"ЭТО НЕ НАВСЕГДА"

Печать

 

 

Михаил СИТНИКОВ

 

grustnyj novyj godПочти ритуальное подведение итогов года перед новолетием в нынешней российской реальности с каждым годом дается все тяжелее, потому что итоги эти выглядят все печальней, все больше людей смиряются с их «безысходностью» и вообще перестают их подводить. Звучавшие лет 5 – 7 назад предупреждения о возможных будущих проблемах к концу 2019-го обернулись проблемами реальными, причем не только из ряда ожидавшихся, но и совсем неожиданными. Это касается практически всех сфер жизни российских общества и государства – от ЖКХ, пенсионного возраста и экологии до состояния науки и образования, технологий, внешней политики, сельского хозяйства и т.д. Вот и подведение годового итога положения дел в сфере прав и свобод, общественного сознания и душевного комфорта наших соотечественников никак из общего ряда не выпадает. Как резюмировал один из моих недавних собеседников, с которым долго и взвешенно обсуждали пути выхода из почти безнадежной религиозной ситуации в стране, «все очень плохо, и утешает лишь одно: это не навсегда».

Ну, а что, собственно, заметно изменилось за минувший год в этой религиозной ситуации? Попробуем перечислить самое основное из того, информация о чем полностью открыта и общедоступна.

Серьезно активизировались преследования религиозных сообществ и верующих, которые демонстративно не принимают участия в политических играх. Тех же свидетелей Иеговы или пятидесятников судят едва ли не еженедельно, присуждая гигантские штрафы и сроки уголовного наказания. Так, например, встреча протестантов-единоверцев в кафе с распитием чая с тортом и беседой на религиозно-нравственные темы обошлась, согласно решению резвого судьи из Челябинска, в добавочные 50 000 рублей штрафа. Ну а член «экстремистской» группы совместно читавших Библию свидетелей Иеговы Владимир Алушкин из Пензы так и вообще осужден на 6 лет лишения свободы – то есть посажен за веру. Число таких «особо опасных преступников» за минувший год перевалило за две с половиной сотни, что не оставляет сомнений в факте возрождения в России былого института узников совести.

За минувший год по всей стране серьезно осложнились условия для верующих, которым негде собираться для богослужений. Местные власти, кивая на местных же епархиалов РПЦ, которые «не рекомендуют» давать разрешения на строительство культовых зданий для неправославных христиан, мусульман или последователей новых религий, понятное дело, всячески верующим в их начинаниях препятствуют. Те, в результате, вынуждены собираться на религиозные встречи где придется – дома, на дачах или пытаются арендовать случайные помещения. Тогда их штрафуют, благо «самый справедливый» суд всегда наготове.

Уникальный образчик «свободного законотворчества» под названием «поправки Яровой-Озерова», открывший широкие возможности для процедурных издевательств над конституционными гарантиями гражданам РФ, за минувший год доказал свою незаменимость в процессе гонений за веру. Для того, чтобы наказывать религиозных людей за «незаконную миссионерскую деятельность», правоохранители и суды используют теперь любые предлоги. К примеру, едет человек в метро и читает какую-то религиозную литературу, а сидящий рядом спрашивает у него, что это за издание и где его можно приобрести. Случись рядом бдительный полицейский или усердный сексот, - протокол, а затем и солидный штраф бедолаге обеспечен. Правда, крестящихся на все купола подряд откровенных чудаков в нарушении «поправок Яровой» пока еще не обвиняют.

В минувшем году созрела в России и такая проблема как невозможность получения верующими – в том числе христианами - духовного образования. Об этом свидетельствуют недавние факты произвольного закрытия системным ведомством Рособрнадзор духовных семинарий баптистов, лютеран и пятидесятников. Та же беда постигла и мусульманское сообщество. Предлогом для отзыва лицензий послужило якобы неисполнение неких предписаний данного ведомства, которое, согласно Конституции РФ, будучи светским, осуществляло, таким образом, вмешательство государства во внутреннюю жизнь религий. Разумеется, акции Рособрнадзора в сущности следует считать именно «произвольными», так как они тоже вполне укладываются в тенденцию возврата к антирелигиозной политике советского государства в отношении существующих на его территории религиозных сообществ и верующих граждан.

Вообще, состояние гуманитарных свобод в любом государстве представляет собой наиболее чуткий индикатор сложившейся в нем атмосферы. Отчетливо тоталитарные Северная Корея, Иран или Судан малопригодны сегодня не только для сносной жизни человека, но и представляют собой объективную опасность для окружающих – террористическую, военную или как источники наркотрафика планетарных масштабов. Возникни в них каким-то чудесным образом условия для свободы совести людей, эти политические образования перестали бы существовать в своей нынешней форме. Таким образом, даже понятие «государство» в наше время может применяться по отношению к такого рода политическим режимам лишь условно. В отличие от полноценных государств, целью которых всегда является достижение социокультурного и политического блага населения, свобода совести – в том числе, вероисповедания.

Ну а что же преподнесла стране и людям за минувший год наша «духовная сокровищница»? Может быть, хоть здесь произошел какой-то позитивный прорыв или имел место некий стратегический акт, обещающий добрые перспективы?

О достижениях на этом фронте в столице глава РПЦ Кирилл сообщил на сегодняшнем епархиальном собрании таким образом: «На 1 декабря этого года количество храмов и часовен города Москвы составило 1198, то есть на 19 больше, чем годом ранее». Заодно высший клерикальный политик поведал, что в половине храмов богослужения совершаются не реже раза в неделю, что в столице нынче 33 архиерея, 1 372 священника и 421 диакона — то есть на 29 клириков больше, чем год назад.

Аналогичным образом подводятся итоги года на епархиальных сетевых ресурсах и в церковных СМИ, где публикуют данные о приросте количества новопостроенных или полученных от властей храмов, о числе новорукоположенных священнослужителях и новоназначенных архиереев, о количестве охваченных клерикализацией светских учебных учреждений и т.п.

Понятное дело, что о православных садистах и «священнопедофилах» на подобного рода церковных мероприятиях и в клерикальных СМИ распространяться не принято. Не обсуждаются здесь и катастрофические последствия того глобального раскола, в формировании которого ведущую роль сыграло ведомство того же Кирилла. Не говорится об успешных шагах Православной церкви Украины и зреющем в православном мире остракизме по отношению к Московскому патриархату. Тем более, не обсуждается значение начавшегося исхода российского «церковного департамента» из православного мира для углубления культурной и политической изоляции российского государства в целом. В конце концов, РПЦ могла бы просто стать «суверенной суперсектой» для внутреннего пользования - диптих Поместных церквей от того бы не пострадал. Но как быть со статусом сравнительно цивилизованного мирного политического инструмента, который будет утрачен государством, у которого останутся одни ракеты и военно-экспансионистские угрозы?

Все это и многое иное в религиозной сфере, что детально можно перечислять очень долго, полностью укладывается в общую тенденцию «развития» России минувшего года. В нее входят еще более решительные развал экономики, науки и образования, истребление природных богатств страны, оскудение сельского хозяйства, увеличение поборов с населения, рост цен при резком падении качества продуктов питания, глобальное вредительство в сфере экологии, бесчинства силовиков, сервильность судебной системы и так далее.

Народ, как положено, безмолвствует, но в результаты казенных соцопросов все чаще вкрадываются не самые приятные для управленцев цифры. Казавшаяся конспирологической теория «двух Россий» зримо превращается в актуальную модель действительности. Одна Россия неуклонно погружается в состояние социальной атараксии, вторая – готовится «лететь на Луну и Марс», переводит недоворованные остатки национальных богатств в оффшоры, строит за рубежом виллы и поместья, куда могла бы уплыть или улететь на собственных яхтах и авиалайнерах.

Ну а в публичном пространстве официальные СМИ продолжают обнаруживать видимость лишь этой «второй России», все более отчетливо обретающей характер известного «пира во время чумы»...

 

Источник

 

 

Комментарии: