе исходящие от неразумных священнослужителей, не слушайте. Слушайте то, что вам сегодня сказал патриарх! » – строго предупредил патриарх. Он отчитал не только своих подчиненных, но и тех беспечных граждан, которые восприняли карантин как внеочередной отпуск и отправились в парки жарить шашлыки. «Спасаться, а не дурака валять!» – едва ли не прикрикнул на них глава РПЦ. В своем обращении митрополит Псковский обрушился на нарушителей карантина с еще большей силой. Он назвал борьбу с эпидемией «третьей мировой войной»: «Снова через 75 лет война – и война мировая. Разные цифры тех, кто ляжет в этих страшных боях с мором. Одни говорят: несколько миллионов, другие – до 40 миллионов. Это больше, чем погибло в боях во Второй мировой войне». «Те, кто говорит, что в храмах и монастырях невозможно заразиться, – лгут, зная того или не зная. Они нечестивцы», – продолжил митрополит. По мнению Тихона, идет «война с духом противоречия, противления разуму и послушанию», а «предатели на этой войне – те, кто не соблюдает предписания врачей».

Выступление патриарха всего лишь на несколько часов предшествовало заявлениям таких представителей государственной власти, как мэр Москвы Сергей Собянин и премьер-министр Михаил Мишустин, об ужесточении режима карантина в столице и других регионах, а также о мерах воздействия на тех, кто не будет соблюдать режим самоизоляции. Для многих такое резкое изменение настроений в Московском патриархате оказалось удивительным. Еще накануне видные представители духовенства объявляли о незаконности требований властей. В частности, обвиняли в антиконституционных постановлениях губернатора Санкт-Петербурга Алексея Беглова. И вот такое обнуление предшествовавшего «стояния в вере»!

Напомним, 26 марта Смольный запретил гражданам посещение религиозных организаций с 28 марта по 5 апреля. Запрещено «посещение физическими лицами объектов (территорий) религиозных организаций, за исключением служителей и религиозного персонала указанных религиозных организаций», говорится в документе. «В Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, включая право индивидуально или совместно с другими совершать богослужения, другие религиозные обряды и церемонии (ст. 28 Конституции РФ; п. 1 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»), – ответили Смольному в Правовом управлении Московской патриархии. – Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено в целях защиты здоровья граждан только Федеральным законом (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ; п. 2 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Иные акты органов власти (включая акты органов власти субъектов Российской Федерации и муниципальных органов) не могут ограничивать свободу совести и свободу вероисповедания, включая право граждан посещать религиозные объекты в целях участия в богослужениях, поскольку такие акты не имеют статуса Федерального закона».

В тот же день власти Москвы попросили верующих воздержаться от посещения мест культа. «С пониманием относимся к рекомендации гражданских властей Москвы и Московской области гражданам «воздержаться от посещения религиозных объектов», а также мотивам, по которым эта рекомендация была дана», – ответили в религиозной организации. «Вместе с тем пастырский долг духовенства будет в полном объеме исполняться по отношению ко всем тем верующим людям, которые находят для себя необходимым в нынешнее трудное время прийти в храм для молитвы о своих близких и о нашем народе», – говорилось в комментарии Рабочей группы при Патриархе Московском и всея Руси по координации деятельности церковных учреждений в условиях распространения коронавирусной инфекции. На следующий день запрет на посещение религиозных учреждений ввела и администрация Республики Карелия.

Еще раньше рабочая группа РПЦ пыталась немного поторговаться с властями регионов. «Вопрос об ограничении доступа в храмы для присутствия за богослужениями может быть рассмотрен в случае введения властями режима, ограничивающего пользование общественным транспортом, а также посещения публичных мест, таких как торговые учреждения, организации общественного питания и другие», – говорилось в циркулярном письме от 24 марта председателя рабочей группы митрополита Дионисия (Порубая). Если региональные власти обратятся к представителям церкви по поводу ограничения доступа, митрополит Дионисий рекомендует предложить главе региона «вести проработку вопроса в непосредственном личном взаимодействии» с правящим архиереем. Вероятно, накануне воскресного богослужения вопрос был тщательно «проработан» с самим патриархом. При этом общественный транспорт не был остановлен, а торговые центры и впрямь закрыли, но вряд ли на это решение повлиял ультиматум РПЦ.

«Я думаю, что было два этапа, – предположил в разговоре с «НГР» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Первый – попытка отстоять свою самость. Люди, не только церковные, но и светские, очень трудно привыкают к новой реальности. Они живут предыдущими реалиями. Это свойственно их психологии. С церковью произошло то же самое. Уже совершенно новая повестка, кризисная, связанная с пандемией, а у церковных людей – свой календарь. И людям очень трудно воспринять, как в Великий пост можно не ходить на службу и как придется праздновать Пасху дистанционно. Сейчас постепенно наступает период привыкания и осознания, что и это возможно. Да, придется богослужения смотреть через интернет. Да, не удастся причащаться. Но для того, чтобы к этому привыкнуть, необходимо время».

Руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко считает, что церковь чутко прислушивается к процессам во властных коридорах, но и там – сумятица. Виной недоразумений между РПЦ и властями – «отсутствие нормальных политических и иных контактов». «Никто не может понять, кто окончательно решает и когда окончательно решает. А патриарх, который является частью политического истеблишмента, также подвержен этой путанице. Он не знает, какие решения принимать, потому что не знает, какие решения будут принимать власти», – сказал политолог «НГР». «Все начиналось с того, что утверждали, что в церковь ходить можно, что Бог всех предохранит, целовали мощи и так далее. И вот пожалуйста! Тогда люди совершенно неадекватно реагировали, потому что не было указаний – абсолютно ясных и конкретных. Ну, вот такая система – с одной стороны, слава богу, сыграли на опережение, с другой – формально как это делать, не знают. И в этом смысле мнение патриарха и церкви как раз и отражает эту сумятицу», – считает Малашенко.

В свою очередь, Алексей Макаркин отмечает: «Усилилось понимание, что зараза сама собой не пройдет. Власть оказалась более информированной. У нее есть реальные цифры и математические модели. Более того, эта история показала одну простую вещь: власть относится к церкви как к любой другой организации, с которой она сотрудничает и работает, – подчеркнул политолог. – А церковь со своим подходом, что она не обычная организация, что она сакральна, оказалась в состоянии временного противоречия – причем не с государством, а с решениями отдельных чиновников. И когда стало ясно, что решения этих отдельных чиновников и есть выражение государственной политики, а не сам Беглов что-то придумал, то РПЦ очень быстро пошла ему навстречу. И уже сейчас видно, что никакого противостояния с государством у церкви не будет, что церковь может аккуратненько попробовать проигнорировать какого-нибудь чиновника – ну а вдруг получится! – но когда становится понятно, что это позиция государства, то тут ей уже ничего не остается делать, как подчиниться».

Кроме того что церкви не хочется портить отношения с государством, есть объективная реальность, связанная с масштабами пандемии, которую люди в церкви все более понимают. «Пандемия будет расширяться, это неизбежно даже при карантине, потому что заболевают люди, которые заразились раньше. И церкви, конечно, не хочется, чтобы ее обвинили в том, что она является виновницей и разносчицей заболевания, – полагает Макаркин. – Поэтому и было принято такое решение. Его надо еще уточнять, потому что к нему есть вопросы. Вероятно, оно будет оформлено решением Священного синода, а может, церковь решит перебросить эту ответственность на государство. Церковь вряд ли захочет быть здесь инициатором». «Скорее всего храмы будут открыты, но массового участия в богослужениях в них не будет, а смогут посетить храм те, у кого будет специальный пропуск, разрешающий передвижения по Москве», – предположил эксперт.

Кроме неловкой попытки церкви отстоять перед властями свою «самость» ситуация выявила серьезные расхождения во мнениях на «материальное» и «сакральное» даже между епископами. Так, среди «коронавирусных диссидентов» отметился викарий Санкт-Петербургской епархии, наместник Александро-Невской лавры епископ Назарий (Лавриненко), который пообещал, что «лавра продолжит служить обычным расписанием, ворота обители закрыты не будут». «Мы не позволим «внешним» закрыть храмы нашими собственными руками. Если это сделают силовые структуры, то все последствия будут на их совести», – заявил Лавриненко телеканалу «Царьград». Общественное движение «Сорок сороков», воодушевившись словами епископа, даже объявило мобилизацию верующих на борьбу с городской властью, но призыв этот, кажется, так и потонул в равнодушии пользователей.

С другой стороны, митрополит Курский и Рыльский Герман (Моралин), а также руководство Тобольской митрополии обратились с призывом к верующим оставаться дома. Это было еще 27 марта, то есть до патриаршего «благословения» и в разгар противоборства питерских ревнителей веры с градоначальником. «Призываю наших жителей слушаться распоряжений нашей власти, потому что эти распоряжения не чрезмерны. Они не навязаны каким-то ощущением паники, каким-то страхом. Они реалистичны и направлены на охрану нашего здоровья», – в частности, говорил Моралин.

Надо сказать, что среди верующих уже давно известны случаи, когда заражение приносили паломники, вернувшиеся из монастырей в свои пенаты. Так, грекокатолический священник в Тернопольской области разнес заразу по деревням, а затем сам слег в больницу с поражением легких. Нашумела история инфицирования служителя церкви Михаила Архангела в Кишиневе, контактировавшего с зараженными паломницами, вернувшимися из Украины, из Почаевского монастыря.

30 марта стало известно об отступничестве священнослужителя, несогласного с позицией Санкт-Петербургской митрополии по карантину. Настоятель одного из городских храмов протоиерей Владислав Анцибор снял с себя сан и, более того, отрекся от церкви. Возможно, это единичный случай, а возможно, и сигнал о наметившемся расколе в Московском патриархате. При этом остаются на своих местах те священнослужители, которые ранее горячо уверяли верующих, что в храме им ничего не грозит. Протоиерей Андрей Ткачев, «прославившийся» глумливым выходом из алтаря своего храма в противогазе, уже после проповеди патриарха угрюмо твердил что-то о надвигающемся тоталитарном контроле государства.

А самое главное – повисла в воздухе тема конституционных основ отношения церкви и государства, которую неосторожно подняло Правовое управление Московской патриархии в своем ответе на распоряжение властей Петербурга. К этой теме еще предстоит вернуться.

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал