Регистрация / Вход

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и 2 зарегистрированных пользователей на сайте

Ресурсный правозащитный центр

РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии   Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info   

РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

 

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение     Социальный офис

СОВА Информационно-аналитический центр   Религия и Право Информационно-аналитический портал

Акции



НЕ МИР, НО МЕЧ?

Печать

Вольф ТАМБОВСКИЙ

...Давным-давно, в разгар перестройки, когда негосударственные вузы плодились как грибы, в одном из таких, ныне почивших в бозе, учебных заведений я преподавал историю мировой культуры. И в этом же университете один из ныне здравствующих крупных иерархов православной церкви читал историю религии. Времена были смутные: люди, полжизни положившие на борьбу с «религиозным дурманом», считали своим долгом засветиться в храме, неумело крестясь то левой, то правой рукой. Государство как бы заглаживало свою вину перед церковью — и подчеркнутое уважение к священникам считалось и признаком хорошего тона, и официальной позицией общества.
Наверное, поэтому как-то за чаем в преподавательской я и поинтересовался у своего коллеги, не слишком ли наглую формулировку использую я в своих лекциях, когда утверждаю, что «церковь — это религия в ее государственной форме». «В принципе, так оно и есть», — ответил мне иерарх.

 

 

Откуда есть пошло все

Закон РФ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», как читатели уже, наверное, знают, еще не принят Госдумой, но страсти вокруг него кипят уже давно и по всей стране. В дело вмешалась Общественная палата, Министерство культуры, Мосгордума, музейное сообщество, ведущие представители интеллигенции страны. И линия столкновения определена предельно четко: памятники культуры и истории, музейные ценности, архивы…

И только в одном крохотном уголке страны дело приняло совсем иной оборот! И только по той причине, что сам дух готовящегося закона, его идеология, его моральная подоплека оказались неприложимы к истории и действительности этого самого уголка.

Дело в том, что в пояснительной записке, сопровождающей закон при обсуждении, достаточно четко оговорена та нравственная позиция, из которой исходили его разработчики: необходимо вернуть все церковное имущество, изъятое после Великой Октябрьской социалистической революции. Ход мыслей понятен: национализация церковного добра, предпринятая советской властью в период «кавалерийской атаки на религию», по сути, была грабежом.

А поскольку владельцы всего этого — церковные организации православных, католиков, мусульман, иудеев, лютеран, буддистов и т.д. никуда не делись и никогда не запрещались, то вопрос правопреемства не стоит, а  возвращение им их имущества, отнятого почти сто лет назад, — это не только акт справедливости, но и акт восстановления законности. То же, что именно входит в упомянутое имущество, закон формулирует не слишком уклюже, но вполне понятно и достаточно четко: «Ст. 2. Основные понятия. Имущество религиозного назначения — недвижимое имущество: здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации»

И вот вам казус: на территории нашего региона нет зданий и сооружений, изъятых из законного владения церковных организаций после Великой Октябрьской социалистической  революции, и ни один из спорных объектов не является памятником истории и культуры ни одного из народов Российской Федерации. Конечно, можно ссылаться на то, что три века назад, при матушке Елизавете, немало жителей Кенигсберга и окрестностей написали прошения о предоставлении им российского гражданства, но тогда вопрос так и не был решен…

 

Заколдованное место — статус

Дальше — больше: все церкви, монастыри и прочая и прочая, чем на территории РФ пока еще владеют государство и муниципалитеты, с точки зрения своего правового статуса являются имуществом национализированным или, проще говоря, конфискованным. И если мы признаем конфискацию чего-либо незаконным, то и Конституция, и  законодательство допускают возврат неправомерно изъятого бывшим владельцам.

И снова наш регион — исключение, ибо досталось нам все то, что досталось, вовсе не путем конфискации отдельных объектов у отдельных владельцев, а по международным договорам. VI раздел Берлинских соглашений (известных также как Потсдамские) предельно ясно говорит о передаче СССР Восточной Пруссии в качестве компенсации за понесенные нами потери в результате развязанной не нами войны.

Иными словами, можете называть кирхи и соборы на территории области или военными трофеями, или репарациями, но в любом случае в идеологию нового закона и то, и другое как-то не вписывается. Церковь может предъявлять свои права на то, что когда-то строилось ее силами и на ее средства, а также использовалось ею в религиозных целях, но не церковь отвоевывала немецкие города, захватывала трофеи и добивалась права на репарации…

И уж совсем недопустимо в нашем случае говорить о «восстановлении исторической справедливости», ибо это напрямую ведет к пересмотру Потсдамских и Хельсинских соглашений и отторжению области от РФ. Честно говоря, на мой взгляд, областной Думе стоило бы обратить внимание своих московских коллег на то, какую юридическую бомбу они могут  заложить под российский эксклав на Балтике, и добиваться специальных, посвященных Калининграду, оговорок в законе. Но, видимо, не в этой жизни (в смысле — не при этом составе депутатов).

 И потом: а мы правильно делаем, когда говорим про все те же филармонию  и т. д. «здания религиозного назначения»? Для кого «религиозного назначения»? Для немцев до 1945 года? Но это был другой народ, в другой стране, живший под другой юрисдикцией и по другим законам. Они нам не указ!

А для калининградцев, для жителей нынешней страны, как бы она сейчас ни называлась, они, эти здания, были обгорелыми кучами кирпича строительного назначения и восстанавливали их люди изначально как учреждения культуры! Я утверждаю: ни минуты в этом государстве,  упомянутые строения «зданиями религиозного значения» не считались и не были.

Да, некоторым из них из эстетических и историко-архитектурных  соображений придавался вид, который они имели в чужом прошлом, но никакого отношения к функциям этих зданий он не имел. Чистая прагматика: проще восстанавливать на старых фундаментах и используя остатки стен.

Кто же мог подумать, что через пятьдесят лет этим внешним видом воспользуются в корыстных интересах — объявив восстановленные из ничего, и выстроенные, как объекты культуры, здания «объектами религиозного назначения»! Между прочим, в Калининграде много строений с башенками…

 

Спите спокойно, дорогой товарищ!

Впрочем, надо отдать РПЦ должное: понимая, с каким сопротивлением общественности она столкнется, церковь мягка и уступчива: вы нам только передайте филармонию, театр кукол, дискотеку и далее по списку, а мы никого и ничего не тронем, пусть работают, как работали… И естественный, казалось бы, вопрос: «А тогда зачем?» почему-то не встает. Возможно потому, что все происходит в большой спешке, правительство области реагирует на просьбы епархии с неприличной поспешностью, Дума трудится, как никогда за последние пять лет, — нет времени остановиться и подумать.

Хотя ларчик открывается предельно просто — тот же проект закона коротко и ясно устанавливает: «Передача религиозным организациям недвижимого имущества религиозного назначения осуществляется только после предоставления расположенным в них государственным (муниципальным) унитарным предприятиям, государственным (муниципальным) учреждениям служебных и производственных помещений, обеспечивающих их функциональную деятельность…». Подчеркиваю: только после! Сейчас еще можно отдать церкви и театр с куклами, и филармонию с оркестром и органом, а после принятия закона будет уже нельзя, вот и все. Кто нибудь из вас верит, что в ближайшее время мы с вами, то есть город, на наши деньги построит концертный зал для филармонии, здание детского театра и так далее?

Ну, хорошо, но ведь церковь обещала, что не будет мешать работе тех организаций, которые сейчас занимают спорные здания? Да, обещала. Пока обещала, ибо в том же проекте закона сказано: «…при необходимости перемещения государственных (муниципальных) унитарных предприятий, государственных (муниципальных) учреждений… срок передачи религиозным организациям соответствующего имущества может быть продлен до 6 лет со дня принятия уполномоченным органом решения о передаче имущества».

Иными словами, 6 лет филармония, театр (и далее по списку) еще попользуются своими помещениями, а потом… потом все по закону! Или, еще раз спрашиваю, кто-нибудь верит, что за шесть лет город построит все, что нужно для ублажения церкви? За наш с вами, разумеется, а не за церковный счет. Правда, РПЦ (еще раз повторю) обещает, что не будет трогать учреждения культуры, но любые обещания — это слова, а права на собственность — священны. Что будет, сменись нынешние церковные иерархи на тех, которые слова не давали? Кто знает…

 

Мала куча, крыши нет

И еще пара слов. Если не подозревать епархию в коварных умыслах, то вопрос «а тогда зачем», который здесь уже упоминался, встает во всей очевидности. Если на месте пустыря, или болота, или завода, встает храм — то мы абсолютно правильно говорим о духовности, о возрождении культуры, о национальных традициях… Но если на месте дискотеки появляется дискотека, на месте театра — театр, на месте филармонии — филармония, то о чем это говорит? Правда, РПЦ об этом аспекте нынешних перемен скромно умалчивает, но представители других конфессий, готовых приступить к дележке пирога, куда более откровенны: сопредседатель Совета муфтиев России муфтий Нафигулла Аширов: «Если религиозные организации будут владеть имуществом, то они станут независимыми от государства, так как власть потеряет рычаги давления. У общины будет владение, которое будет сдаваться в аренду для содержания общины». Председатель Конгресса еврейских религиозных общин и организаций России раввин Зиновий Коган: «Мы будем сдавать свободные площади в аренду» Ну, и так далее… А вы говорите «духовность»!

Но главная беда вовсе не в доходах — не так уж они велики. Гораздо хуже, что этот вопрос снова раскалывает общество, причем по нескольким линиям. Ладно бы только церковь и часть населения — нам не привыкать. Гораздо хуже, что все происходящее начинают использовать всякие ультра — и если посмотреть на комментарии под статьями, то обвинения в продаже Родины оптом и в розницу (т.е. Калининградской области — немцам) сыплются градом. На всякий случай и для особо патриотично настроенных, снова цитирую проект закона: «Ст. 7. Основание для отказа в передаче… д) заявление о передаче имущества подано иностранной религиозной организацией или представительством иностранной религиозной организации». Но эти, с обвинениями в государственной измене, только самая примитивная часть пробудившихся ультра, да и самая безобидная.

Гораздо хуже те, кто ставит вопрос так: давайте все побыстрее отдадим РПЦ, иначе у нас в области по закону все достанется католикам, лютеранам, баптистам… Да, эти конфессии тоже российские, да, они действуют на основании Конституции РФ и по российским законам и входят в них такие же российские люди, законопослушные налогоплательщики, но… немножечко второго сорта — и не дай бог, если им достанется что-нибудь, предназначенное для истинного православного.

И вот с этого момента начинается раскол общества по конфессиональному признаку: как только люди одной веры начинают считаться в чем-то лучше представителей другой, как только одни верующие получают привилегии за счет верующих по-другому, так сразу кончается светское государство и гражданский мир, а на горизонте появляется призрак религиозной войны. Это же катастрофа для страны, где действует несколько конфессий!

Честно говоря, я бы на месте калининградской епархии в первую очередь открестился бы от православных фашистов, ибо она не нуждается в таких защитниках своего дела. Но это я, а я невоцерковленный человек…

 

Источник: Калининград.ru

Добавить комментарий

Комментарии проходят премодерацию.
Рекомендуем вам пройти процедуру регистрации. В этом случае ваши комментарии будут публиковаться сразу, без предварительной модерации и без необходимости вводить защитный код.
   


Защитный код
Обновить

 Rambler's Top100