"НЕПРАВИЛЬНЫЕ ХРИСТИАНЕ"

Печать

 

 

pravosl massyЧто православные россияне думают о преследуемых за веру Свидетелях Иеговы?

 

В российских СИЗО сейчас находятся 45 Свидетелей Иеговы (решением Верховного суда организация была признана экстремистской и запрещена в РФ), ожидается больше сотни приговоров по уголовным делам против иеговистов. Мнение на этот счет представителей доминирующей ветви христианства в России — православия — неоднозначно. Почему вера Свидетелей Иеговы вредна для русских людей, по какой статье УК РФ преследовали Иисуса Христа, чему православным следует поучиться у иеговистов? Мы поговорили с православными служителями, активистами, публицистами и мирянами о том, как они относятся к уголовным преследованиям Свидетелей Иеговы.

 

В апреле 2017 года Верховный суд России принял решение о признании Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России и 395 их местных религиозных организаций экстремистскими. Как следует из инфографики Европейской ассоциации Свидетелей Иеговы, за период с апреля 2017 года по октябрь 2019 года правительство РФ провело 650 обысков, 267 человек находились или находятся под следствием, 26 человек помещены под домашний арест, у 91 человека была взята подписка о невыезде. Представители информационно-аналитического центра «Сова» сообщили «МБХ медиа», что, по их данным, в российских СИЗО сейчас находится 45 человек из числа Свидетелей Иеговы.

Многие из преследуемых были простыми членами местных иеговистских общин. «Мой муж никаким образом не относился к юридическому лицу. Мы были уверены, что можем спокойно сидеть дома и читать Библию, что нас это не коснется», —  рассказывала изданию «Сибирь. Реалии» жена приговоренного к шести годам колонии томского иеговиста Сергея Климова.

«Мы считаем преследование религиозных организаций, во-первых, антиконституционным, а во-вторых, целенаправленным», высказывала свое мнение член СПЧ Наталья Евдокимова в разговоре с «МБХ медиа» в октябре этого года. «Это напрямую связано с тем, что православная религия претендует почти на роль государственной. Наша православная религия не терпит никаких конкурентов», — говорила глава комиссии СПЧ по развитию НКО.

 

Мы поговорили с православными о том, как они относятся к иеговистам и преследованию Свидетелей Иеговы в России.

 

Протоиерей РПЦ Всеволод Чаплин, настоятель московского храма святого Феодора Студита у Никитских ворот:

 Я считаю, что, в целом, нужно ужесточать политику России в отношении тех организаций, которые управляются из западных центров: это Свидетели Иеговы, это саентологи, это мормоны. Я, в общем, считаю, что организации которые управляются из США должен быть на особом контроле. Я не считаю правильным, что Свидетелей Иеговы преследует иногда за то, что они свою религию считают истинной. Каждый верующий, по-настоящему верующий человек, считает свою религию истинной, а остальные ложными. Этим Свидетели Иеговы мало чем отличаются от остальных религиозных систем.

 

Протоиерей Алексей Уминский, настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах
Конечно, не надо их преследовать, как и любого человека нельзя преследовать за его религиозные убеждения. Свидетели Иеговы являются, в общем-то, достаточно сложной религиозной организацией. Это секта, в которой есть достаточно опасные практики. Например, запрет на переливание крови. В этом смысле, дети Свидетелей Иеговы подвергаются опасности: в случае болезни родители запрещают детям переливать кровь и дети могут умереть. Но сама по себе позиция, по которой людей задерживают из-за того, что они собираются молиться, это, конечно, нарушение всяких норм понимания закона совести. Я против преследования Свидетелей Иеговы по религиозному признаку. Если религиозная организация может жить, не нарушая государственных законов, мне все равно, что это за религия, это личное дело каждого.Я могу с ней не соглашаться, говорить, что это лжерелигия и секта, но запрещать людям верить так, как они хотят верить, это неправильно.

 

Игорь Мирошниченко, заместитель главы «Союза православных хоругвеносцев»

Свидетелей Иеговы, по-моему, запретили, потому что были обнаружены какие-то криминальные совершенно истории: с удержанием людей, с убийствами (редакция не располагает сведениями о подобных уголовных делах против иеговистов — «МБХ медиа»). Свидетели Иеговы — это сектанты, самые настоящие сектанты, потому что они служат вовлечению людей, которые могли бы спастись в православии, в чуждую им, совершенно эфемерную раскольническую секту. Секту, которая может на время обмануть и посулить какие-то блага, а на самом деле уносит от истинной веры, ввергает в погибель. Для русских это вредно, потому что у них есть своя веками сложившаяся коренная национальная религия — православие. Все, что представляет из себя Россия, это все возникло благодаря принятию православной веры. Все остальное — это впрыскивание чего-то чужеродного и способствуют развалу, расчленинию, расколу среди народа. Для русских православие должно быть доминирующей религии в России точно, хорошо и для всех народов, честно говоря. Православие — это свет, истина. Свидетели Иеговы вообще с Россией ничего общего не имеют. Даже баптистов еще можно как-то терпеть, потому что они Христа проповедуют все-таки, хотя и раскольники, а уж эти, у которых Господь не является Богом, а Иеговой… А кто Иегова для русского человека?

 

Мария Рябикова, один из членов оргсовета движения «Христианское действие»:
Я сама православная экуменических взглядов, я считаю, что всем надо быть ближе друг к другу: православным, католикам, протестантам. У нас христианское внеконфессиональное движение, все верующие христиане могут входить. Мы выступаем с христианских позиций против репрессий и против обрядоверия, ограниченности, религиозной узколобости. Вот и Свидетели Иеговы — это для нас, в первую очередь, вопрос свободы совести. Мы считаем необходимым, чтобы она была в стране. Я могу говорить только за себя, мне учение иеговистов не близко. Мне оно кажется чересчур прямолинейным. Такое определение как «секта» я не хочу давать, потому что это обидно. Я религиовед по образованию, нас учили не говорить слово «секта», поскольку это оскорбительное суждение, все-таки это люди верующие, к этому надо относиться с уважением. Я с этим (признанием Свидетелей Иеговы экстремистами — «МБХ медиа»), конечно, не согласна, мы с самого начала против этого протестовали, мы выходили к Минюсту в 2017 году, когда их признали экстремистами, поскольку экстремизм предполагает некоторую угрозу для общества, в то время как Свидетели Иеговы являются пацифистами. И в этом христианам, может быть, следует у них поучиться — тому, что они действительно ни в каком случае не берут в руки оружие. Это чисто политическое преследование, поскольку государство хочет, чтобы люди по любому свистку бежали воевать куда-нибудь, чтобы любой пропагандой можно было посылать. Как на Донбассе, например, там вот эта пропаганда убила людей. За счет четкой позиции, жесткой доктрины, Свидетели Иеговы наименее поддаются влиянию, они неудобны государству. Очень большую роль играет отказ брать оружие. Следователи в глубинке охотятся за погонами. Абcолютно любого можно обвинить в причастности к Управленческому Центру Свидетелей Иеговы, который был признан экстремистской организацией, и привлечь к уголовной ответственности, любого активного члена можно назвать организатором. Это усердие вот этих следователей из глубинки, которым совсем не хочется ловить бандитов. А тут есть такая разнарядка, и можно себе на погоны заработать
новую звездочку. Это очень нехорошо.

 

Лёша Миняйло, общественный деятель, православный христианин

Главное, что стоит сказать: сама идея преследовать людей за веру, за убеждения, за идеи — глубоко антихристианская. Об этом прозрачно говорит Христос, когда ученики предлагают низвести огонь с неба на поселение, в котором Его не приняли. Он им запретил и сказал: «Не знаете, какого вы духа, ибо Сын Человеческий пришёл не губить души человеческие, а спасать». Поэтому люди, выступающие за преследование Свидетелей Иеговы, Pussy Riot и т. п., являются учениками кого угодно, но только не Христа. Христос был осуждён по статье 148 УК РФ (оскорбление чувств верующих), большинство мучеников и новомучеников были убиты по статье 282.2 УК РФ (участие и организация деятельности экстремистской организации). Вот фрагмент обвинительного заключения, по которому расстреляли священномученика Сергия Мечева: «Ведёт работу по созданию подпольных т.н. катакомбных церквей». Ничего не напоминает? Выбор вот такой: вы в одной лодке с Христом и святыми или с Кайяфой, Дзержинским и Сталиным?

Вероучение Свидетелей Иеговы и их практики мне, скажем мягко, не близки. Они отрицают Божественную природу Христа и учение о Троице. Я полагаю, они заблуждаются. Это повод подебатировать, усилить нашу, христианскую, проповедь, усилить её как словами, так и добрым примером подлинно христианской жизни. Потворствуя забиванию идейных оппонентов в колодки, руководство РПЦ лишь показывает, что стало солью, потерявшей силу, которая ни к чему не годна, кроме как выбросить ее вон.

Иногда говорят, что Свидетели Иеговы — страшная секта, которая мошенничеством выуживает у старушек квартиры. Если есть реальные (а не мнимые) случаи мошенничества, их надо расследовать, но тогда надо расследовать и аналогичные случаи в РПЦ (о них тоже люди говорят). Достоверно известно, что Свидетелям Иеговы запрещено переливать кровь. Это, на мой взгляд, страшная ошибка, приводящая иногда к трагедиям, но повода для уголовного преследования я здесь не вижу. Кроме того, многие православные священники тоже рекомендуют не лечиться, а положиться на волю Божию, и на них никто дела об экстремизме не заводит.

 

Дарья Косинцева, автор блога «Меньше ада»

Симпатизирую ли я Свидетелям Иеговы как движению? Не особо. Считаю ли я их понимание христианства адекватным? Тоже нет. При том, что я уважаю и католическую, и протестантскую традицию. Считаю ли я, что Свидетелей Иеговы нужно признавать экстремистами и преследовать юридически? Определенно нет. Нужно ли вообще преследовать за экстремизм? Мне кажется — да, потому что разжигать ненависть, призывать к насилию — это заведомо провоцировать людей на правонарушения, и я бы на месте государства не хотела бы разгребать последствия. Но я лично какого-то разжигания в их деятельности не вижу, и получается, что «экстремизм» у нас стал подозрительно широк. Калечат ли Свидетели Иеговы психику граждан? Не исключаю. Я сама видела такие семьи, и определенно там свои сомнительные заскоки, типа неодобрения высшего образования. Но психику людей с тем же успехом могут искалечить и в каком-нибудь скрепно-имперской царебожной секте, и сомневаюсь, что они чем-то лучше Свидетелей Иеговы. А всякие псевдопсихологи и псевдоврачи в инстаграме калечат психику и здоровье граждан просто в промышленных масштабах, и всем наплевать. Может быть, там есть другой состав преступления, типа мошенничества, и они квартиры отжимают? Тогда мне было бы понятно. А пока я вижу провинциальную пару (Косинцева имеет в виду семейную пару иеговистов из Вилюченска, Елену и Михаила Поповых — «МБХ медиа»), которая читает и распространяет спорную интерпретацию Библию. Выглядит не слишком опасным для общества. Получается, что общественную опасность, как в анекдоте, ищут не там, где потеряли, а под фонарем, где светлее (в данном случае — где проще прижать простых людей, которые не будут сопротивляться). Поэтому мне кажется, что дело не в опасности для граждан, а в том, что государству не нравятся всякие «иностранные агенты» со своей структурой и финансами. Сейчас все будут говорить про «страшное непобедимое лобби РПЦ, которое забороло конкурентов», но я сомневаюсь, что кто-то бы слушал Церковь, если бы это не была прежде всего защита интересов власти. А шишки полетят в православие, конечно. Оно получит очередной репутационный удар на фоне Свидетелей Иеговы, которые после начала юридического преследования превратились из сомнительной секты в мучеников за веру.

 

Официальной позицией РПЦ по вопросу преследований Свидетелей Иеговы можно посчитать комментарий митрополита Илариона. Как сообщало ТАСС, в мае 2017 года, председатель синодального Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) заявил, что решение о запрете Свидетелей Иеговы «можно приветствовать». «Опасность не в том, что они извращают вероучение. Опасность в том, что это тоталитарная секта. Но я хотел бы подчеркнуть, что Церковь не принимала здесь какого-либо участия, к нам не обращались за консультациями», цитировало митрополита ТАСС.

В августе 2019 года лингвистические эксперты из ВятГУ, как сообщали местные СМИ, нашли экстремизм в цитате из «Ветхого завета», которая находится и в христианской Библии, и в Библии иеговистов. «Праведники наследуют землю и будут жить на ней вовек», гласит «радикальный» псалом 36:29.

 

Редактировал Семен Кваша

 

Источник

 

Комментарий RP: следует отметить, что со стороны крупнейшей религиозной корпорации в России о ее официальной позиции по поводу системных преследований Свидетелей Иеговы в течение ряда лет не объявлялось. Высказывания митрополита Илариона, упомянутые в материале, входят в ряд мнений священнослужителей и мирян, подобный вышеприведенному – не более того. Таким образом, формально со стороны Русской православной церкви ни осуждения инаковерующих, ни печалования по поводу их необоснованных преследований не звучало.

Одновременно, даже на примере небольшого опроса православных, хорошо заметно, насколько радикально противоположно у них отношение к иноверию и иноверцам, что, разумеется, могло бы вызывать сомнения, в данном случае, в их принадлежности к одному и тому же «православию». Тем не менее, опрос выявил несколько важных деталей, на основании которых можно предположить, что две такие проблемы, как молчание церкви о гонениях за веру и разница в отношении к этим гонениям в среде самих православных, - имеют внерелигиозную природу.

О недостоверности представлений о преследуемой религиозной организации свидетельствует, например, реплика о «тоталитарной секте» митрополита Илариона, который опираясь лишь на судебное решение, тут же оправдывает свою организацию, заявляя, что она здесь не при чем. О полном неведении или нежелании знать того, что исповедуют Свидетели Иеговы говорят мнения Игоря Мирошниченко и Всеволода Чаплина. Однако, эти три мнения объединяет строгое соответствие «программе», направленной на инкриминирование гонимому религиозному сообществу измышленных злодеяний.

В отличие от таких «программных» позиций мнение, например, Дарьи Косинцевой, выглядит несопоставимо более честным. Как и во влиянии любой религии, здесь тоже могут иметь место изуродованные судьбы, но значит ли это, что виновата религия? Да и, вовсе не обязательно абсолютизировать или критиковать некое другое вероисповедание, чтобы не заметить, что дело не в нем, а в неприязни властей к тому, что нельзя использовать по собственному усмотрению.

Поэтому церковь, пока она имеет непосредственное отношение к религии, официально не станет ни вступаться за гонимых, ни осуждать их: слишком по-разному относится к Свидетелям ее паства, утратить которую означало бы исчезновение. Тогда как единство мнений в православном сообществе стало бы возможным лишь в случае веры Богу, а не метания между нею и политическими трендами.