Регистрация / Вход



В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ СИТУАЦИИ

Печать

 

 

spc20Экспертное мнение Славянского правового центра по вопросу введения в Москве «запрета» на проведение богослужений

 

Указом Мэра Москвы от 16 марта 2020 г. № 21-УМ «О внесении изменения в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ» в связи с угрозой распространения в городе Москве новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) на территории города Москвы введен режим повышенной готовности.

В соответствии с п.п. 2 и 3.1 этого указа до 10 апреля 2020 г. на территории города Москвы запрещено проведение спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий, а также временно приостановлено проведение досуговых мероприятий с участием граждан, в том числе в сфере культуры, физической культуры и спорта, выставочной, развлекательной и просветительской деятельности, в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них) с числом участников более 50 человек одновременно. После публикации вышеназванного указа в СМИ и социальных сетях появились публикации и даже консультации некоторых юристов о том, что введенные указом Мэра запретительные меры в полной мере распространяются на проведение религиозными организациями богослужений, обрядов и церемоний, если на таких мероприятиях одновременно присутствуют более 50 человек.

Считаем, что подобное толкование положений рассматриваемого указа не основано на требованиях федерального законодательства и прежде всего конституционных норм. Согласно части 3 статьи 55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Указ Мэра Москвы не является федеральным законом и уже это обстоятельство ставит под сомнение правомерность ведения этим указом каких-либо мер, ограничивающих конституционные права и свободы граждан.

Как усматривается из текста самого указа, он был принят в соответствии с подпунктом «б» пункта 6 статьи 41 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 613—ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». Но согласно положению указанного федерального закона, на которое ссылаются авторы указа, - органы управления и силы единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций функционируют в режиме повышенной готовности - при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации. 

Никакого ограничения прав и свобод граждан эта норма закона не предусматривает, и вообще, введение каких-либо ограничительных и запретительных мер в отношении прав и свобод человека не является предметом регулирования данного закона. Согласно положениям статьи 56 Конституции РФ в условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия (часть 1). 

Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке, установленных федеральным конституционным законом (часть 2). Обращаем внимание, что в данной конституционной норме речь идет не о чрезвычайной ситуации, которая имеет место в рассматриваемой нами ситуации, а о чрезвычайном положении. В соответствии со статьей 1 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», принятого в развитие этой конституционной нормы, чрезвычайное положение означает вводимый в соответствии с Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом на всей территории Российской Федерации или в ее отдельных местностях особый правовой режим деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, их должностных лиц, общественных объединений, допускающий установленные настоящим Федеральным конституционным законом отдельные ограничения прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей.

Однако в силу части 3 статьи 56 Конституции Российской Федерации даже при установлении чрезвычайного положения не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 - 54 Конституции Российской Федерации. Согласно статьи 28 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Таким образом, исходя из требований Конституции Российской Федерации, право на совместное исповедание веры не может быть ограничено даже в условиях чрезвычайного положения. Тем не менее, считаем, что если вводимые указом Мэра Москвы ограничительные меры и нельзя признать юридически безупречными, то, исходя из сложившейся эпидемиологической ситуации, к ним стоит отнестись как к необходимым и вполне обоснованным рекомендациям.

Подобные рекомендации также приняты во многих субъектах Российской Федерации и нашли полную поддержку и понимание со стороны религиозных объединений и организаций.

  • С учетом изложенного, считаем необходимым поддержать инициативу мэра города Москвы в целях улучшения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал