Регистрация / Вход



БОГУ ТЕСНО В КОНСТИТУЦИИ

Печать

 

 

Андрей МЕЛЬНИКОВ  Артур ПРИЙМАК  Милена ФАУСТОВА

 

konst bibleК чему приведут инициативы церкви по реформации Основного закона

 

Оперативно принять поправки в Конституцию РФ не получается. Второе чтение соответствующего законопроекта в Государственной думе, похоже, откладывается до весны. Рабочая группа по подготовке предложений о внесении поправок в Основной закон захлебывается от массы инициатив, поступивших от разных общественных групп. Работенку законодателям и экспертам подбросила и Русская православная церковь.

Патриарх Кирилл на трапезе по случаю 11-й годовщины своей интронизации объявил: «Давайте молиться, трудиться, чтобы и в нашем основном законе упоминался Бог». В качестве основного аргумента глава РПЦ привел свое предположение, что большинство россиян верят в Бога. «Я не говорю только о православных – я говорю также о мусульманах и о многих, о многих других», – оговорился патриарх. В этом смысле религиозный лидер выдержал генеральную линию властей, которые последовательно отстаивают концепцию «духовных скреп» – сводной и произвольной выжимки из моральных предписаний разных традиционных религий России.

Другой аргумент патриарха – строчка «Хранимая Богом родная земля» во втором куплете гимна, написанного Сергеем Михалковым в 2001 году. «Если в гимне может быть, почему об этом не может быть сказано в нашей Конституции?» – удивляется патриарх. Напомним, что в варианте гимна 1977 года того же авторства на месте Бога был куплет про «великого Ленина», который «нам путь озарил». В первой же версии текста, от 1943 года, с упоминанием Ленина соседствовала строка «Нас вырастил Сталин». Как видим, «боги» меняются, а верность им народа остается.

«Пока еще этого нет, но я думаю, что общими усилиями и молитвами мы будем содействовать тому, чтобы такая возвышенная идея, каковой является вера в Бога, которая формирует нравственность и личную, и общественную, и политическую, чтобы она присутствовала в том числе и в нашей Конституции. Считаю, что сегодня можно было бы начать дискуссию об этом», – предположил предстоятель Русской церкви.

На предложение патриарха с охотой откликнулись сетевые острословы. Из пародийных Telegram-каналов и других соцсетей на пользователей мгновенно обрушился вал шуток. Скажем, предлагали сформулировать пожелание РПЦ таким образом: «Слава Богу, у нас светское государство». Звучали шуточные советы не забывать в Основном законе о Деде Морозе. Напоминали и о том, что нельзя обижать буддистов, у которых нет понятия единого Бога, поэтому следует отметить, что ламаисты Бурятии признают президентов России воплощением богини Белая Тара.

А вот государственные мужи на удивление серьезно восприняли реплику патриарха, прозвучавшую за праздничной трапезой. Инициатива РПЦ должна обсуждаться в рамках рабочей группы по поправкам в Основной закон, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «В данном случае вся дискуссия ведется в рамках комиссии, и она должна там вестись. Состав комиссии очень широкий, высказываются разные точки зрения, формулируются разные предложения, в том числе и это предложение будет там обсуждаться», – сказал Песков журналистам. Упомянутая выше рабочая группа готова рассмотреть поправку о Боге, ранее заявил СМИ председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас. В нижней палате тоже намерены включиться в дискуссию. Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов объяснил свою позицию: «Статья 14 Конституции РФ устанавливает отделение церкви от государства, и там упоминается, что ни одна из религий не может устанавливаться в качестве официальной. То есть если бы патриарх предложил сделать официальной религией православие, либо ислам, буддизм, тогда бы это противоречило светскому характеру нашего государства». Подобного мнения придерживается и депутат Госдумы Наталья Поклонская: «Убеждена, что упоминание о Боге в Конституции РФ никого не возмутит. Это не противоречит пункту «Россия – светское государство» – не будет никакого слияния с церковью».

С такой точкой зрения не согласен директор Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН Валерий Тишков. «По Конституции Россия – светское государство, где ни одна религия не может быть государственной или обязательной. Если Бога включат, например, в преамбулу Конституции, возникнет противоречие, – сказал «НГР» действительный член РАН. – Отсылка к словам гимна – слабый довод. Гимн – это метафорический, художественный компонент нашей государственности, а Конституция – строгий и практический, понятный для всех и принятый всеми, как верующими, так и неверующими. Необходимо, чтобы рабочая группа в этом вопросе взвесила все «за» и «против». Текст Конституции нельзя корежить как Бог на душу положит. Прошу прощения за каламбур!»

«Конституция – это не просто какой-то декларативный документ, – предупреждает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Упоминание Бога есть в гимне, но гимн – это стихотворное произведение, не предполагающее его обязательное исполнение. И если упоминание о Боге будет в преамбуле Конституции, это станет дополнительным аргументом для того, чтобы проводить ту политику, которую РПЦ пытается проводить в настоящее время: по защите чувств верующих, например, но уже с опорой не только на отдельный закон, но и на Конституцию. И если человек будет утверждать, что Бога нет, значит, он войдет в противоречие с Основным законом. Все это может привести к дальнейшему росту неприятия церкви, росту антиклерикализма, когда церковь уже будет представлена не в качестве пострадавшей и жертвы, а в качестве силы, которая навязывает свои приоритеты, при этом опираясь на закон». «Я думаю, что было бы лучше оставить преамбулу в покое и без изменений. Когда ее готовили, она была достаточно сбалансированной. И она не просто состоит из каких-то частей, а все они очень хорошо сбалансированы друг с другом. И если туда что-то добавлять новое, то этот баланс может быть нарушен», – поделился мнением с «НГР» политолог.

«Вера в Бога – индивидуальная, интимная тема, вопрос внутренних поисков. Если ее закрепят в Конституции, мы потеряем суть Бога и веры в Него», – заявил «НГР» главный научный сотрудник Института международных и политических исследований РАН Александр Ципко. «Высокая русская культура в целом православная культура, это верно, – соглашается политолог. – Но у каждого выдающегося русского писателя или философа были исключительно свои представления о России, русском человеке и Боге. Семен Франк трактовал веру в Бога совсем не так, как это делали, к примеру, Николай Бердяев и Василий Розанов. Святой епископ Игнатий (Брянчанинов) по многим вопросам спорил с Феофаном Затворником, еще одним святым XIX века». «Упоминать в Конституции Бога – значит прописывать веру в него, подсознательно заставлять всех наших граждан быть верующими. В России существует много религий. При этом искренних верующих на душу населения мало, реальных атеистов куда больше. Закрепление в Конституции веры в Бога нанесет громадный вред гражданскому обществу России. Сакральность личной веры в Бога, если вера в Бога становится обязанностью, обессмысливается», – считает Ципко.

«Социологический верующий и религиозный верующий – два разных понятия, – поясняет Валерий Тишков. – При соцопросах православными называют себя до 80% россиян, а реально посещают храмы, совершают ежедневные молитвы и соблюдают посты меньшинство. Среди мусульман России цифры по тем, кто совершает ежедневный пятикратный намаз, посещает мечеть и соблюдает уразу (пост. – «НГР»), возможно, и больше, но это также небезусловный показатель повальной глубокой религиозности среди российских мусульман. Есть разница между соблюдением религиозных обрядов и сохранением установок веры внутри себя. С последним у нас в стране – традиционные проблемы».

Наталья Поклонская ссылается на то, что упоминание Бога «есть в Конституциях многих стран мира». «То, что у некоторых европейских государств в Конституции присутствует упоминание Бога – во многом дань истории этих стран, – поясняет Алексей Макаркин. – Например, в Великобритании король или королева считаются главой церкви. На практике же это просто традиция, которая не влечет за собой ничего для тех людей, которые не принадлежат к Англиканской церкви, и служит скорее символом. Есть упоминание Бога и в Конституции Венгрии. Это новая Конституция, принятая при Викторе Орбане, и она тесно связана с его персоной. Сторонники Орбана к ней относятся хорошо, а противники – плохо. И когда партия Орбана, например, перейдет в оппозицию, скорее всего Конституцию будут пересматривать. Так что это спорный пример, потому что Конституция должна быть стабильной».

«В преамбуле к Конституции Польши сказано: «Мы, польская нация, как верующие в Бога – источник правды, справедливости, добра и красоты…» – приводит свои примеры Александр Ципко. – Но в этой же преамбуле говорится: «Как верующие в Бога, так и не разделяющие этой веры, выводящие универсальные ценности из иных источников». В Польше более 80% населения католики, но католицизм там не является государственной религией. Конституция Польши защищает как права католиков, так и свободу вероисповедания, а также право не исповедовать никакой религии. Конституция Греции начинается со слов: «Во имя Святой Троицы», но там говорится не о Боге, а о православии, государственной религии Греции». «Понятия «Бог» и «государственная религия» надо жестко разграничивать», – делает вывод политолог.

«Возможно, будет неплохо, если вера войдет в сознание большинства россиян и облагородит их, – размышляет Валерий Тишков. – Но насколько и как это нужно закреплять в Конституции? Как к этому отнесутся представители других религий России? Как это соотнесется с остальным текстом Конституции?» Наталья Поклонская уверена, что «это упоминание важно и для православных, и для мусульман, и для католиков, и для иудеев – для представителей всех религий, живущих в России».

Пока что только некоторые религиозные лидеры поддержали патриарха Кирилла, и среди них верховный муфтий Талгат Таджуддин. Глава Центрального духовного управления мусульман к тому же пожелал, чтобы в Конституции прописали обязанность государства «морально и материально» поддерживать традиционные религии. Представляется, что в этой «оговорочке» и кроется «отец всех раздоров». Религиозные организации, которые уверены в лояльности к ним власти при любом повороте событий, стремятся зафиксировать государственную поддержку духовным общинам – по примеру пенсионеров, для которых пропишут в Конституции индексацию пенсий. Но к чему приведет такая святая простота?

«В России сложилась ситуация, когда, с одной стороны, есть опрос ВЦИОМа, который показал, что большинство населения относятся уважительно к православию как к основной религии России, а с другой стороны – сильная тенденция у современной молодежи к критичному отношению к религии и вере, – говорит Алексей Макаркин. – И эта тенденция связана с тем, что молодежь, что называется, перекормили религией. Если у более старшего поколения вера и православная церковь – это и история страны, и церковь, которую в свое время запрещали, рушили храмы, и такое восприятие приводит к тому, что у людей старшего возраста появляется больше уважения и почтения к церкви, то для более молодых россиян церковь – это то, что им часто навязывается и поэтому вызывает чувство протеста. Это церковь, которую лучше не критиковать, потому что могут наказать. Сейчас идет активный и массовый процесс антиклерикализма, которого не было ни в 1990-е, ни в нулевые годы». «И чем больше сейчас будет выдвигаться подобных идей, тем стремительнее будет происходить этот процесс», – предупреждает политолог.

 

Илл: Шутники предлагают внести в преамбулу новой Конституции фразу «Слава Богу, у нас светское государство». Фото Марии Кондратьевой

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал