ДИАГНОЗ

Печать

 

 

Евгений СЕНЬШИН

 

sryvЧем страдает современное российское общество с точки зрения психиатрии

 

Чувствуете ли вы, что насилия вокруг стало больше, счастья меньше, а будущее тревожно? Вы не один такой — можно сказать, что все российское общество сегодня «на грани нервного срыва». Мы поговорили об общественной психологии россиян в 2019 году с психиатром, доктором медицинских наук, президентом Национального института сексологии, автором множества просветительских книг Львом ЩЕГЛОВЫМ.

 

 

— Произошли ли, на ваш взгляд, какие-то сдвиги в общественном сознании за этот год?

— У людей, склонных к критическому мышлению, более-менее образованных и размышляющих, надежды на какое-то изменение тренда, на какую-то вероятность, что власть услышит различные группы общества, почти исчезли. Символом этого является «московское дело». Все эти молодые ребята, которые вышли, согласно Конституции, выразить свое желание изменить происходящее, были жестоко и зачастую несправедливо наказаны. Во всем нормальном мире подобные мирные акции — совершенно рядовое событие. У нас же власть показала, что она этого не приемлет. Всякие апелляции к высшим властным структурам бессмысленны. Власть еще раз показала, что силовики в нашем обществе не только правят, но в лице своих высших руководителей вообще ненаказуемы.

И к грандиозному разочарованию на заседании Совета по правам человека президент закрепил эту мысль, что можно карать не за совершенное преступление, но уже за то, что якобы может привести к нему. Кинул пластиковый стаканчик — ерунда, потом пластиковую бутылку — ерунда, потом кинет стеклянную бутылку, потом — камень, а потом начнет стрелять, — так обосновал свою позицию глава государства. Но, на мой взгляд, эта его антиюридическая мысль не завершена. В таком случае надо начинать карать просто за строгий взгляд в сторону силовика.

Далее, официально зафиксировано, среди московских старшеклассников 52% хотели бы покинуть страну. Это страшная цифра. Раздумья над ней гораздо более важны, чем все остальное, потому что старшеклассники — это будущее нашей страны. Если из них больше половины желает ее покинуть, то я не знаю, что еще нужно властям, чтобы понять, что они ведут страну в какую-то не ту сторону.

Теперь возьмем широкие массы во всем многообразии смотрящих телевизор. Они тоже напряжены и разочарованы. Прежде всего потому, что произошла так называемая пенсионная реформа, а по сути у людей отняли несколько лет жизни и примерно по миллиону рублей. Для этих людей цифра в миллион рублей даже не очень осознаваема.

Жители, которые не сосредоточены в тех пяти-десяти городах России, где еще сохраняется экономическая активность, вообще чувствуют себя заброшенными. Там царит нищета, по-прежнему масса людей живет без газа, без нормального теплого туалета, медицина там напрочь уничтожена и так далее.

И вишенкой на торте всего этого является грандиозный раскол общества, когда у властей предержащих — миллиарды, а людям при зарплате в 25 тысяч рублей внушают, что у них зарплата 45 тысяч. Уходящий год только закрепил все эти тренды.

 

— В то же время 72% россиян считают, что интересы власти и общества не совпадают, следует из данных «Левада-центра». Как вы объясните это недовольство, сочетающееся с доверием к Путину, олицетворяющим эту власть?

— На мой взгляд, мы прекрасно помним поговорку про то, что существует ложь, наглая ложь и статистика. Последняя зачастую раскручивается так, как хотят исследователи. Это к вопросу о доверии власти. Я считаю, что реальное доверие к власти минимально. Но в любом случае, даже если опираться на данные соцопросов, в психологии и психиатрии это называется расщеплением сознания, или шизофренией. Это патологический процесс общественной психики — такой же, как у нездорового человека. С одной стороны, он убежден, что послан с Марса на Землю, а с другой стороны, выражает недовольство, что растут цены на ЖКХ. То есть бытовое и логичное пересекается с абстрактным и алогичным.

Примерно так и в российском обществе. Влюбленный во власть человек заявляет следующее: «Чиновники—  воры, мы страшно недовольны правительством, все министры и олигархи — непрофессионалы и губят Россию, а Путин велик и прекрасен». И ему совершенно не приходит в голову мысль, что все эти министры назначаются или увольняются только с подписи самого президента.

 

— В России продолжается пропаганда духовных скреп. Одна из тем, которая волнует государственников, это семья, для них она та самая скрепа. Тот же закон о бытовом насилии, вокруг которого сейчас накаляются страсти, прежде всего касается института семьи. А насколько, на ваш взгляд, а он вообще ценен для россиян? Может быть, эта тема волнует только небольшую группу верующих традиционалистов и не более? В августе этого года Росстат заявил, что количество заключенных браков и разводов в России стало минимальным за период с 1990 года.

— С институтом семьи происходят глобальные изменения, но изменение — не значит исчезновение. Изначально семья строилась на договоре во имя союзов племен. Такая семья исчезла. Затем институт семьи строился зачастую на сугубо материальной выгоде. Потом пришло то, что кажется единственно нормальным — индивидуальный выбор или любовь. Но индивидуальный выбор подвержен определенным изменениям, и сегодня институт семьи и брака переживает определенные внутренние изменения, но сам он никуда не девается. Безусловно, нарастает количество людей, желающих проводить жизнь в одиночестве. Да, во всем мире фиксируется так называемое постарение брака. Люди женятся не в 19 лет, а скорее в 26–27. Но это позитивный процесс, потому что люди входят в брак не с фантазиями, а в той или иной степени состоявшимися людьми. Такой брак для общества более ценен.

Таким образом, институт семьи важен, но только не в том плане, который имеют в виду мракобесы, объявляя семью хранительницей каких-то старомодных ценностей. Это любопытно. Например, патриарх РПЦ недавно заявил, что стремление к улучшению земной жизни является грехом. Если людей подобные заявления устраивают, то, наверное, тогда пусть они отнесут свои последние сбережения и свои нищенские пенсии верхушке церкви, министрам, силовикам и олигархам. А сами живут каким-то сверхдуховным образом. Хотя сама верхушка страны так не живет. Но понятно, что все это пустые заявления и лицемерие, которые не нужно слушать, как и не нужно рассматривать институт семьи так, как его видят носители «духовных скреп».

 

— Кроме того, бюрократию волнует проблема демографии. Но для нее это скорее вопрос трудовых ресурсов, наряду с другими ресурсами. На ваш взгляд, насколько мотивируют россиян те методы, которые использует государство для стимулирования демографии? Преодолеть убыль населения это не помогает. Естественная убыль населения в 2019 году станет рекордно высокой за 11 лет — к такому выводу недавно пришел Росстат.

— Для меня тезис, что бюрократия заинтересована в людях как в ресурсе, спорный. Мне кажется, что в данном случае демография является политическим укором для власти. Понятно, что любой разумный человек, получая данные о том, что в стране происходит убыль коренного населения, расценивает это как признак плохого управления страной. Но я сомневаюсь, чтобы эта убыль реально волновала тех, от кого зависит решение этого вопроса. Всегда можно завести мигрантов, сделав из них дешевую и бесправную рабочую силу. А у самих этих людей, принимающих решения, есть возможность учить за рубежом собственных детей, лечить там себя и родственников, даже вести бизнес и зарабатывать там деньги, что мы и видим постоянно.

Власть объясняет нам, что демографический упадок — это последствия тех событий, которые были 30 лет тому назад. Когда я учился в школе и институте, то пропагандисты КПСС пытались объяснить свои провалы «родимыми пятнами капитализма». Сегодня мы видим ровно те же объяснения, но только в качестве причины бесконечно упоминается «лихие 90-е».

Много ли сделано для преодоления демографической проблемы? Нет. Материнский капитал кое-что дает. Но если мы хотим системно решать задачу, то подход должен быть иной — а не просто выдавать семьям какие-то небольшие деньги и говорить им, чтобы они плодились и размножались. Нередко отсутствует социальная инфраструктура, например, те же детские сады, детские поликлиники и школы в шаговой доступности. При этом жизнь постепенно дорожает. Поэтому женщина задумывается: ну, хорошо, 450 тысяч рублей я от государства получила, а на что я буду содержать ребенка через семь лет? Так что разовое стимулирование — это не системный подход. И я глубоко сомневаюсь, что такое стимулирование что-то изменит в принципе.

 

— Вы, наверное, сталкивались с мемом «Россия для грустных». Это только такая самоирония или, на ваш взгляд, есть основания для диагноза некого психологического упадка? Например, по данным ООН, опубликованным в марте этого года, Россия заняла 68-е место в списке самых счастливых стран мира. По сравнению с прошлым годом Россия опустилась на девять строчек, по сравнению с позапрошлым — на 19. Почему россияне несчастливы?

— В середине нулевых России испытала благо, когда над ней пролился золотой дождь в результате роста цен на нефть. Многие тогда успели создать бизнес, приобрести машину, квартиру, хорошо пожить. Но последние 10–12 лет идет только снижение уровня жизни. При этом растет стоимость ЖКХ, провели пенсионную «реформу», в прошлом году повысили НДС, что отразилось на ценах на товары повседневного потребления. Даже в моем окружении есть люди, которые постоянно озабочены вопросами покупки нормального питания и одежды. Больше им ни на что не хватает. И никаких перспектив на улучшение жизни нет.

При этом пошатнулись и размываются принципы справедливости, заложенные в русской культуре. В то время как Россия лидирует в Forbes по количеству миллиардеров в стране, — повышают пенсионный возраст, обосновывая это тем, что нет денег, и сообщая, что россияне, оказывается, стали дольше жить, хотя эта ложь опровергается растущей смертностью. Можно привести массу примеров происходящей сейчас несправедливости, так что снижение субъективного счастья вполне объективно. Для него нет особых причин.

 

— По данным «Левада-центр», роль Иосифа Сталина в истории страны положительно оценивают рекордные 70% россиян, только 19% — отрицательно. Мы видели большую очередь из тех, кто пришел ему поклониться на Красной площади. В Волгограде к 140-летию местное отделение КПРФ открыло памятник Иосифу Сталину. О чем говорит этот симптом нашего общества? Это безобидная ностальгия по порядку или у этого могут быть серьезные последствия?

— Первая причина — это специфика нашей новейшей истории. Рабство в России было отменено только в 1861 году. В этом же году была открыта первая станция метро в Лондоне. Это говорит о цивилизационном уровне развития России. Затем были две мировые войны, Гражданская война, сталинская индустриализация, репрессии — то есть огромная череда насилия. К сожалению, рабство и насилие в нашем относительно недавнем прошлом сыграли огромную роль в душевном состоянии нашего народа — ему нужен сильный вождь, за которым бы он следовал.

Вторая причина — это некое недоумие, которое сегодня, к сожалению, многим присуще. Все доступные рупоры информации занимаются пропагандой или чарующей сладкой мифологией: мы самые великие, а вокруг все враги.

И как бы ни странно это звучит, для многих людей сталинизм — это не конформизм и не консерватизм, это протестное настроение. Им кажется, что Сталин придет и сметет железной рукой все то, что их сейчас так раздражает: олигархию коррупцию, беспредел чиновников, несправедливость и так далее. Тем более что в голове у многих из них сидит миф, что Сталин был какой угодно жестокий, но зато честный, справедливый и скромный в личной жизни. Хотя практически этот человек в качестве собственности имел всю страну. 

И наконец третий фактор — это авторитарное мышление. Оно всегда стремится к некоему завершению. Если ты будешь руководить мной как диктатор, то мне будет ясно, что делать: лизать тебе сапоги и славить тебя. В определенном смысле это можно еще назвать стокгольмским синдромом. Кровавого диктатора в России будут любить и обожать в сравнении с надувшимся, как клоп кровью, олигархом, к последнему будут испытывать только презрение и ненависть.

 

— 2019 год отметился множеством случаев насилия, как бытового, так и социального. На ваш взгляд, мы здесь выделяемся на фоне других европейских стран, это норма? А может быть, просто СМИ активнее стали освещать эту тему?

— По большому счету это общемировая тенденция. Одна из больших причин — давно не было кровопускания человечеству в виде мировой войны. Крупных войн уже не было в течение 75 лет. Это рекорд для истории человечества. Поэтому, как у больного гипертонической болезнью, давление нарастает. Есть чисто социальные объяснения: возобладало общество потребления, происходит потеря смыслообразующих вещей.

Но при этом сегодня в России есть еще свой коэффициент, на который умножается ситуация. Он связан с тем, что в обществе нет должной оценки насилию, агрессии и жестокости. Мы видим, что на ток-шоу происходят жесткие оскорбления оппонентов, крики, вопли, дело нередко доходит до драки. Мы читаем в новостях о том, как полицейские и тюремщики пытают людей. Мелкий чиновник обязательно хамит обычному гражданину, давая понять ему, что он ниже в социальной иерархии. Более того, один известный политик, лидер федеральной партии, занимающий высокую должность в Госдуме, уже почти 30 лет позволяет себе публично оскорблять, ругаться, плеваться, обливать водой оппонентов, таскать за волосы женщин — и он сохраняет свои политические позиции. Ну как же после этого простому человеку не перейти к подражательной реакции? И это стало нормой. Происходящее в России обязательно связано с агрессией и жестокостью.

 

— В 2019 году мы подводим итог не только года, но и двух десятилетий — это период правления Путина. За это время выросло новое поколение. Были надежды, что когда оно вырастет, то сможет взять в руки страну и изменить ее. Дескать, эти дети уже будут принципиально иными в отличие от своих отцов. Но недавний опрос, как вы уже сказали, показал, что 52% опрошенных среди молодежи собираются уехать из страны. Менять особо никто ничего не хочет. Таких как Егор Жуков — сотни на фоне миллионов. Так есть ли у российского общества еще надежды на изменения?

— Все-таки это поколение отличается от своих отцов. На митинги все-таки выходят если не студенты, то люди 30–40 лет. Они застали лишь конец Советского Союза и в основном выросли уже в новой России. И то, что большинство опрошенных среди молодых, собираются эмигрировать, говорит, что их не устраивает эта жизнь.

Власть это понимает. И она пытается противостоять молодому поколению. Если ты кинул пластиковый стаканчик — то это будет наказуемо как настоящее преступление, из-за перепостов в соцсетях у тебя могут возникнуть грандиозные проблемы, создана целая Росгвардия, чтобы не давать проявиться воле молодого поколения. То есть молодежь-то готова менять страну, но старое поколение, сидящее во власти, предпринимает тщательное цементирование всех ростков проявления политической воли молодых. 

Поэтому не будем излишне романтизировать. В ближайшей перспективе в связи с надеждой на молодых ждать изменений не приходится. Но в долгосрочной —обязательно все поменяется. То, что предлагает нынешняя власть для молодежи, бесперспективно и неэффективно. Да потом, Путин и его окружение не вечны.

 

— Мы перечислили общественно-психологические недуги нашей страны, а что бы вы предложили для их лечения?

— Самое страшное, что может быть в мире людей, — сочетание злобы и самоуверенной глупости. Именно это мы сегодня можем наблюдать в нашем обществе. А значит, гуманизация, просвещение, повышение интеллектуального уровня, обучение людей размышлению и логике — все это пойдет на пользу для выздоровления российского общества. Это путь кропотливый, но эффективный.

Задумайтесь, как немецкий народ, побежденный во Второй мировой войне, спустя семь-восемь лет смог поднять из руин свою страну. И сегодня Германия — это флагман европейской экономики. Это была тщательно продуманная программа Людвига Эрхарда*. Кроме экономических реформ, людям каждый день по радио, а потом и по телевидению объясняли, что и как делается, какие ожидаются результаты. С людьми все время разговаривали. Это вдохновляло людей, заставляло обрести новые силы после грандиозного поражения. На мой взгляд, это очень важный процесс. В итоге мы знаем ту Германию, которая есть сейчас. 

 

Источник

 

 

Комментарии: