Регистрация / Вход



УБИЙСТВО ПО ГЕНДЕРНОМУ ПРИЗНАКУ

Печать

 

 

Татьяна ЯРМОЩУК

 

ubiistvo chestiНе носила платок и даже пила пиво. За что на Северном Кавказе родственники-мужчины убивают женщин

«Убийства чести», когда родственники-мужчины убивают женщину за «аморальное поведение», остаются на Северном Кавказе острой проблемой. Женщин душат, убивают топорами, ножами, из огнестрельного оружия, топят, травят. Точной статистики по этим убийствам нет, поскольку многие из них удается скрывать

 

«Мы должны сохранить лицо рода. Испортить род легко. Мы же всегда об этом помним. И знаем все рода, где что-то уже не так, нечисто. Где женились не на тех, кто нечистокровный. Туда же попадут и те, кто дозволит неправильное поведение женщин», – сказал духовный деятель из Ингушетии, которого цитирует фонд «Правовая инициатива» в своем докладе об «убийствах чести» на Северном Кавказе.

«Убийство чести» – это акт насилия, обычно убийство, совершенное членами семьи мужского пола против членов семьи женского пола, которые, как они считают, навлекли на семью бесчестие. Это определение правозащитной организации Human Rights Watch.

Причин для таких убийств может быть множество: отказ от замужества, супружеская измена, желание развестись с мужем, непослушание. А поводом могут стать даже ничем не подтвержденные слухи. Также, как отмечают правозащитники, случается, что мужчины просто прикрываются этой «традицией». «Либо мужчина хочет избавиться от жены, либо отец, брат или дядя, которые насиловали свою родственницу, убивают ее и тоже говорят: мы ее убили, потому что нам сказали, что она была гулящая», – говорит координатор программы «Гендерная демократия» Фонда Генриха Белля Ирина Костерина.

По оценкам ООН, в мире ежегодно совершается около 5 тысяч «убийств чести». (Правозащитники считают, что эта цифра намного выше, просто многие подобные случаи маскируют под самоубийство, несчастный случай либо пропажу без вести.) Лидерами являются Пакистан, Афганистан и Иран. Однако «убийства чести» практикуются и на территории России: в Дагестане, Чечне и Ингушетии.

В своей статье мы используем международный термин «убийство чести» (honor killings – англ.). Хотя жители Северного Кавказа говорят «смыть пятно « или «смыть позор».

 

Ингушетия: «смыл позор»

Последнее громкое «убийство чести» произошло в Магасе в феврале этого года. 37-летний Магомедбашир Могушков ножом убил 33-летнюю сестру Лизу Евлоеву, чтобы, как он сказал, «смыть позор с семьи». После этого Могушков сдался силовикам. Его арестовали и возбудили дело по статье «Убийство».

Поводом для убийства стало то, что Лиза фигурировала на видео задержания Исы Альтемирова, подозревавшегося в участии в банде, которая «провоцировала замужних женщин на измену и потом шантажировала их соответствующими съемками».

Во время полицейской операции в квартире, помимо Альтемирова, находился еще один мужчина и две женщины, одна из них – Лиза Евлоева. Видео задержания на следующий день появилось в соцсетях, и Евлоеву смогли опознать родственники.

Сотрудника полиции, которого подозревают в «сливе» оперативной съемки, задержали. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное лицом с использованием своего служебного положения», которая предусматривает до четырех лет лишения свободы.

 

Дагестан: отказалась выходить замуж

В январе 2020 года суд в Дагестане приговорил местного жителя Саадула Махмудова, который убил свою сводную сестру, к 9,5 годам колонии строгого режима. Мужчину обвинили по двум статьям: «Неявка в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше одного месяца» и «Убийство».

Следствие установило, что в январе 2019 года Махмудов не прибыл из отпуска на военную службу в Ростовскую область. А в мае того того же года кухонным ножом убил сестру.

Свои действия Махмудов мотивировал тем, что сестра его «не слушалась», переехала в Махачкалу и отказывалась выходить замуж.

 

Чечня: «увел из жизни, чтобы не позорила себя и близких»

Убийство 38-летней Заремы Даурбековой, которую задушил собственный отец за «аморальное поведение», – последнее известное «убийство чести» в Чечне.

Зарема была разведена, работала в парикмахерской и жила у родителей со своим 10-летним ребенком. В ноябре 2013 года она исчезла, после чего ее мать обратилась в полицию.

О судьбе Заремы почти год ничего не было известно, пока в сентябре 2014 года ее отец Султан Даурбеков не явился с повинной.

Даурбеков признался, что 24 ноября 2013 года отвез дочь на пустырь, чтобы «пристыдить за непристойное поведение, которым она позорила всю семью». По его словам, дочь начала возражать, он достал из кармана веревку и задушил ее. Потом отец бросил тело дочери в яму и засыпал мусором.

Во время суда свидетели рассказывали о «непристойном поведении» Заремы: «не носила платок», «получала подарки от мужчин», «даже пиво пила».

«Если женщина пьет пиво, это есть крайняя форма неуважения к обычаям, крайняя форма самоустранения женщины от своей нации, от своей веры», – заявил в прениях адвокат обвиняемого Ильяс Тимишев.

Позиция Тимишева во время этого процесса возмутила его оппонентов и наблюдателей. «Даурбеков не лишал свою дочь жизни, он ее не убивал. Надо говорить так: он увел ее из жизни, чтобы она не позорила саму себя, своего отца и всех близких родственников. Так будет правильно», – сказал адвокат.

При этом Тимишев настаивал, что кавказца судят по законам, чуждым чеченцам: «Закон принимался в основном депутатами – представителями народов, которые не имели представления об убийстве в такой ситуации. В основном депутаты – представители русскоязычного населения. Эти депутаты не приемлют такие действия отца. Почему? Потому что у них обычаев нет».

По версии адвоката, отец был в состоянии аффекта, когда убил Зарему, однако эксперты этого не подтвердили. В апреле 2015 года Старопромысловский районный суд Грозного признал Султана Даурбекова виновным в совершении убийства и приговорил к семи годам тюрьмы.

Дело Даурбекова – одно из немногих, получивших огласку. Чаще «убийства чести» удается скрывать. Их маскируют либо под самоубийство, либо под естественную смерть (вскрытие в таких случаях не проводят, а по исламскому обряду хоронят покойного, по возможности, в тот же день), либо под пропажу без вести.

 

«Женщины в этом обществе – ходячие мертвецы»

Так произошло в Ингушетии с Изабеллой – ее убили братья.

«Это случилось через пару дней после ее свадьбы. Помню, как моя мама говорила по телефону с родственниками, и они ей рассказали, что Изабеллу убили. Ее убили братья: двоюродный брат по отцовской линии и родной брат. Они застрелили ее где-то в подвале и похоронили в лесу, никто не знает где», – вспоминает Мадина, которая согласилась рассказать нам историю убийства своей родственницы.

Изабеллу обвинили в том, что она «была не девственницей». «Никто даже не обратился к врачам, никаких доказательств. Ее просто вернули домой к родителям, где ее застрелили. После этого я больше никогда не слышала, чтобы кто-то что-то сказал. Ни один мужчина из родственников даже рот не отрыл, будто бы так и должно быть, мол, правильно сделали, не была же девственницей. Мужчины творят что хотят, а женщина в Ингушетии должна быть асексуальна. Это требование нашего общества», – продолжает Мадина.

Она вспоминает, как через пару лет после убийства попала в дом этой семьи. «Там я увидела, что ее мать сидит на кухне за одним столом с каким-то мужчиной, они пьют чай. Все было нормально, как в обычной семье, просто мать была немножко недовольна, что он был пьяный, – рассказывает Мадина. – Меня с ним познакомили, сказали, что это их старший сын. Я поняла, что это был убийца Изабеллы, но в то же время я не верила: как можно пить чай с человеком, который убил твою дочь?»

Мадина пришла домой и спросила об этом свою мать, она подтвердила, что Изабеллу убил именно он. «Я ей сказала: «Он убил человека, он на свободе, а она с ним пьет чай». Мама смотрела на меня с открытыми глазами и не могла понять, чего я от нее хочу. Она ответила: «Но это же ее сын». Тогда я все поняла и спросила: «Если бы меня убил твой сын, мой брат, ты бы спокойно жила и выпивала с ним чай?» Тогда я поняла, в каком ужасе мы живем, женщины в этом обществе – ходячие мертвецы. В любой момент их может убить брат, отец, другой родственник – и никто даже рта своего не откроет».

За убийство Изабеллы никто не был осужден, родители написали заявление о ее исчезновении – и на этом история закончилась.

 

«Наши леса – это женская могила»

Нераскрытыми остались и убийства Мариам и Амины, матери и дочери из Ингушетии.

«Мариам была разведена с мужем. Сын вырос с родственниками отца, а мать с сестрой жила отдельно. Родственники подстрекали его убить женщину, говорили, что она гулящая. Он убил свою мать и остался уважаемым членом общества. Мне кажется, здесь погоны вешают мужчинам, которые убивают своих матерей и сестер. Говорят: «Это же так нелегко, он такой сильный и волевой человек, что смог убить своего родственника», – рассказывает их родственница Лейла.

Судьба Амины сложилась похожим образом. «Она была замужем, но мужа посадили. Его родственники бездоказательно заявили, что она гулящая. После этого отец и дяди Амины убили ее и похоронили в лесу. Наши леса – это женская могила», – возмущается Лейла.

За убийство Мариам и Амины никого не судили. «У нас женщины просто пропадают, – говорил Лейла. – О них говорят: «Она пропала». И все прекрасно знают, что произошло. Милиция тоже об этом знает. Но все сводится к тому, что это же «убийство чести», она же гуляла, а он просто свой долг исполнил».

 

«Мать знала о планируемом убийстве дочери»

Убийство Фатимы из Чечни представили как естественную смерть. Хотя на самом деле ее убил родной брат, говорит Аслан – друг убийцы: «Их двое было у родителей – сестра и он. Про нее какие-то слухи стали ходить, общалась с кем-то. Свидетелей не было, только разговоры были. Ну, их отец решил, что нужно смыть позор кровью. Сам убивать не захотел, сына заставил. Он сначала отказывался, но отец убедил его, что семья будет опозорена, что только таким образом можно людям в глаза спокойно смотреть».

По словам Аслана, брат заколол сестру ножом, когда та спала: «Тихо похоронили, родственникам сказали, что сердце остановилось во сне».

«Я не знаю, как после этого живет их отец, но мой друг плохо живет. Он долго потом с психологами общался. Сам тоже был на грани самоубийства, но испугался за мать, мол, не выдержит двух детей потерять. А мать их знала о планируемом убийстве дочери, но ничего сделать не могла», – рассказывает Аслан.

 

Жертвы и убийцы

Правозащитники говорят, что точной статистики по «убийствам чести» нет, а цифры, которые приводятся в исследованиях, в разы меньше реальных.

Специалисты фонда «Правовая инициатива» зафиксировали 33 «убийства чести», совершенные в Чечне, Ингушетии и Дагестане с 2008-го по 2017 год. Женщин душили, убивали топорами, ножами, из огнестрельного оружия, топили в море или реке, травили.

Решение об убийстве женщины принимают родственники-мужчины, чаще всего отец или брат. «Кто-то из семьи самовольно принимает такое решение, не знакомясь с обстоятельствами, просто чтобы наказать, чтобы люди ничего не сказали плохого», – объясняет кандидат политических наук, соавтор доклада «Правовой инициативы» Саида Сиражудинова.

По ее словам, родственников к убийствам подталкивает мнение окружающих: «Они говорят: «Ты должен убить ее, должен наказать». Все происходит с молчаливого согласия и даже одобрения общества. Они не только соглашаются, но и поддерживают совершившего преступление».

Жертвами «убийств чести» чаще всего становятся разведенные женщины. «К разведенным женщинам общество относится предвзято. Даже если они ничего не совершают, их жизнь очень часто овеяна слухами, мол, мало кто там к ней пришел. Сантехник пришел – и уже пошли сплетни. Очень часто слышала от женщин, что они даже боятся кого-либо из рабочих в дом позвать», – рассказывает Саида.

 

Адаты, шариат и «честь рода»

«Честь женщины – это не только ее честь, это и честь рода. На Кавказе одна личность не отделена от мира всего. Кровная месть – огромный сдерживающий фактор. «Убийство чести» – тоже сдерживающий фактор. Я готов отсидеть, для меня честь и «убийство чести» важнее, чем моя карьера, чем моя личная жизнь», – говорит историк из Чечни, которого цитирует фонд «Правовая инициатива».

Часто «убийства чести» оправдывают отсылками к шариату или местным обычаям (адатам). Однако исследователи отмечают, что в истории Чечни подобные адаты зафиксированы не были. В Дагестане местные обычаи предусматривали различные наказания за «прелюбодеяние», в некоторых регионах даже убийство. В большинстве случаев девушку выдавали замуж за старика или имеющего физические или психические недостатки мужчину. Также были распространены штрафы, компенсации и изгнание из села.

Первый описанный в литературе случай «народной казни женщины» произошел 2 апреля 1866 года в селе Тлядал, Бежтинского участка Дагестана (тогда Калакахъ). В реке нашли брошенного новорожденного ребенка, после чего обследовали всех женщин села. У одной из них в груди обнаружили молоко. Это была Хадижама, разведенная женщина, которая заявила, что ее изнасиловал бывший муж. (По адату об изнасиловании требуется заявлять сразу же, иначе заявление не принимается и женщина признается виновной.) Хадижаму забили камнями и похоронили не на общем кладбище, а отдельно. Мужчину, которого она обвинила, не наказали.

«Но это был случай, который все-таки несопоставим с современной практикой, – говорит Саида Сиражудинова. – Там была какая-то имитация народного суда, это было решение общины, а не так, как это происходит сейчас – путем самосуда. Хотя то, что тогда случилось, было далеко не по шариату, это была имитация шариата».

То, что сейчас происходит в республиках Северного Кавказа, к шариату никакого отношения не имеет, отмечают эксперты. Ислам допускает строгое наказание за прелюбодеяние, однако самосуд шариатом запрещен.

«Ислам запрещает убивать невинных людей. А во всех случаях «убийств чести» не проводится ни расследований, ни судебных разбирательств», – говорит старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов.

По шариату, говорит он, чтобы доказать факт преступления против ислама, нужно найти свидетелей (двух мужчин или четырех женщин), после чего шариатский суд выносит заключение.

В российском уголовном законодательстве нет статьи «Убийство чести», это преступление классифицируется как «Убийство». При этом правозащитники отмечают, что мотив «убийства чести» должен выступать отягчающим обстоятельством, как в случае с «кровной местью».

Редакция Настоящего Времени отправила запрос в пресс-службу омбудсмена Российской Федерации о том, насколько информированы власти об «убийствах чести» и какие действия они предпринимают для защиты женщин на Северном Кавказе от насилия, однако на момент публикации ответ получен не был.

 

Имена некоторых героев изменены по их просьбе

 

Источник

 

 

Комментарии:

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал